18+
четверг, 8 декабря
Политика

Будет ли Москва жить по законам шариата?

Продажность российского правосудия рождает самые радикальные идеи

  
346

24 апреля по телеканалу РЕН ТВ прошёл сюжет, вызвавший большой скандал. В нём исламский адвокат и общественный деятель Дагир Хасавов пригрозил, что Москву «зальют кровью», если кто-нибудь будет мешать мусульманской общине в столице вводить суды шариата.

«Мы у себя дома. Возможно, это вы здесь чужие, а мы у себя дома. Если кто-то будет против создания шариатских судов, мы зальем страну кровью, превратим Москву в мертвое озеро. Мы будем расширять эту сеть до размеров Арабского халифата. Все мусульмане должны быть объединены. Думаю, что Россия должна предоставить нам такую возможность», — заявил адвокат.

Хасавов также выразил мнение, что современная судебная российская система чужая для мусульман.

Эти провокационные заявления уже всколыхнули интернет-сообщество и вызвали реакцию известных политиков. Лидер «Яблока» Сергей Митрохин сегодня обратился в генпрокуратуру и суд с требованием возбудить уголовное дело по 282 «экстремистской» статье в связи с угрозой адвоката Дагира Хасавова «залить Москву кровью». Митрохин заявил, что Дагира Хасавова надо самого отправить в суд, но не шариатский, а российский.

В свою очередь Председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Московского патриархата Всеволод Чаплин не исключил возможности легализации в России судов шариата для мусульман. Об этом сообщила «Русская служба новостей».

«Не стоит ограничивать исламскую общину в возможности жить по своим правилам. Именно такой путь, я думаю, актуален в будущем и для России, и для Западной Европы. Но очевидно, что нельзя навязывать эти правила другим вне своей общины», — сказал клирик.

Как ни парадоксально, глава Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин наоборот высказался против введения законов шариата в светском государстве, каковым официально является Россия. По его словам, муфтияты и без того принимают посильное участие в разрешении споров между мусульманами.

Между тем, Хасавов уже попытался откреститься от своих заявлений. Его, дескать, не правильно поняли, и вообще виноват спровоцировавший его журналист.

Хотя ещё в феврале этого года Хасавов заявил, что в Москве и других городах России необходимо создавать шариатские суды, у которых должен быть статус третейских.

Прокомментировать ситуацию мы попросили старшего научного сотрудника Института социологии РАН, кандидата экономических наук, руководителя аналитического отдела Всероссийского центра изучения общественного мнения Леонтия Бызова.

«СП»: — В каких регионах России законы шариата стали уже частью повседневной жизни?

— Шариат частично узаконен в Чечне, где эти законы используются выборочно, и примерно на четверти территории Дагестана. Как известно, Дагестан очень пёстрая в национальном отношении республика, не все проживающие там народы готовы принять законы шариата.

«СП»: — Как это выглядит на практике? С какими проблемами люди обращаются в шариатский суд и как это сочетается с гражданским судом?

— Надо представлять, что законы шариата применяются там, где это исторически обосновано. В этих республиках очень сильна родо-племенная структура. Там существуют старейшины тейпов, от решения которых очень многое зависит. Старейшины и религиозные авторитеты выступают в этих регионах в качестве неформальных судей, применяющих закон шариата. Сфера его распространения — бытовые нарушения, воровство, проступки сексуального характера. Это сочетается с тем, что остальные нарушения закона разбираются в гражданских судах. Законы шариата как бы дополняют официальную судебную систему, используя традиционное неформальное право.

«СП»: — «Сексуальные проступки», о которых вы упомянули, на Кавказе считаются очень серьёзными преступлениями. Что может ждать того, кто совершил изнасилование или даже «оскорбительные сексуальные домогательства»?

— Примерно 90 процентов наказаний, которым сейчас подвергаются россияне по суду шариата, это публичная порка, побивание камнями. Ими обычно наказывают за не очень тяжёлые преступления. В остальных более серьёзных случаях «подсудимым» могут нанести тяжёлые увечья (отрубить руку) или попросту — убить. Это из серии законов кровной мести, которые, как вы понимаете, тоже не узаконены, но применяются вовсю. Причём не только непосредственно в отношении преступников, но и их родственников. Это очень типичная ситуация для общества, где действует родо-племенное право.

«СП»: — На ваш взгляд, угрожающее высказывание адвоката Дагира Хасавова о том, что нельзя мешать распространению шариатского суда в России, симптоматично? Экспансия исламского права уже на европейско-христианскую часть страны — это реальность?

— Неформальное право в России играет большую роль не только в мусульманском сообществе. Все мы сталкиваемся с ситуацией, когда наказать виновных по закону невозможно. Некоторые граждане берут «карательные функции» на себя. Доверие к гражданскому правосудию близко к нулю. Все прекрасно понимают, что за судебными разборками стоят системы интересов, людей засуживают, неизвестно за что. В Центральной России происходит попытка вмешательства Православной церкви в дела правосудия. Она тоже не прочь навязать свою систему оценок, во многом противоречащую гражданскому законодательству. Просто учитывая, что наше общество более вялое и атомизированное, все эти попытки ни к чему не приводят, ограничиваются словами. А более энергичное, сохранившее традиционные горизонтальные связи мусульманское общество, выстраивает свою систему права. Но только там, где эти связи сохранились. Скажем, в Татарстане, хотя большая часть его населения по статистике исповедует ислам, общество также сильно атомизировано. Поэтому проблему распространения законов шариата нельзя сводить к проблеме мусульманской экспансии. Это проблема слабости наших гражданских институтов.

«СП»: — Москва всё-таки исторически «не мусульманская» территория. Почему же дошло до того, что нам угрожают «залить всё кровью», если мы не разрешим мусульманам устраивать здесь суды шариата?

— Я не думаю, что в Москве когда-то введут законы шариата. Заявление Хасавова однозначно носит провокационный характер. Оно рассчитано на пиар-скандал. Большой город всё-таки очень сильно влияет даже на хорошо организованные замкнутые национальные общины. Диаспоры не могут не считаться с мнением окружающих. Помните, празднования мусульманских праздников с жертвоприношениями в своё время вызвали в Москве резко отрицательную реакцию жителей и сейчас этого гораздо меньше.

Никаких официальных законов шариата в столице не будет. А то, что мусульмане в рамках своей диаспоры будут придерживаться этих законов — такое происходит и сегодня.

«СП»: — Представьте такую ситуацию: коренному москвичу, у которого свои представления, чего можно, а чего нельзя делать, ухаживая за девушкой, понравилась, к примеру, дагестанка. А членам дагестанской диаспоры его ухаживания показались оскорбительными. То есть этот москвич тоже может попасть под «шариатскую раздачу»?

— Да, такие случаи бывают. Неформальный контроль за членами диаспор в Москве весьма силён. Но это касается в основном молодых диаспор, недавно обосновавшихся в Москве. У нас существуют азербайджанская и другие кавказские диаспоры, которые живут в столице уже не один десяток лет. Они абсолютно вписались в жизнь мегаполиса, и влияние на них неформальных законов того же шариата сильно ослаблено. Вряд ли они захотят, чтобы эти законы получили официальный статус. Кроме того, я думаю, что те из членов диаспоры, кто хочет из неё выйти и зажить обычной жизнью столичного человека, могут это сделать. Просто горизонтальные связи зачастую выгодны, так как они поддерживают на плаву тех, у кого проблемы с адаптацией в мегаполисе. Но эти проблемы обычно смягчаются через 5−7 лет.

«СП»: — На ваш взгляд, не провоцирует ли излишняя мягкость нашей судебной системы, при которой порой за убийство нескольких человек дают 5 лет тюрьмы, распространение законов шариата в России? Не получится ли в перспективе, что на том же Кавказе они в итоге вытеснят законы гражданские?

— Я не исключаю, что какие-то российские регионы будут полностью жить по законам шариата. Что касается нашей судебной системы, во многом перешедшей на европейские нормы, то я не считаю её слишком мягкой. Если посмотреть статистику, у нас сегодня в заключении находится очень много людей, едва ли не больше, чем во времена ГУЛАГА. Иной раз дают очень большие сроки по очень незначительным поводам. Гораздо важнее, что у нас никто не верит в справедливость работы официального правосудия. Это гораздо больше способствует распространению неформальных законов в стране.


25 апреля пресс-центр МВД РФ сообщил, что Министерство внутренних дел Российской Федерации изучает запись интервью адвоката Дагира Хасавова на предмет наличия призывов к разжиганию национальной розни и признаков экстремизма. С последующей процессуальной оценкой.

Соответствующие поручения даны руководством Министерства специалистам профильных подразделений ведомства.

Фото: EPA/ИТАР-ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня