18+
вторник, 6 декабря
Политика

Рубль уходит в пике

Падение цен на нефть — наказание России за несговорчивость в проблеме с Сирией?

  
45

В первый день лета цена на нефть опустилась ниже психологически важной планки — 100 долларов за баррель. Таким образом за последний месяц «чёрное золото» потеряло около 17 процентов стоимости. Абсолютно предсказуемо одновременно происходит резкое удорожание доллара и евро по отношению к рублю. Сегодня за один «зелёный» дают уже 34 российских рубля. В то время, как ещё несколько дней назад соотношение колебалось возле отметки 1:30. Всё вместе это заставляет вспомнить кризис 2008—2009 годов. Мало того, учитывая насколько сильно зависит наша экономика от нефтедолларов, напрашивается аналогия с концом 80-х годов, когда, как считают многие эксперты, рукотворное снижение цен на нефть добило СССР. Если получилось тогда — почему бы не повторить подобное вновь?

Так какие же скрытые механизмы стоят сегодня за обесцениванием нефти? Это стихийно развивающийся рыночный процесс или результат целенаправленного влияния на цену основного экпортного товара нашей страны с целью создания в ней непреодолимых экономических проблем? Допустим, в качестве наказания России за несговорчивость в решении проблем с Сирией?

— Желание надавить на Россию у Запада, безусловно, есть. Но мировая экономика сегодня — очень сложный институт, которым не так просто манипулировать, — считает старший научный сотрудник Института социологии РАН, кандидат экономических наук Леонтий Бызов. — Даже правительства крупнейших стран не всегда в состоянии не только нивелировать отрицательные последствия кризиса, но и предсказать основные его этапы. С 80-х годов, когда инструменты влияния на мировые нефтяные цены были значительно сильнее, и американская политика при Рейгане была прямо направлена на снижение мировых цен на нефть, чтобы «дожать» СССР, ситуация изменилась. Теперь у США возможностей гораздо меньше. Но их усилия всё же могут принести краткосрочный эффект. Сейчас падение цен на нефть примерно на две трети связано с совпадением обстоятельств, и где-то на треть обусловлено стремлением сделать Россию сговорчивей по Сирии, по вопросам американской системы ПРО и тому подобным вопросам.

В большей степени падение цен на нефть связано с кризисом в еврозоне, который предрекает длительную экономическую депрессию в Европе и, соответственно, падение потребления углеводородов. Естественно, что фьючерсные цены начинают падать. Шансы на то, что ситуация в Европе стабилизируется, остаются. Но их уже меньше 50 процентов. В любом случае цена на нефть в обозримом будущем вряд ли превысит отметки в 105−110 долларов.

«СП»: — Тогда можно поговорить о другом. Очевидно, что пока наша власть не слишком обеспокоена падением рубля. Во всяком случае, Центробанк не сильно сопротивляется этому процессу. Возможно потому, что при слабом рубле легче выполнять те бесчисленные социальные обязательства, которые Путин навыдавал перед выборами??

— Падение рубля, как известно, в определённой степени даже выгодно нашей экономике, оно стимулирует производство экспортноориентированных компаний. Поэтому власти пока достаточно спокойно относятся к падению курса рубля, и интервенции Центрального банка умеренные. Действительно, есть даже впечатление, что эта ситуация в целом устраивает Кремль.

«СП»: — Что же всё-таки стало главным фактором ослабления рубля?

— Цены на нефть оказали существенное влияние на рубль, но ещё больше повлияли общие панические настроения инвесторов. Неопределённая ситуация в еврозоне заставляет их «бежать в доллар», избегать инвестиций в нефть. Вместе взятое это и приводит к наблюдаемым процессам.

Ещё в марте, когда рубль стоял достаточно высоко, многие эксперты предсказывали, что в июне начнётся его падение. Как видите, они ошиблись всего на несколько дней. Впрочем, такой ход событий было легко предвидеть — рубль неестественно укрепляли вопреки его реальной покупательной способности.

— Нефтяные цены — субстанция управляемая. Это стало очевидно ещё в 1983 году, когда США запустили фьючерсную торговлю на нефть, — говорит генеральный директор фонда «Национальной энергетической безопасности» Константин Симонов. — Сегодня уже практически вся нефть, которая торгуется на рынке — это «бумажная нефть». Она покупается не для того, чтобы получить её фактически, а для того, чтобы попытаться заработать на ценных бумагах. Практически все мировые сделки по нефти не доводятся до исполнения. Кто является основными игроками на этом рынке? Различные инвестиционные, пенсионные и прочие фонды США, которые обладают основной ликвидностью. Проще говоря — у кого деньги, тот и задаёт тон на рынке торговли нефтью. Поэтому США сегодня для понижения цен на нефть даже не нужно, как это произошло в 80-е годы, увеличивать количество добываемой в мире нефти. Манипулируйте денежной массой — и в итоге добьётесь нужного результата.

«СП»: — Можно ли сказать, что США намеренно сбивают цены, чтобы сделать Россию сговорчивей в вопросе по Сирии?

— Всё же ценовое оружие — вещь достаточно тонкая. Не думаю, что прямо сейчас против России оно применяется. Будем откровенны — позиция России на Ближнем Востоке не очень интересует Запад. Вряд ли мы поможем Сирии, если страны Запада решат начать вторжение. Наше вето в Совбезе никого не остановит. Никакого международного права нет, «ялтинский» мир давно развалился. Сейчас главная проблема в том, что никто в НАТО не хочет влазить в этот конфликт. Единственный вариант — Турция. Надо убедить турков взять на себя все потери, потому что США не готовы накануне избирательной компании получать гробы с Ближнего Востока.

Поэтому падение цен на нефть никак не связано с нашей позицией по Сирии. Главная причина — ожидание новой волны кризиса, которая может начаться уже осенью. По ценам на нефть мы, кстати, вышли, на предкризисный уровень 2008 года.

«СП»: — До каких пределов могут в кризис упасть цены на нефть? Устоит ли наша экономика в итоге?

— Если мы посмотрим объективно на ситуацию — цена на нефть не может быть низкой долго. Мировые тренды показывают, что энергоносители в среднесрочной перспективе будут дорогим товаром. Но это не означает, что цена на нефть не может на какое-то время опуститься до отметки кризиса 2008−2009 годов. То есть до 60−70 долларов за баррель. Потом высокая цена на нефть вернётся. Весь вопрос — сколько мы выдержим? Продолжительность кризиса — вещь малопредсказуемая. У нас есть определённая финансовая «подушка безопасности», но она достачно сильно сдулась от первой волны кризиса.

«СП»: — На сколько может хватить России того, что осталось от «подушки»?

— Я думаю, на полгода хватит денег. Будут вливать их в экономику, создавая искусственный спрос на продукцию того же «Уралвагонзавода». Если кризис затянется — придётся, как минимум, урезать расходы на социалку и оборону. А что будет дальше… никто в мире ещё не научился предсказывать глубину падения мировой экономики.

Мнение генерального директора Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрия Орлова:

— Конечно, определенные механизмы, позволяющие искусственно менять курс чьей-то национальной валюты существуют. Но в нынешней российской ситуации я их не вижу. Здесь мы наблюдаем действие фундаментальных факторов. К тому же рубль упал не так, как реал и валюты других развивающихся рынков. Также я считаю, что прогнозы, будто сейчас все будут продавать рубль, не соответствуют действительности — по этой цене его будут очень интенсивно покупать. И в итоге, я думаю, что рубль, конечно, будет девальвирован по отношению к уровню, например, месячной давности, но в ближайшее время курс доллара вернется в район 32 рублей.

«СП»: — Тогда что послужило спусковым механизмом для такого резкого увеличения курса доллара и евро?

— Здесь сыграл целый ряд объективных факторов: ухудшение экономической ситуации в Европе, нестабильная ситуация в США, отсутствие достаточного спроса на нефть в Китае, нестабильная динамика промышленного производства в самой России. Естественно, все это не очень благоприятно влияет на ситуацию. Падение курса рубля, курса РТС и снижение цен на нефть являются взаимосвязанными явлениями. Убежден, что сейчас российский фондовый рынок уже вблизи дна, и нас ожидает рост. Рая не будет, но отскок в обратную сторону, по мнению фондовых аналитиков, произойдет уже в ближайшее время. А рубль не ослабнет, а укрепится.

«СП»: — Если говорить об искусственных мерах влияния на курс чьей-то национальной валюты, то каковы они?

— Какой-нибудь Фонд Сороса или Фонд Баффета, если бы они задались целью дестабилизировать российскую валюту, могли бы консолидировать с этой целью очень значительные ресурсы. Как это уже происходило в прошлом, когда Баффет успешно сыграл против фунта. Говорить о том, что какие-то крупные игроки специально играют на понижение рубля, исходя из своих целей, можно было бы, если бы не было фундаментальных факторов. Но сейчас я такой игры не вижу.

Кроме того, думаю, что курс рубля уже близок к тому пределу, когда в дело вмешается Центробанк. Известно, что существует определенный рубеж, после пересечения которого курсом бивалютной корзины, он вступает в игру. Это специальный механизм удержания курса рубля. Как только стоимость бивалютной корзины перейдет определенную грань, Центробанк будет выбрасывать по 500 миллионов долларов при падении курса рубля на каждые пять копеек. Естественно, меры такого масштаба стабилизируют рынок. Но я думаю, что он стабилизируется и без этого уже в ближайшее время.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня