Политика

Популярный блогер выпил йаду?

Дмитрий Медведев раскритиковал интернет

  
18

Премьер-министр России Дмитрий Медведев, известный прежде, как популяризатор интернета заявил, что поднимаемые в сети проблемы зачастую не интересны большинству россиян. Дословно это звучало так: «…Откройте сейчас любой сайт, но желательно оппозиционный… там будет набор тем. Если пройтись по ним, то возникнет ощущение, что мы только этим и занимаемся. А мы вообще этим не занимаемся, нам на это плевать, я имею в виду — всем гражданам страны, за исключением довольно узкой группы людей», — заявил премьер на встрече с кандидатами на пост главы центрального исполкома «Единой России». Что стоит за выпадом Медведева против всемирной паутины?

— Это капитуляция Медведева. Он давно к ней шёл, — утверждает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Павел Салин. —  Последним шагом стал нашумевший фильм о войне в Южной Осетии «Потерянный день» («СП» подробно написала о нем в статье «Привлечь к ответственности за потерю управления войсками»). В фильме ряд военачальников упрекает тогдашнего президента РФ Медведева в нерешительности при организации отпора грузинским агрессорам в августе 2008 года. Медведев понял, что по нему нанесли очень сильный удар. Для противостояния у него нет аппаратных ресурсов. За последние два месяца было, как минимум, три его попытки играть успешно. Первая — якобы спонтанный визит на Курилы. Об этом поговорили один день — и забыли. Вторая попытка — интервью «Таймс». Целую неделю вокруг него искусственно нагнеталась интрига. Но когда интервью было опубликовано, выяснилось, что ничего особенного не сказано. Я мол, молодой, может ещё и вернусь в президенты… Никто это всерьёз не воспринял. И третья попытка — команда премьер-министра собиралась перейти в идеологическое контрнаступление в связи с его визитом в Южную Осетию. Но тут премьера упредили его конкуренты, сторонники жёсткой линии во власти, которые вряд ли случайно тут же выпустили «Потерянный день» в интернет, и практически смяли программу медиа-кампании, которую окружение разработало, чтобы поднять престиж Медведева.

Медведев понял, что у него как у политика с либеральным имиджем нет ресурсов. Поэтому он пытается заигрывать со сторонниками жёсткого курса — «хардлайнерами». Именно они категорически не приемлют повестку дня, которая формируется в интернете.

«СП»: — Можно ли согласиться с тем, что поднятые в интернете проблемы интересны очень узкому кругу россиян?

— С одной стороны, если посмотреть данные соцопросов, у нас большинство населения до сих пор черпает новости из телевидения. Но с другой стороны, аудитория, которая варится в интернете и формирует интернет-повестку дня, более активна. Она уже стала оказывать влияние на формирование телевизионной повестки дня. Ситуация с протестами, начавшимися в конце прошлого года, - яркий пример, когда впервые в политической истории России интернет-повестка влияла на телевизионную повестку. Какие-то темы появлялись в интернете, потом пусть и в сильно искажённом виде они попадали в программы новостей, и таким образом опосредованно влияли на общественное сознание. Сеть уже не назовёшь политической резервацией абсолютного меньшинства, как это было ещё 7−10 лет назад.

«СП»: — Можно сказать, что заявлением Медведева власть расписывается в неумении овладеть интернет-повесткой?

— Да, можно. Например, такой ресурс, как «Живой Журнал» власти не удалось поставить под свой контроль, потому что сколько бы средств в это ни вкладывалось, сколько бы прокремлёвских ботов там не появлялось, переломить ситуацию в свою пользу ни в 2007 году, когда с ЖЖ начали «работать», ни сейчас, не удаётся. Пользователь там достаточно квалифицированный и на дешёвые разводы, каковыми грешат кремлёвские политтехнологи, он не ведётся. Поэтому власть в свете всех цветных и арабских революций от тактики «разделяй и властвуй» переходит к запретительным мерам. Отсюда закручивания гаек в Сети под видом борьбы с педофилией. С помощью более тонкого манипулирования ситуацию переломить не удалось. В конце прошлого года власть окончательно поняла, что интернет-пользователи и жители крупных городов для неё потеряны.

«СП»: — Запретительные меры смогут ослабить влияние интернета на общество?

— Я бы выделил здесь две политические функции интернета. Первая — формирование общественного мнения. С этим власть не справится. Интернет сейчас выполняет роль кухни, которая была на закате советской эпохи. Официальную картинку дня мы видим на центральных каналах телевидения. Но людям нужно где-то отводить душу, налаживать каналы коммуникации. Раньше интеллигенты собирались на кухнях, на полулегальных литературных вечерах. Сейчас они сидят на форумах и в соцсетях. Запретительными мерами тут ничего не сделаешь — людям нужна альтернативная повестка дня.

Вторая функция интернета — мобилизация масс на протест. И вот тут власть в принципе может эффективно блокировать каналы коммуникаций, пытаясь срывать конкретные протестные акции. В Кремле опасаются именно второй функции интернета и главные усилия бросят на борьбу с ней.

Старший научный сотрудник Института социологии РАН, руководитель аналитического отдела Всероссийского центра изучения общественного мнения Леонтий Бызов также считает, что заявление Медведева лишь подтвердило зыбкость его позиций.

— Медведев в явной растерянности. Он подвергается ожесточённым атакам со стороны консервативной части кремлёвского руководства. Большинство законодательных инициатив, которые Медведев выдвинул, когда был президентом, подвергаются ревизии. Прослеживается тенденция к тому, чтобы удалить Медведева с политической сцены. Он этим обеспокоен, в какой-то степени деморализован, совершает неуклюжие попытки подкорректировать приставшую к нему маску либерала, чтобы заслужить милость кремлёвского начальства. Не думаю, что эти попытки ему принесут успех. Медведев, пытаясь заретушировать свои взгляды, не заслужит признания у консерваторов, но потеряет поддержку последних сторонников.

Что касается сути высказывания премьер-министра, то попытки обвинять интернет в искажении картины реальности абсурдны. Интернет — форма организации общества снизу. Он — отражение умонастроений большей части россиян. И пусть их мнение часто неадекватно, но оно такое, какое есть. Здесь всё проявляется в гротескном виде. Мы видим ожесточение, поляризацию мнений, глупость одних и ум других. Любая попытка обвинить «зеркало» непродуктивна, как учит нас классика.

«СП»: — Не кажется вам, что в интернете всё же уделяется чересчур много внимания одним событиям, а другие — замалчиваются?

— Я с этим не согласен. Даже если посмотреть новостные сайты, информация на них носит нейтральный характер. Просто одни вещи привлекают внимание, другие — нет. Поэтому когда такие второстепенные события, как процесс над Пусси Райт вызывают скандальный интерес, это не проблема интернета, а проблема того, что социально-культурная провокация попала в больное место. И хотя повод для этого ничтожный, обсуждаются важные для нашего будущего вещи. И мы видим насколько непримиримы позиции людей. Это вообще особенность массового общества, когда информационные вбросы имеют провокативный характер. Но в этом больше плюсов, чем минусов. Потому что в результате вскрываются язвы общества.

Фото: ИТАР-ТАСС/Дмитрий Астахов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня