Политика

Следствие ведут поднадзорные

В клановой борьбе СК РФ может потерять часть своих полномочий

  
181

Президент России своим указом отправил в отставку замдиректора Федеральной системы исполнения наказаний (ФСИН) Алексея Величко, главу Следственного комитета РФ по Кировской области Александра Панова и четырех генералов МВД. Своих должностей лишились замначальника Главного управления МВД РФ по Нижегородской области Виктор Кабацкий, начальник Управления по организации паспортной работы, регистрационного учета населения ФМС РФ Михаил Утяцкий, заместитель начальника Главного управления МВД РФ по Самарской области Андрей Шухоров и начальник государственного НПО «Специальная техника и связь» Александр Квитко.

Опубликованные на официальном сайте главы государства указы предельно лаконичны и выдержаны в стиле «освободить от должности такого-то». Тем временем, некоторые эксперты отмечают, что уволенный Александр Квитко уже попадал в центр коррупционного скандала. В начале ноября этого года его учреждение уличили в поставке не соответствующего условиям контракта специального оборудования по госзакупкам на сумму 6,4 млн рублей. Можно предположить, что произведенные отставки являются частью борьбы с коррупцией в высших эшелонах теперь уже правоохранительной системы. Правда, адвокат Игорь Трунов, к которому с этим вопросом обратилась «СП», так не считает.

— На мой взгляд, отставки, произведенные президентом, никак не связаны с антикоррупционной борьбой. Медленно идет работа по наведению порядка в правоохранительных органах. К сожалению, под порядком понимается набор новых команд. Пришел новый руководитель ФСИН, пришел новый глава МВД. Естественно, что идет ротация кадров. В Москве — в первую очередь, во вторую очередь — в регионах. Новые кадры подбирают согласно сложившейся клановой системе по принципу «наш — не наш».

«СП»: — Нет ли опасений у власти, что кланы могут начать жить по своим законам, не подчиняясь руководству государства?

— Властная вертикаль и понимается как клановая система. Она обеспечивает быструю управляемость сверху донизу. Скорость управления обеспечивается в ущерб профессионализму. На местах есть много профессионалов, но они не встроены в руководящие московские кланы. Остаться в руководстве, к сожалению, у них больших шансов нет. Нынешняя система укрепляет только жесткую подчиненность по вертикали.

В подтверждение слов Игоря Трунова о кланах можно вспомнить, что в свое время глава Следственного комитета Александр Бастрыкин высказывал недовольство работой уволенного ныне главы ведомства по Кировской области Александра Панова. Его следователь так и не смог найти доказательств по делу против одного из лидеров оппозиции Алексея Навального о мошенничестве вокруг предприятия «Кировлес».

Истинные мотивы президента страны отстранить от должности высокопоставленных служащих правоохранительной системы пока неизвестны. Возможно, в ближайшее время мы узнаем о них из новых телевизионных разоблачений. Но нельзя отрицать тот факт, что к самой системе, призванной охранять права, свободы и безопасность граждан, у власти накопилось очень много вопросов.

Действительно, ощущение, что «силовики» теряют управляемость, появилось не только у рядовых граждан. Скорее всего, именно поэтому депутат Госдумы от «Единой России» Владимир Поневежский внес на рассмотрение парламента законопроект, расширяющий прокурорский надзор за действиями Следственного комитета. В пояснительной записке к документу говорится, что в настоящее время возникла правовая коллизия. С одной стороны, по закону о прокуратуре она осуществляет надзор за деятельностью федеральных органов власти и учреждений. С другой — в законе нет упоминания о Следственном комитете как об органе, за работой которого прокуратура должна следить.

Как говорит адвокат Игорь Трунов, нынешняя система функционирования Следственного комитета порождает у его руководства и сотрудников чувство вседозволенности:

— Для сегодняшнего дня очень подходит болезненный древний вопрос: «Кто будет сторожить сторожей?». Скажем, если преступление совершил сотрудник Следственного комитета, то кто будет расследовать его? У нас есть несколько случаев подобного рода. К примеру, когда сотрудник Следственного комитета разворовал вещественные доказательства по делу «Норд-Оста», а расследовать поручили ему же. Вот такие парадоксальные вещи есть в нашем законе. Следственный комитет, который создали на скорую руку, теперь не понятно кем контролируется. Предложение установить контроль за его деятельностью вполне разумно, и оно должно было поступить. Другое дело, что раньше тоже был анахронизм, когда прокуратура одновременно была и надзорным ведомством и следственным комитетом. Когда эти функции разделили, то поступили правильно. Но теперь необходимо за Следственным комитетом установить прокурорский надзор. Остается в законе открытым вопрос, кто будет вести следствие, если преступил закон сотрудник, особенно высокопоставленный, прокуратуры или Следственного комитета.

С Игорем Труновым согласен и бывший генеральный прокурор России Юрий Скуратов:

— В ходе реформы системы следствия так получилось, что Следственный комитет оказался фактически бесконтрольным. Полномочия прокуратуры были значительно урезаны, сейчас она не осуществляет надзор за действиями следователей от этапа предварительного расследования до передачи дела в суд. Этот контроль необходимо восстановить. Тем более что меры, применяемые в ходе предварительного расследования, носят очень острый характер, часто связаны с нарушением прав и свобод человека и гражданина. Ведь судебный контроль сейчас во многом формальный: при санкционировании обысков и арестов суд, как правило, не вникает в суть дела, а просто штампует все, что ему несет Следственный комитет. Восстановить законность может помочь расширение полномочий прокуратуры.

Примечательно, что глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, долгое время боровшийся с прокуратурой за самостоятельность своего ведомства, сейчас признал, что надо часть полномочий прокурору вернуть. У прокуратуры должно быть право самой возбуждать дело, она должна смотреть обоснованность продления сроков предварительного заключения и сроков следствия. Это была эффективная мера контроля, когда со следователя, ходатайствующего о продлении времени следствия, спрашивали, что он уже успел сделать. Внутри правоохранительной системы должны быть механизмы сдержек и противовесов.

Первой ласточкой грядущего перераспределения полномочий можно считать обращение Следственного комитета к Генпрокуратуре с просьбой заняться расследованием недавно возбужденного дела о пересечении Леонидом Развозжаевым границы с Украиной. «Данная категория уголовных дел не относится к подследственности Следственного комитета», — заявил официальный представитель СК Владимир Маркин.

Как считает Юрий Скуратов, в данном деле уместно говорить не только о перераспределении полномочий между СК и прокуратурой, а о введении надзора и за деятельностью других госорганов:

— Что касается дела Развозжаева, то всю вину за обвинения нельзя возлагать на Следственный комитет: здесь большую роль сыграли спецслужбы. Но и за спецслужбами нужен жесткий надзор, который сегодня фактически сведен к нулю.

Единственный вопрос, который остается открытым, хватит ли на всех прокуроров? Да и чем отличаются они по плоти и крови от современных российских следователей и сотрудников спецслужб?

Фото: Антон Денисов/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня