Политика

Фантазии и бизнес-планы Медведева

Президент два часа общался в прямом эфире с корреспондентами пяти телеканалов

  
27

В четверг уходящий президент Дмитрий Медведев дал большое «прощальное» интервью корреспондентам пяти телекомпаний. Прежние интервью господина Медведева в прямом эфире отличались чопорностью: ему задавали взвешенные вопросы серьезные руководители трех телеканалов («Первый», ВГТРК, НТВ). Сегодняшний разговор получился вполне живым. Вопросы задавали от Первого канала Антон Верницкий, от ВГТРК — Анна Шнайдер, от НТВ — Алексей Пивоваров, от РЕН ТВ — Марианна Максимовская, от «Дождя» — Михаил Зыгарь. И это были вопросы вполне острые.

Но и господин Медведев не ударил в грязь лицом. Он был явно доволен собой, в ответах придерживался многословного, но уклончивого горбачевского стиля, и много шутил.

Господин Медведев сказал, что за годы его президентства Россия серьезно продвинулась по пути развития гражданских свобод: «Да, кому-то это движение кажется робким, а кому-то, наоборот, запредельным, типа не надо так далеко идти, и так все хорошо было. Но, на мой взгляд, мы продвинулись, и продвинулись серьезно».

Темпами диверсификации российской экономики президент остался недоволен: «У меня не было никаких иллюзий, что мы за четыре года откажемся от экспорта нефти, газа. Да это и неправильно, просто потому что мы действительно крупнейшая сырьевая страна и поставляем углеводороды в огромное количество государств».

Марианна Максимовская спросила, какова личная ответственность Рашида Нургалиева за реформу МВД. «Министр МВД несет полную ответственность за состояние дел МВД, также как и я. 7 мая все министры подадут в отставку», — ответил господин Медведев. Но уточнил, что «если за каждый проступок отправлять в отставку министра, система упрется в коллапс».

Президент высказался и по борьбе с коррупцией. «Сейчас о коррупции гораздо проще рассуждать, потому что любой такой случай можно поднять наверх. Опираться на социальных активистов можно и нужно. Только я бы не рекомендовал ни из кого не делать икону. Иногда за антикоррупционной риторикой стоит желание создать политический капитал», — бросил камень господин Медведев в огород Алексея Навального.

Алексей Пивоваров спросил, можно ли помиловать без прошения Ходорковского и Лебедева. «Согласно Конституции, должно быть прошение. Если президент возьмет и помилует кого-то без его прошения, то получится, что он нарушил его право на реабилитацию», — отрезал Медведев.

Пивоваров же спросил, как президент относитесь к людям, которые вышли на Болотную и на Сахарова. «Как президент, я ко всем гражданам страны отношусь хорошо. Те люди, которые вышли, чтобы продемонстрировать свою позицию, заслуживают уважения», — сказал президент.

Медведев, кроме того, пообещал вступить в «Единую Россию», рассказал, что голодовка в Астрахани — «голодные игры» — напомнила ему «посредственный американский блокбастер», и отказался комментировать процесс над Pussy Riot, чтобы не мешать следствию.

В конце почти двухчасового интервью Медведев высказался про свои «рокировки» с Владимиром Путиным и про тандем: «Я считаю, что всем нужно расслабиться, тандем — это надолго».

О том, какое впечатление произвело последнее интервью уходящего президента, рассуждает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин:

— Медведев вертелся, как уж на сковородке. Ему задавали вопросы, которые были ему не совсем приятны, и он использовал ответы не для того, чтобы ответить на вопрос, а чтобы попытаться разубедить Россию в своей неубедительности в качестве одного из лидеров страны. У Медведева, по-моему, нарциссизм в последней стадии. И общее ощущение такое, что его премьерство обернется новой кириенковщиной.

«СП»: — Почему вы так думаете?

— Медведеву совершенно безразлично, как соотносится произносимое им с реальностью. Для него реальность — это не то, что есть на самом деле, а то, что он произносит.

Судите сами. Его спрашивают, почему не отпустили Ходорковского. Ответ: мы повысили дисциплину судебной системы. Что такое дисциплина судебной системы — я не понимаю. Мы еще больше снизили процент оправдательных приговоров, который при Сталине был в районе 10%, а сейчас — устойчиво — меньше 1%. Мы поменяли «телефонное право», когда судье сообщали его решение по телефону, на «право флэшки», когда судье приносят текст приговора на флэшке.

Вообще, его оговорка «мы не фитюлька какая-нибудь» (президент отвечал на вопрос о реформе МВД, и намекнул, что способ Грузии — разом уволить всех полицейских — нам не подходит, — «СП») — это оговорка по Фрейду. Это он не про Грузию, а про себя, любимого, это главная тема его жизни в последние месяцы: я не фитюлька, я настоящий, я право имею…

«СП»: — А как вам намек на заинтересованность Навального, на то, что «за антикоррупционной риторикой стоит желание создать политический капитал»?

— Это круто. Правда, думаю, Медведеву лучше любого из нас известно, что обычный, не политический капитал, в России создается как раз коррупцией.

А дальше питерский юрист Медведев откровенно бравирует незнанием Конституции РФ. Он говорит, что по статье 50 Конституции помилование может быть только по прошению заключенного. На самом деле, в пункте 3 статьи 50 написано, что заключенный «имеет право просить о помиловании».

На месте декана юрфака Санкт-Петербургского университета, я бы исключил Медведева из списков выпускников на основании этого заявления. Потому что это — циничная безграмотность. А может, и хуже — демонстрация того, что закон — это ничто, потому что любое его, медведевское, заявление выше закона.

«СП»: — Что вас еще поразило в ответах президента?

— Говоря о своей «элегантной» сентябрьской рокировке с Путиным, Медведев объяснил, что это и есть демократия. А когда он говорил об отчаянной голодовке в Астрахани (я напомню, что против Шеина возбуждено 14 административных дел, граждан задерживали только за то, что они мимо него проходили), все эмоции, которые голодовка у президента России вызвала — воспоминания о «посредственном голливудском блокбастере». Такое впечатление, что главное для Медведева — американская культура, а не русская, что ему не о чем в России вспоминать, он весь в Голливуде.

«СП»: — О чем самом важном президента так и не спросили?

— Его не спрашивали о чем-то по-настоящему важном, а он — не отвечал. Он не сказал, как живет Россия, почему силовой и судебный произвол нарастают, почему нельзя найти справедливости. Это, по-видимому, не интересовало ни журналистов, ни господина Медведева. Если бы это интересовало президента, он мог бы, отвечая на любой вопрос, сделать короткое лирическое отступление.

Почему в 2011-м бюджет захлебывался от денег, нефть подорожала в мире на 40%, а реальные доходы населения в России упали? Даже Путин обратил на это внимание. А для Медведева, который готовится к премьерству, таких «мелочей» не существует. Он талдычит о каких-то бессмысленных принципах, строит какие-то конструкции.

«СП»: — Долго ли усидит Медведев в премьерском кресле, и что мы от него увидим?

— Посмотрим, как мы пройдем осень. Я понимаю, что есть «слив» о том, что Медведев просидит пять лет, а потом будет готовиться к новому старту. Но, на мой взгляд, все будет решаться осенью. И все будет определяться тем, какую политику будет проводить Путин.

Путин сейчас на очень четкой развилке. Продолжать делать то, что он делал последние 12 лет — значит меланхолично ждать, когда на очередной вечеринке в Белом доме Барак Обама обнимет его за плечи и скажет: «Друг Владимир, ты знаешь, Навальный подрос… Не бойся, мы все сделаем быстро и почти не больно».

Путин понимает, чтобы этого избежать, нужно заниматься развитием России. Для этого нужно приструнить своих друзей, и так или иначе поссориться с Западом. Потому что развивать Россию — это отбирать прибыль у западных корпораций, которые сегодня продают у нас свою продукцию.

А ссорится с человеком, в кармане которого лежит ваш бумажник — сложно. Для этого нужно, как минимум, этот бумажник прежде забрать. Так что у Путина — мучительный выбор. И Медведев назначен премьером на то время, пока Путин еще не может этот выбор сделать…

Другое мнение

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:

— На мой взгляд, самая главная задача этого интервью была — легитимировать Медведева в глазах чиновничества. Дескать, не волнуйтесь, в обиду новый премьер и руководитель партии вас не даст никаким Навальным, все будет как раньше.

Но учитывая факт, что российская бюрократия Медведева откровенно недолюбливает — этого, конечно, недостаточно. По сути, ни одна из трех групп, которым Медведев пытался подавать сигналы во время интервью — бюрократия, армия и православные фундаменталисты — завоевана им не была.

Долго ли пробудет премьером Медведев? Это вопрос не принципиальный. Принципиально другое. В России есть набор элитных кланов, которые должны рассесться в новой конфигурации. Есть набор больших лоббистских проектов, которые предполагают перераспределение огромного количества денег. Собственно, сейчас это три проекта, три куска пирога: новый этап приватизации, создание госкорпорации по освоению Сибири и Дальнего Востока, и Большая Москва. Эти проекты надо каким-то образом распределить между группами влияния — между членами «путинского политбюро».

И тут в чем проблема? Медведев из фигуры политической будет, очевидно, пытаться превратиться в бизнес-фигуру. В фигуру, которая влияет на реальные экономические решения. Он будет, видимо, выстраивать вокруг себя бизнес-империю из аффилированных бизнес-групп. Сегодня такие конгломераты есть вокруг Сечина, братьев Ковальчуков. Медведев в качестве премьера получит потенциальные рычаги для того, чтобы создать собственную группу — частично из игроков, которые раньше были в орбитах других элитных кланов. Но вопрос в том, насколько неконфликтно ему удастся это сделать.

Это главная интрига. Если Медведеву удастся ни с кем серьезно не поссориться, и в то же время получить свою часть влияния, он может просидеть премьером долго. Если же другие игроки воспримут Медведева, как слишком амбициозного игрока — именно на бизнес-поле — у Дмитрия Анатольевича могут появиться проблемы…

Фото: kremlin.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Самуйлов

Политолог, кандидат исторических наук

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня