Политика

Правозащитники бегут от нового президента

В президентском Совете по правам человека скоро некому будет работать. Его усилия просто не востребованы властью

  
17

8-го июня еще два члена президентского Совета по правам человека заявили о своем выходе из состава этого совещательного органа при главе государства. Это решение приняли главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов и член координационного совета Союза комитетов солдатских матерей России Ида Куклина. Напомним, что с декабря 2011-го года о своем выходе из Совета заявили больше десяти человек: это правозащитница Ирина Ясина, журналистка Светлана Сорокина, член правления Института современного развития Александр Аузан, руководитель Центра этнополитических и региональных исследований Эмиль Паин, журналист Леонид Радзиховский, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, руководитель Центра развития демократии и прав человека Георгий Джибладзе, директор Института гуманитарного развития мегаполиса Татьяна Малева, директор российского отделения Transparency International Елена Панфилова, председатель организации помощи беженцам «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина и политолог Дмитрий Орешкин. Таким образом, за полгода Совет при президенте лишился 13 членов, работу продолжают 27 человек.

Уход некоторых участников Совета носил демонстративный характер. В частности, Ирина Ясина и Светлана Сорокина причиной своего выхода назвали «фальсификацию итогов выборов в Государственную думу и грубую расправу над участниками протестных митингов». «Три года работы совета при президенте Медведеве убедили нас в том, что уважение прав и свобод граждан России не являются приоритетом в деятельности российского президента и его команды» — было сказано в их совместном заявлении. Дмитрий Орешкин и Светлана Ганнушкина также объяснили свое решение нечистоплотностью президентских выборов и сомнениями в легитимности нового главы государства.

Несмотря на понесенные потери, 7 июня президентский Совет по правам человека завершил экспертизу закона об ужесточении наказания за нарушения на митингах и пришел к выводу, что он противоречит российской Конституции. «Главный порок закона состоит в том, что он, по сути, предполагает криминализацию процедуры использования базового конституционного права — права собираться мирно», — говорилось в заключении Совета.

«Мы рассчитываем на то, что глава государства примет во внимание позицию наших экспертов по данному вопросу», — сказал председатель Совета Михаил Федотов.

Чтобы узнать о причинах выхода из Совета при президенте страны, мы связались с членом координационного совета Союза комитетов солдатских матерей России Идой Куклиной:

— Причин много, но главная состоит в том, что я просто больше не нахожу для себя возможности работать в этом органе. Мой уход был запланирован уже давно: в первый раз я сообщила о своем желании Михаилу Александровичу Федотову еще в феврале 2012-го. Но он уговаривал меня остаться в Совете до осени. Не знаю, какие были у него соображения на этот счет, но я чувствовала себя в таком подвешенном состоянии очень неуютно и решила, что лучше я уйду сейчас.

«СП»: — Под влиянием каких причин у вас появилось желание покинуть Совет?

— Отчасти это связано с политическими событиями, произошедшими в тот период, но сказалось не только это. Два срока я с Путиным уже отработала — по-моему, хватит.

«СП»: — А что вы можете сказать об эффективности работы Совета?

— За время работы с Путиным мы решили только один вопрос, причем за счет явного нарушения мной протокола заседания. Речь идет о повышении пенсий солдатам, воевавшим в Чечне и ставшими инвалидами первой группы. Ребята, ушедшие воевать в 18 лет, не имели ни накопительной, ни трудовой части, а только страховую. Поэтому так получилось, что эти инвалиды получали наименьшую пенсию в России и оказались в очень уязвимом положении. В конце концов, повышение пенсий было одобрено указом Путина, но на это понадобилось 3 года, две резолюции разным премьер-министрам и нарушение протокола на заседании с моей стороны.

Что касается работы при Медведеве, то я не могу сказать, что она была непродуктивной, скорее, наоборот. Все четыре наших предложения были успешно приняты. Это касалось признания солдат, воевавших в период 5-дневной войны, ветеранами боевых действий, они получили командировочные за, кстати, незаконный вывод их за границу. Была восстановлена комиссия по розыску пропавших без вести, пленных и интернированных. Еще какие-то инициативы были начаты, но пока не завершены.

«СП»: — Вы удовлетворены характером и результатами этой работы?

— Среди моих коллег по Совету у меня очень много друзей, позиции которых я понимаю и разделяю, чьи-то позиции я не разделяю, но это совершенно нормальная рабочая обстановка. Я надеюсь, что те, кто в дальнейшем будут являться членами Совета, будут продолжать защищать права человека и содействовать развитию гражданского общества в России. У меня есть свои сомнения по этому поводу, но надежда умирает последней.

«СП»: — Как сегодня вы оцениваете ситуацию с соблюдением прав человека в России?

— Необходимо сказать, что проблема соблюдения прав человека сейчас приобрела глобальный характер, и мы идем в русле глобальных тенденций. Для России проблема прав человека становится центральной для выживания страны и обеспечения ее безопасности. Это неразрывная цепочка: через соблюдение безопасности отдельного человека мы идем к безопасности общества и дальше — к безопасности всего государства. Но не надо думать, что у нас в стране ситуация хуже, чем во всем мире. Сейчас идут глобальные перемены, оценка которых еще только начинает брезжить в умах теоретиков и политиков.

Если отвечать на вопрос прямо, то плохо у нас с правами человека, плохо с правами военнослужащих, которые по-прежнему нарушаются в огромных масштабах. На последнем заседании по военной реформе, которое состоялось в Совете 27-го марта, мы поставили один из кардинальных вопросов. Мы призвали к внесению поправок в бюджетный кодекс Российской Федерации, которые обеспечили бы открытость расходов оборонного бюджета в части, касающейся прав военнослужащих. Такой открытости заслуживает практически каждое направление бюджетного финансирования. Нам мешает то, что у нас закрытая страна.

«СП»: — Накануне президентский Совет по правам человека вынес заключение, что новый закон о митингах противоречит Конституции России. Какова ваша позиция по этому вопросу?

— Я полностью поддерживаю это решение и считаю новый закон о митингах совершенно неприемлемым по тем причинам, которые приведены в самом заключении.

«СП»: — Сторонники нового закона апеллируют к европейскому опыту, подчеркивая, что там наказание за правонарушения при проведении массовых мероприятий гораздо строже, чем сегодня в нашей стране.

— Я думаю, что прежде чем, указывать на европейский опыт, надо сначала хорошо разобраться с тем, как там работает эта система, и простые цифры здесь совершенно ни о чем не говорят. Вопрос в том, что делает каждый человек. Смешивание административного и уголовного правонарушения, приравнивание митингов и шествий к уголовному преступлению является вообще нонсенсом. Это то передергивание, которое каждый раз используется при принятии тех или иных законов. Давайте вспомним недавнюю идею, что молодые люди должны сами приходить в военкомат, в противном случае перед ними возникает угроза оказаться в тюрьме. Это идиотизм того же порядка, это просто защита действующей власти.

«СП»: — Многие из членов президентского Совета, покинувшие его до вас, обосновали свое решение несогласием с тем, как прошли выборы в Госдуму и президента, она заявляли об их нечистоплотности и неуважении к правам и свободам граждан России. Вы солидарны с ними?

— В отношении прошедших выборов я, конечно, на стороне того большинства, которое вышло на Болотную площадь. Честных выборов у нас нет. Могу рассказать случай, недавно произошедший со мной: я была на слушаниях в Госдуме и поразилась тому, насколько атмосфера в Думе отличается от периода середины 90-х годов. Сейчас там нет людей со стороны, нет независимых организаций, которые могли бы прийти и обсудить какую-то ситуацию. Зато я увидела совершенно потрясающую вещь: около малого зала Думы вывешена огромная инсталляция, на которой написано «За развитие исторических традиций сотрудничества исполнительной и законодательной власти в России». Меня это совершенно поразило. Мы все прекрасно знаем, каковы эти традиции, и в чем выражается это сотрудничество: Кремль нажимает на кнопку — «Единая Россия» голосует. А нам говорят о европейском опыте и больших штрафах в странах Запада. У нас это все будет работать совершенно иначе — конечно, я против нового закона о митингах.

«СП»: — Какова текущая обстановка в президентском Совете? Насколько там напряженная атмосфера, и не следует ли нам ожидать новых выходов из его состава?

— Комментировать этот вопрос с моей стороны было бы некорректно. Во-первых, я уже давно не была в Совете, во-вторых, каждый человек сам для себя решает, продолжать ли ему работу в этом органе или нет.

«СП»: — Каковы теперь ваши планы на будущее?

— Я собираюсь написать статью по проблемам прав человека в мировой экономике и политике, кроме того, до тех пор, пока у меня будут силы, я буду продолжать свою работу в Союзе комитетов солдатских матерей.

На снимке: уполномоченный по правам человека в России, президент Паралимпийского комитета России Владимир Лукин (слева) и председатель Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов (справа) на расширенном заседании президентского Совета по правам человека.

Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня