Политика

Мирного договора с Японией не будет?

Медведев приехал на Южные Курилы и пообещал вкладывать в них деньги

  
48

Премьер-министр Дмитрий Медведев вновь прилетел на Курильские острова. Его самолет приземлился на крупнейшем острове южнокурильской гряды, Кунашире. Прошлый визит, в статусе президента России господин Медведев совершил в начале осени 2010 года под бурные протесты Японии, которая до сих пор считает Южные Курилы своей территорией, входящей в префектуру Хоккайдо. На этот раз открытых массовых протестов и демонстраций не было. Однако посла России в Токио Евгения Афанасьева вызвали в японский МИД, где ему выразили протест. Министр иностранных дел Японии Коитиро Гэмба назвал визит Медведева «ушатом холодной воды» для российско-японских отношений.

Главу кабинета министров сопровождают вице-премьер Ольга Голодец, министр по делам Дальнего Востока Виктор Ишаев, министр регионального развития Олег Говорун и сахалинский губернатор Александр Хорошавин. Перед прилетом Дмитрий Медведев заявил: «Считаю крайне важным посещение членами правительства Российской Федерации Курил. Мы занимались этим до этого, и эта практика будет продолжена, естественно, новым составом правительства».

За время между визитами федеральное правительство приняло решение о дополнительном выделении 16 млрд рублей на развитие Курильских островов. До этого, с начала существования России как отдельного государства, Москва дважды принимала решение о финансовой поддержке региона. Так, по первой федеральной целевой программе, рассчитанной на 1994−2005 годы, вместо запланированных 14,8 миллиардов рублей острова получили всего 3,1 млрд рублей за 10 лет. Вторая целевая программа, на период 2006—2015 гг. г. и стоимостью 15 млрд рублей, была несколько успешнее. Во всяком случае, на профильных заседаниях официальных органов регулярно докладывается о фактическом выделении денег из федеральной казны с опережением графика.

Во что же вкладываются эти средства? Что изменилось в жизни местных поселенцев, с тех пор, как в середине 1990-х годов почти 70% ее жителей, по данным опросов, выступали за присоединение к Японии?

Официально после визита Медведвева в 2010 году сообщалось о начале строительства военных объектах на затерянных в океане клочках суши. Однако еще в советское время несколько курильских островов — Шумшу, Онекотан, Симушир и другие — были заселены исключительно нашими военными. Теперь они полностью обезлюдели. Стал малолюдным и весь регион. По сравнению с пиком человеческой активности в 1989 году, когда по данным всесоюзной переписи здесь проживали 29,5 тыс. человек, население значительно сократилось. Сегодня курильцами себя называет только 18,7 тыс. человек. Но заселены из 30 островов только четыре: Парамушир, Итуруп, Кунашир и Шикотан. Только Парамушир относится к Северной гряде. Все остальные острова южные. И поэтому с передачей спорных территорий Японии тоже стали бы ничейными, то есть спорными. Ведь свои претензии на четыре острова, со львиной долей населения региона, наши соседи в основном обосновывают тем, что Россия сама не использует эти земли.

Чтобы сбить накал японских протестов, в феврале 2011 года Россия приняла решение об усилении обороны Курил бригадой ПВО, а также подвижным береговым ракетным комплексом с противокорабельными ракетами «Яхонт».

— Но никакого смысла в накачивании военного присутствия в этом районе для нас вообще нет, — говорит посол России в Японии в 1996—2003 годах Александр Панов.

«СП»: — Для чего же тогда правительство стремится все ярче обозначить наше военное присутствие на Курилах?

— В 1970 годы СССР вбухал колоссальные средства в создание военной базы в этом районе. Однако деньги были потрачены зря. Никакого военного доминирования или увеличения влияния в регионе это нам не дало, поскольку США и Япония создали мощную военно-морскую базу на северо-востоке Хоккайдо, что нейтрализовало наши усилия. Так бесполезной растратой колоссальных сумм закончилось наше желание показать свой кулак в момент растущего противостояния Японии с Китаем. Большая часть построенного тогда для военных была попросту брошена и пропала. А то, что есть — аэропорт и взлетно-посадочная полоса, проложенная по могилам японских военных, очень низкого качества была тогда, а сейчас и подавно, и обрывается прямо в море. Я бывал там, плачевное впечатление — и это главный остров, Кунашир.

«СП»: — С чем связано отсутствие со стороны японцев бурного протеста на этот раз?

— До нынешнего вылета Дмитрия Медведева, Япония выразила опять свою неудовлетворенность по дипломатическим каналам. Наш МИД опять ответил в духе «Едем куда хотим». Сегодня, конечно нет таких бурных антироссийских массовых демонстраций, как в прошлый раз. Во многом это связано с тем, что Путин делал обнадеживающе жесты. Сегодня его политическая позиция выше, что дает возможность японским властям объяснять населению, что переговоры могут быть успешны на дипломатическом уровне с более влиятельным российским чиновником. Ведь по статусу премьер-министр в России формально не отвечает за внешнюю политику, поэтому нет смысла с ним ругаться. В Токио считают, что президент более доброжелательно и конструктивно настроен в этом вопросе, чем премьер-министр. Эти доводы очень сильно влияют на восприятие ситуации японской общественности, особенно в парламенте.

Я считаю, главное в этой ситуации — это в спокойном ключе, без конфронтации обсуждать эту проблему с другой стороной. Но для этого нам самим надо выработать однозначную позицию. Еще во время первого президентского срока Владимир Путин дал сигнал о том, что надо начать переговоры по проблемным территориям. И ему вторил Лавров. Тогда японцы говорили о том, что еще в 1956 году СССР хотел добровольно отдать эти земли им. Путин предложил им два острова — Ходамаи и Шикотан. Япония заявил о том, что требует включения в повестку дня на переговорах всех четырех островов, а без этого она ни о чем говорить не будет. Так и не случилось никаких переговоров на протяжении 10 лет. Поэтому тогда визит Медведева вызвал такую бурю протестов. После этого Путин дал сигнал Японии, что, если он будет избран президентом на третий срок, то вернется к рассмотрению этого вопроса. Сегодня японцы гадают, что такое нынешний визит — ужесточение общей позиции России в этом вопросе или очередной проходной визит. Ведь за последние полтора года сюда было столько визитов министров и других официальных лиц, сколько не было за всю историю, и сколько не видел ни один другой регион, за исключением столиц.

Но, в любом случае, нынешний прилет не будет иметь радикального значения для наших отношений. Конечно, надо все спокойно урегулировать, потому что имеющаяся нестабильность в отношениях сильно осложняет работу бизнеса.

«СП»: — Но эта нестабильность сильно влияет и на самих жителей спорных островов. Ведь для них это судьба решается — вот возьмут завтра и отдадут их с пожитками?

— Ну, это лукавство. Местные жители совершенно четко все понимают, что никто не будет никому отдавать никаких островов. Да, в начале 1990-х годов, когда им совсем есть и пить было нечего, они выжили за счет гуманитарной помощи Японии. Это было не только продовольствие, но и медикаменты. И сегодня многие местные жители лечатся в Японии. И взрослых, и детей не один раз спасали в медицинских клиниках на Хоккайдо. Но с тех пор, как Москва стала заниматься развитием островов, никто больше не хочет никуда уезжать или присоединяться. А ведь почти 70% населения островов хотели этого в середине 1990-х годов.

«СП»: — То есть обещания правительства, что с помощью финансовой помощи оно сумеет вернуть численность населения к самому большому уровню, 30 тысяч жителей, могут сбыться?

— Я думаю, что социальная и экономическая политика центра здесь может быть вполне успешной. Ведь дело не только в том, что за последние полтора года здесь побывало множество официальных лиц. Реконструируется аэропорт на Кунашире. Строится новый всепогодный аэропорт на Итурупе. Открылось два рыбоконсервных завода на Южных Курилах. Появилась работа. В планах еще двадцать рыбных заводов. За последнее время для местных жителей построили садик, поликлиники, больницы. Строятся геотермальные электростанции, чтобы снять проблему дороговизны электричества, оно тут вчетверо дороже, чем на Сахалине. Построены новые причалы, чтобы разгружать крупные морские корабли и путешествовать морем на материк можно было в любую погоду. К новому пирсу длиной 125 метров можно подводить корабли с осадкой до 7 метров. В совокупности сегодня инвестиции составляют под 600 тысяч рублей в год на каждого жителя. Если государство будет сюда вкладывать такими темпами, то будет и 30 тысяч жителей снова.

«СП»: — Этот бурный интерес вызван усилением интереса нашего нефтяного лобби к шельфу Охотского моря?

— Южные Курилы не определяют принадлежность Охотского моря тому или иному государству. Всегда говорилось о том, что этот район является самым продуктивным местом в океане, здесь уникальная огромная концентрация морских биологических ресурсов. Кроме того, наши военные выдвигали спорный аргумент о том, что проливы между островами нужны им, чтобы выводить наш флот в Тихий океан. Насколько я знаю, они выводили его и по другим путям. И был третий аргумент о том, что здесь есть большие запасы редкоземельных элементов. Правда, я никогда не слышал о реальных фактах их обнаружения.


Судя по тому, как осваиваются сейчас Курилы, какие деньги туда вкладываются, никто отдавать острова, несмотря на разные дипломатические маневры, не собирается. Так что и мирный договор с Японией пока не просматривается.

— Да, официально Российская Федерация не отказывается от возможности передать острова Японии, но фактически демонстрирует, что ничего отдавать не планирует, — говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин: — Еще Никита Хрущев в 60-х годах прошлого века обещал Японии два острова, затем эта тема в Советском Союзе не поднималась. Нынешняя же Россия, дабы не показаться неконструктивной, вновь предлагает эти же два острова, прекрасно понимая, что японцы на это не согласятся. Этот вялотекущий диалог может продолжаться до бесконечности. Пока, например, какое-нибудь из японских правительств не согласится. Но и тогда премьера Японии обвинят в государственной измене, а Россия в итоге скажет «извините, нет у нас для вас лишней земли».

Проблема островов, пока она существует, будет препятствовать подписанию мирного договора с Японией. Однако, если признаться, это мало кого волнует: мы же жили все эти десятилетия как-то. Отсутствие мирного договора — это не состояние войны.

Сложность проблемы обусловлена также и тем, что российское общество не готово поступиться даже такой маленькой территорией. Это психология россиян: когда разваливался СССР, все относились к этому довольно легко, поскольку были уверены, что республики не смогут существовать отдельно, и рано или поздно вернутся в состав России. Сейчас же крах СССР воспринимается, как драма. И российское общество боится, что если отдать японцам Курилы, то это будет первым шагом к полному развалу страны.

Фото: Астахов Дмитрий ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Валерий Кистанов

Руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня