18+
четверг, 8 декабря
Политика

Бойня в Хуле: кто давит на Обаму?

Трагедия в Сирии, возможно, стала побочным эффектом интриг вокруг иранской ядерной программы

  
41

В минувшие выходные резко обострилась обстановка в Сирии. В пятницу стало известно, что в сирийском населенном пункте Хула (провинция Хомс) под огнем артиллерии погибли 108 человек, среди них 49 детей. А в выходные на YouTube появились кадры с одной из центральных площадей Хулы — бесконечные ряды тел в саванах. На место ЧП немедленно прибыли наблюдатели ООН во главе с Эрве Ладсу.

Совбез ООН, по требованию Москвы, собрался в воскресенье на экстренное заседание, и единогласно осудил бойню в Хуле.

«Совбез самым жестким образом осуждает убийства десятков мужчин, женщин и детей, совершение которых было подтверждено наблюдателями ООН (…) в селении Хула неподалеку от Хомса, произошедшие в результате артиллерийского и танкового обстрела правительственными войсками жилых районов», — говорится в заявлении СБ ООН.

Правительство Сирии обвинения отвергает. «Убийство женщин, детей и стариков — это не то, чем славится героическая сирийская армия», — заявил в Дамаске официальный представитель МИД Сирии Джихад Макдеси. А сирийский посланник в ООН Башар Джаафари возложил ответственность за произошедшее на «вооруженные террористические группы», то есть вооруженную сирийскую оппозицию.

Россия на заседании СБ также заявила, что события в Хуле могут быть провокацией против режима Башара Асада. Зато Запад не сомневается, кто устроил бойню. Британский постпред при ООН Марк Лайалл Грант заявил журналистам после заседания Совбеза, что пришло время «предпринять следующие шаги» в отношении Сирии, ужесточив санкции.

Что ждет Сирию, рассуждает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

«СП»: — Евгений Янович, означает ли позиция Запада, что Сирия находится в шаге от вторжения в нее союзнических войск НАТО?

— Говорить о вторжении можно, если только понятно: вторжение кого, зачем и за чей счет? Если президент США Барак Обама за каким-то дьяволом хочет развязать перед выборами войну, думая, что тем самым он поднимет свой рейтинг — он ее, безусловно, развяжет. Будь это война с Сирией, Китаем или Буркина Фасо. Но смысл этого действия туманен, ибо таким образом Обама сильно поможет Митту Ромни.

Европейцам же воевать не на что, Европа почти банкрот. Когда мы говорим о банкротстве Греции, или полубанкротстве Италии, надо понимать, что война в Ливии исчерпала и европейские боеприпасы, и европейские деньги. Зачем она была нужна — сегодня никому непонятно: Саркози в результате так и не стал президентом. И это тоже хороший урок.

А ведь война в Сирии обойдется намного дороже кампании в Ливии. Сирия — это серьезная армия, а любое вторжение чрезвычайно сплачивает тех, на чью территорию вторгаются.

«СП»: — О чем говорит бойня в Хуле?

— О том, что гражданская война в Сирии приобретает более острый характер. Это неудивительно, учитывая, какие деньги в нее вложены. В Сирию вкладываются сотни миллионов долларов — не в нормализацию ситуации, а в ее раскачивание. Это видно из того, какие обещания даются, например, Сирийскому национальному союзу, лидерам системной и несистемной оппозиции. «Друзья Сирии» говорят о вложении в 500 миллионов долларов на конференции стран-доноров, арабский мир — еще примерно о 400 миллионов.

Итого — в Сирию вкладывают 900 миллионов долларов, а на эти деньги в страну можно много чего завезти. Скажем, оружие в Сирию идет на деньги Катара и Саудовской Аравии, в том числе, через Ливан. Боевики инфильтруются через тот же Ливан, а также через турецкую границу. На так называемое «лечение» в больницы и пансионаты Иордании в большом количестве прибывает ливийская «Аль-Каида», и прочие ливийские исламисты — опять же, за катарские деньги. И какого мира после этого можно ждать?!

«СП»: — Позиция России в данной ситуации — правильная?

— Мы сможем определить это лет через 100, когда проявятся все результаты ситуации. Исходя из точки зрения руководства страны, которое напоролось на ливийскую ситуацию, что называется, в полный рост, действовать как в Ливии было бесполезно. Поэтому мы экспериментируем с новым подходом.

Он, с одной стороны, не втравливает нас напрямую в гражданскую войну в Сирии, как это было бы в советские времена. При СССР наши войска ПВО уже бы выгружались во всех сирийских портах, и уже бы шли зачистки сирийской оппозиции с помощью тогдашнего КГБ. Мы сейчас этого не делаем, в Сирии нет ни одного нашего человека, который воевал бы на стороне правительственных войск.

Одновременно мы не занимаемся деятельностью по подкачке «Аль-Каиды» на сирийском фронте, которой зачем-то занимаются наши американские и европейские коллеги. На самом деле, они строят новый халифат для ваххабитских монархий — саудовской и катарской, с серьезнейшей поддержкой «Аль-Каиды».

"СП": — Зачем это им?

— Есть идея, что они с исламистами договорятся против всех остальных. Ну, в таком случае будем ждать новых 11 сентября — только нам это зачем?! В Сирии нет оппозиции, которая была бы светской, демократической и озабоченной соблюдением прав человека. Ее нет, не было и не будет ни в одной арабской или африканской стране. В этих странах всегда идет кровавая резня и мешанина, в результате которой одних мерзавцев сменяют другие — и гораздо худшие.

Почему, спрашивается, мы должны стоять на стороне этих гораздо худших? Они что, не убивали нас в Афганистане, в Чечне? В этом плане российская позиция вполне логична: зачем помогать своим врагам, они не станут от этого нашими друзьями.

«СП»: — Как будет развиваться сирийская ситуация в ближайшее время?

— Гражданская война всегда развивается по сценарию «кто кого». Может ли Асад уцелеть? Может. Могут ли его добить, например, организовав заговор в ближайшем окружении за бешеные деньги? Могут. После этого, правда, Сирия прекратит существование — с огромной степенью вероятности и с большой резней. Словом, возможны все варианты, кроме хорошего…

Другое мнение

Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России:

— Думаю, определенные силы на Западе не смирились с ситуацией в Сирии. В какой-то период было очевидно, что агрессия против Сирии провалилась, и выборы были пиком торжества сирийского режима. На этот период было ощущение, что Саудовская Аравия, и стоящие за ее спиной Соединенные Штаты, признали свое поражение и оставляют без поддержки сирийскую вооруженную оппозицию. Турки искали путей для выхода из сирийской ситуации без потери лица. Катар предлагал Ирану также выйти из сирийской авантюры, и взамен начать сотрудничество по разработке нефтегазовых месторождений на шельфе в Персидском заливе.

Но, судя по всему, интриги продолжаются. Это следует связывать с очень сложными переговорами по ядерной программе Ирана, которые идут сейчас в Багдаде и, видимо, будут продолжены в Москве. Их промежуточный результат — Запад отказывается принять иранские предложение в обмен на снятие санкций.

Судя по всему, активизация в Сирии также связана с системным давлением. Всю дорогу в период, предшествующий переговорам в Багдаде, Израиль пытался лоббировать срыв переговоров, вбивая клин между всеми шестью участниками переговорного процесса. Думаю, в связи с этим в Сирии, по другой линии, активизировались усилия тех, кто поддерживает вооруженную оппозицию.

Словом, процесс не закончен. Силы, которые все еще стремятся развязать большой конфликт в регионе, не отступились, не признали, что на этом участке фронта Тегеран выиграл при поддержке Москвы и Пекина. Поэтому большой конфликт евразийского масштаба, на мой взгляд, неизбежен. Вопрос только в том, начнется ли он с Ирана, или переместится в Центральную Азию, и будет иметь своей главной точкой давления Китай.

Здесь есть вариации. Израиль хотел бы начать с Тегерана, а США явно хотят начать работу по окружению, изоляции и подрыву Китая. Тегеран в этом случае американцы оставят в покое, потому что не могут разбрасываться. Возможно, американцы даже хотят привлечь Большой Ближний Восток — в качестве потенциального союзника для изоляции Китая.

С чего начать — вопрос сложный и диалектический. Думаю, на многое ответят выборы Барака Обамы: в случае его избрания на второй срок Израиль потеряет способность оказывать прямое давление на американского президента…

Из досье «СП»

В феврале 2012 года тогдашний президент Франции Николя Саркози объявил о создании «Группы друзей сирийского народа» — неофициальной коалиция противников Башара Асада. Идею поддержали США, Саудовская Аравия и ее союзники по Совету сотрудничества арабских государств Залива — ССАГЗ. Первоначально в «Группу друзей» входило около 60 государств, сейчас — около 80.

1 апреля конференция «Группы друзей Сирии» в Стамбуле признала оппозиционный Сирийский национальный совет (СНС) «единственным легитимным представителем сирийского народа» и решила создать рабочую группу для выработки санкций против режима Башара Асада, а также фонд по поддержке сирийской оппозиции.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня