18+
воскресенье, 24 сентября
Политика

Захар Прилепин: «Надо выпороть тех людей, которые слили протест»

Ленинский лозунг «Прежде, чем объединяться, нам надо решительно размежеваться» становится актуальным для оппозиции

  
933

В конце этой недели оппозиция намерена подать заявку в мэрию Москвы на проведение 15 декабря массовой акции «Марш свободы». Главными ее лозунгами станут «Свободу политзаключенным!», «Долой диктатуру!» и «Досрочные выборы!» Такое решение принял в минувшую субботу Координационный совет (КС) оппозиции.

Членам КС потребовалось 40 минут, чтобы решить, какой вопрос поставить первым на обсуждение — регламент или акцию протеста. Сошлись, что в первую очередь следует все же обсудить акцию. «Я счастлив, что мы, наконец, перешли к этому вопросу. Мы могли этим заняться еще месяц назад», — заметил координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов. «Люди устали от речей, надо сконцентрироваться на действии, на движении», — подчеркнул он и предложил провести шествие 15-го декабря. Ранее, напомним, Удальцов предлагал провести «Марш» 8-го декабря и назвать его «Юрьев день».

«Коллега Удальцов отстал от времени: мы уже предложили 15-е декабря», — прокомментировала телеведущая Ксения Собчак. Накануне заседания, напомним, два неформальных блока КС — «Группа Граждан» (Адагамов, Быков, Гельфанд, Дзядко, Лазарева, Мирзоев, Пархоменко, Собчак, Щац) и «Группа Навального» (Албуров, Ашурков, Навальный, Наганов, Соболь) согласовали дату 15 декабря, чтобы приурочить шествие к годовщине начала массовых протестов в 2011 году. Таким образом, госпожа Собчак напомнила, кто из оппозиционеров является автором «Марша свободы».

Эта маленькая перепалка, по сути, явилась отголоском жаркой дискуссии о задачах протеста. Дискуссия длилась всю минувшую неделю (инициировали ее та же Ксения Собчак и ее коллега по КС Андрей Пионтковский) и обнаружила принципиальные расхождения во взглядах в лагере оппозиции. Коротко говоря, радикально настроенные оппозиционеры считают, что политические реформы невозможны без отставки Владимира Путина, а лоялисты убеждены, отставка нереалистична и надо добиваться от Путина реформ.

Поляризация мнений достигла такого градуса, что стала походить на раскол. Идеологические противоречия левых, националистов и либералов, выступающих сегодня единым фронтом, снова стали явными. И хотя новый совместный «марш» согласован, остается открытым вопрос: насколько эффективной и массовой получится акция? Не случится ли так, что после нее эпоха объединенной оппозиции закончится, и политические силы, сегодня ее составляющие, пойдут собственными путями?

— Думаю, все члены КС понимают: цена раскола слишком высока, чтобы идти на такой шаг, — уверен депутат Госдумы от «Справедливой России» Дмитрий Гудков. — И власть такого подарка от нас не дождется. Полагаю, мы найдем компромиссные варианты, которые всех устроят.

Ему вторит писатель Дмитрий Быков:

— Я лично не вижу принципиальных расхождений в оппозиции. КС для того и создавался, чтобы люди с абсолютно разными взглядами могли выработать единую политическую платформу, — заявил Быков «Свободной прессе».

Но в том-то и проблема: возможна ли такая платформа?

— Мне кажется, самым правильным со стороны оппозиции на грядущем «Марше» было бы устроить маленький переворот внутри себя, — возражает писатель Захар Прилепин.—  Тайно подготовиться и во время митинга схватить, связать и принародно наказать (например, выпороть) тех людей, которые слили протест год назад, уведя людей с площади Революции на площадь Болотную.

Понятно, что всю жизнь говорить про те события не стоит — дело прошлое, увели и увели. Но беда в том, что если подобный шанс выпадет оппозиции еще раз, те же самые люди совершат те же самые действия — они обманут и предадут. Объясняя свою подлость самыми высокими побуждениями.

Переворот внутри оппозиции вызвал бы уважение масс, настроенных активно и в самом хорошем смысле этого слова радикально.

Помнится, политолог Орешкин год назад писал о митингах: «Главное — не слететь с резьбы». Ему ужасно не хотелось прямого и активного (ненасильственного, подчеркиваю) противостояния с властью.

Итог — налицо. За этот год мы больше проиграли, чем выиграли.

Нужно четко определиться с тем, что все желающие сидеть на резьбе должны идти лесом. Вместе со своей резьбой. Под крики и улюлюканье всех по-настоящему свободных и заинтересованных в сохранении страны людей.

Но этого, к сожалению, не случится. Так и будем слушать этих вождей на резьбе.

«Принципиальные противоречия между двумя стратегиями поведения оппозиции существуют», — признает лидер Национально-демократической партии Константин Крылов:

— Ксения Собчак и люди, которые ее поддерживают, считают, что протест по большому счету выдохся, и необходимо сдаться властям на более-менее приемлемых условиях, — говорит Крылов. — Другая часть оппозиции полагает, что причин сдаваться нет, нужно продолжать действовать. Понятно, на какой стороне я: слив протеста — это преступно. Надеюсь, те, кто захотят продолжить деятельность — ее продолжат, а остальные будут посланы подальше… Как только люди начинают думать, что главная цель протеста договориться с властью — они оказываются в проигрыше. Власть разговаривает лишь с теми, кого боится или хотя бы опасается, за кем стоит сила. А люди, которые заведомо отказываются от какой-либо активности, кроме переговоров, показывают, что за ними никто не стоит, что они — никто…

«Оппозиционеры-либералы перехватывают инициативу у левых», — считает один из лидеров «Левого фронта» Гейдар Джемаль.

— Я считаю, за «Маршем свободы» стоят системные либералы во власти (сторонники Медведева и противники Путина), которые хотят добиться собственных целей — укрепить свои позиции и не дать превратить «Марш» в по-настоящему массовый протест, — говорит Джемаль. — Посмотрите, на каком формате «Марша свободы» остановился КС: непродолжительное шествие 20 тысяч человек. Думаю, такой формат удобен либералам, чтобы, условно говоря, иметь «бумажку с подписью» для мирового сообщества и лично Путина: дескать, смотрите, народ в России протестует. Это отличный формальный повод потребовать от Путина подвижек собственных властных позиций. Но не дай Бог, если полмиллиона человек подойдут к Боровицким воротам — от такого сценария либералы в ужасе. Это пугает их даже больше, чем тех, с кем они борются внутри Кремля.

«СП»: — Если так, почему левые не выйдут из КС, не покинут рядов объединенной оппозиции?

— На мой взгляд, Сергей Удальцов не понимает, что его коллеги-попутчики ведут двойную игру. Например, что его проблемы с законом инициированы не Путиным или Следственным комитетом, что таким способом Удальцова нейтрализуют люди, с которыми он вместе заседает в КС — как нежелательного бенефициара, который может претендовать на плоды политических перестановок.

Удальцов, думаю, не решается остаться в одиночестве и приобрести репутацию раскольника, поскольку воспитан в условиях командной игры. Мастерский оперативный лозунг Владимира Ленина «прежде, чем объединяться, нам надо решительно размежеваться» (из «Заявления редакции „Искры“», 1900 год, — «СП») — не для него. На мой взгляд, Удальцов является заложником своего прямолинейного, открытого духа. Возможно, он догадывается, что игра идет нечисто, но потребовать открыть карты не решается, потому что это — скандал, который нанесет удар по движению в целом.

«СП»: — При каком сценарии возможен раскол оппозиции?

— Верхушка нынешней оппозиции живет и действует так, будто кроме Москвы ничего нет. Между тем, как раз провинция является энергетическим полем, которое может оказать давление на власть, потребовать политических изменений. Когда в регионах спонтанно, во многих местах появятся мощные очаги недовольства, ситуация может серьезно измениться, и дать левым карт-бланш, — именно левые располагают наиболее мощными региональными отделениями. Этого либералы очень боятся, поэтому делают вид, что регионов вообще не существует.

«СП»: — Что мы увидим 15-го декабря?

— Увидим повторение прежнего: те же лозунги (кстати, симптоматично, что КС на этот раз не поддержал наиболее радикальные из них, например «Долой кровавый режим!»), тех же Чирикову и Собчак на трибуне. Снова будут неполитические, пустые кричалки. Все это приведет к тому, что народ быстро разойдется.

«СП»: — Ваш прогноз: сколько людей придет на «Марш свободы»?

— Думаю, от 20 до 30 тысяч человек. Сегодня, боюсь, невозможно собрать 200-тысячную демонстрацию. Головка оппозиции, на которую ориентируются граждане, внушает им сильный негатив. Никто не хочет рисковать во имя людей, которые тщательно избегают политизации и эскалации протеста.

Есть еще момент. Как после любого неудавшегося взлета, который благополучно завели в тупик, сейчас идет реакционный спад, заморозка протеста. Но как только произойдет резкое ухудшение экономической ситуации в стране, особенно в регионах, возникнет новая его волна. А пока мы находимся в нижней точке синусоиды.

Фото: РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня