Политика

С Гудковым ошибочка вышла?

Оказывается, Генпрокуратура не имеет претензий к изгнанному из Думы депутату

  
290

Скандал, связанный с лишением депутатского мандата «справедливоросса» Геннадия Гудкова, неожиданно вышел на новый уровень. Оказывается, никакой незаконной предпринимательской деятельностью, которая, собственно, и стала поводом для изгнания Гудкова из думских рядов, он не занимался. Это следует из официального письма заместителя Генерального прокурора РФ Виктора Гриня, направленного в ответ на депутатский запрос коммуниста Вадима Соловьева.

Соловьев, как пишет «Независимая газета», сетовал на медленное расследование дел, связанных с нападениями на коммунистов. О Гудкове же речь зашла в связи с упреком автора запроса относительно слишком явной, на его взгляд, склонности правоохранительных органов к преследованию оппозиции.

Гринь подтвердил, что по всем фактам, которые могли бы стать основанием для обвинений Гудкова, в возбуждении уголовных дел отказано. По словам зампрокурора, за Гудковым не обнаружено ни налоговых преступлений, ни незаконной предпринимательской деятельности.

«По фактам участия Гудкова Г. В. в коммерческой деятельности в ООО ЧОП «АБ «Пантан» и ООО «Коломенский строитель» в возбуждении уголовного дела отказано. Материалы проверок истребованы в Генеральную прокуратуру РФ для проверки законности принятых решений», — говорится в письме Гриня, копию которого публикует издание.

Напомним, что 14 сентября Госдума досрочно лишила Геннадия Гудкова депутатских полномочий, обвинив в том, что он совмещал законодательную деятельность с коммерческой, что противоречит закону о статусе депутата. Кстати, забрать мандат у эсера предложила тогда именно Генеральная прокуратура в лице Владимира Малиновского, еще одного заместителя Юрия Чайки. Но если у высшей надзорной инстанции нет претензий к оппозиционному политику, выходит, из Думы его прогнали зря?

«СП» обратилась в Управление информации и общественных связей Генпрокуратуры РФ и попросила дать разъяснения на этот счет. Интересовало нас также: отражают ли сведения, озвученные Виктором Гринем, официальную точку зрения ведомства? Ответ был лаконичен: «Не комментируем». Сам же Геннадий Гудков не стал скрывать своей радости:

— Безусловно, для меня это приятная новость. Но дело в том, что два сегодняшних события — возвращение мандата (о чем меня все уже спрашивают) и заявление Генеральной прокуратуры — они между собой не связаны. О чем, собственно говоря, сообщила прокуратура? О том, что Следственный комитет отказал в возбуждении дел по всем тем заявлениям, которые поступили в его адрес, а надзорное ведомство согласилось с этим решением. Вот и все.

«СП»: — Насколько я понимаю, Генпрокуратура собирается еще проверить обоснованность отказа…

— Это неважно. Любопытно, на мой взгляд, другое: вряд ли такая информация попала бы в печать, если бы не была согласована на высоком политическом уровне. Что касается откровений замгенпрокурора, то я пока не могу понять: либо это рутинная ситуация: «Ну, было заявление, проверили, не нашли состава преступления и об этом заявили»… Либо — некий симптом начала процесса, который приведет к неким политическим компромиссам. Мне сказать сложно. Вопрос, скорее, следовало бы адресовать Кремлю. Затрудняюсь даже сказать, почему именно сегодня этому было уделено такое внимание. На рабочем, кулуарном уровне я знал, что принято решение отказать в возбуждении дел. Потом, когда меня лишали мандата, не было никакого уголовного дела, по которому я хотя бы свидетелем проходил.

«СП»: — Геннадий Владимирович, а вас, кстати, как-то уведомили, что у правоохранительных органов претензий к вам нет?

— Нет. Никаких писем я не получал. Звонков тоже не было. Но они могут меня и не информировать об этом. Да, наверное, по правилам политической этики надо было сказать. Но для меня, в общем-то, это не имеет значения: мне они сказали или ответили какому-то депутату по запросу — неважно. Хотя, повторюсь: новость для меня не лишена приятности.

«СП»: — Публичных извинений требовать будете?

— Я подал судебные иски на средства массовой информации, которые допускали клеветнические выпады в мой адрес. Что касается каких-то публичных извинений, то со стороны должностных лиц прокуратуры и следствия меня же никто не называл уголовным преступником. Они говорили о нарушениях закона о статусе депутата — по этому поводу мы с ними можем спорить. Какого-либо заявления с обвинениями меня в совершении каких-то противоправных деяний с их стороны не было. Это было со стороны некоторых СМИ. С ними мы встречаемся в судах. А должностные лица были весьма осторожны, поэтому для судебных исков там оснований нет.

«СП»: — Как вы оцениваете перспективы своего возвращение в Думу?

— У меня нет цели вернуться туда любым способом. Хотя на один из таких способов нам, к слову, впрямую намекнули в ЦИКе: мол, есть же, ребята, норма вторичного распределения мандата. Если кого-то зовете на повышение или куда-то еще, будет мандат, который можете еще раз выдать Гудкову. И закон на вашей стороне. Только, повторюсь, я не собираюсь любым способом возвращаться в Думу. То, что меня антиконституционным способом оттуда удалили, — вне всякого сомнения. Поэтому готов вернуться лишь в том случае, если Конституционный суд признает, что это было неправильно. И докажет несуразность этих действий. На бытовом уровне несуразность очевидна, но важно доказать это именно на судейском.

«СП»: — Верите в правосудие?

— Я, конечно же, отдаю себе отчет, что суд находится под влиянием власти. Но если сегодняшняя ситуация со мной — не случайность, то, наверное, может быть и объективное решение суда. Если же просто слишком откровенно высказались — то решение может быть и прямо противоположное. Посмотрим. 20 ноября будет заседание Конституционного суда в Санкт-Петербурге. Я туда поеду. Вдруг потребуюсь для каких-то вопросов? Посмотрим, как будут развиваться события.

«СП»: — Пока, насколько известно, у нас нет механизма возвращения в Думу незаконно изгнанных депутатов?

— Вообще-то нигде в мире не существует и такого механизма изгнания депутатов — голосованием политических оппонентов. Но раз мы сами создали беспрецедентный негативный опыт, может быть, сами теперь создадим и другой, более позитивный?

По мнению исполнительного директора Общероссийского движения «За права человека» Льва Пономарева, заявление Гриня в части ситуации с Гудковым требует более четкого разъяснения, поскольку многое остается неясным:

— Возможно, представитель Генпрокуратуры имеет в виду, что претензий к Гудкову нет теперь, когда его исключили из депутатского корпуса? Тогда никаких противоречий нет. До этого, насколько мне известно, к нему было два типа претензий: первая связана с тем, что его ЧОПы не очень аккуратно ведут хозяйственную деятельность. И по этой причине предприятия были закрыты еще когда Гудков был депутатом.

Вторая претензия заключалась в том, что он совмещал депутатскую деятельность и хозяйственную. А это две разные темы. Это как добрый и злой следователи в одном лице: злой добился, чтобы Гудкова изгнали из депутатов. Добрый делает теперь улыбку на лице: «Мы вам прощаем прегрешения, которые у вас увидели. Достаточно наказания, которое вы уже получили». Условно говоря: бог с вами, живите, но мандат вы все равно назад не получите.

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Олег Неменский

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня