Политика

Мачо в загоне

Иван Давыдов о новом образе главы государства

  
187

Бывшая некогда серьезной газета сообщает, что Путин собрался менять имидж. И ссылается на выкладки неких региональных аналитиков, которые собирали слухи, из администрации президента исходящие, и сообщили неназываемому губернатору, что Путин больше не будет мачо, а будет патриархом. Не церковь, то есть возглавит, пока, во всяком случае, не об этом речь, хотя мысль, безусловно, интересная, но перестанет фотографироваться топлесс и начнет неспешно выдавать мудрые речения.

Человеку, имеющему представление о том, продуктами какой свежести кормятся т.н. «региональные аналитики», было даже немного неловко наблюдать развернувшиеся вокруг сообщения споры. Региональная власть, по завету апостола, на центральную смотрит как бы гадательно, сквозь тусклое стекло, а центральная настолько непрозрачна даже для своих, что хоть в электронный телескоп ее разглядывай, — все равно увидишь немногое.

Вспомнился сразу один анекдот, рассказанный мне некогда непосредственным участником описываемых ниже событий. Один журналист, маститый и заслуженный, из числа тех, кому дана возможность на канале «Вести-24» произносить «Реплики» (что-то вроде телевизионных колонок в ночном эфире), однажды, ввиду недостатка тем, обрушился на святое. На Аллу Борисовну Пугачеву. И все отпущенные ему три минуты клеймил главную певицу страны за излишнюю пышность очередной свадьбы, что ли, и слишком юного женишка.

Губернатор далекой хлебородной области каким-то чудом передачу увидел. Собрал региональных аналитиков. Посоветовался. Поймал сигнал. Устроил совещание и строго подчиненным сказал, чтобы часы носили теперь попроще, а по возможности — еще и костюмы фабрики «Большевичка». Потому что Кремль устами заслуженного журналиста дал понять, что время гламура вышло.

Я потом заслуженному журналисту рассказал эту историю, и оба мы долго смеялись.

А теперь, преодолев приступ снобизма, скажу неожиданное: я с региональными аналитиками согласен. Путин меняет имидж.

Я вот, хоть и не губернатор, но тоже имею дурную привычку смотреть телевизор. По крайней мере, так называемые «информационно-аналитические программы» стараюсь не пропускать. Не для того, чтобы рассмотреть непрозрачное и сделать выводы о подводных течениях кремлевского болота. Нет, просто как потребитель воспринимаю ровно то, что мне говорят государственные пропагандисты.

Не то, что хотят сказать, заметьте, а то, что говорят. Тут есть разница.

Телевизор говорит молодым голосом, захлебываясь от счастья: группа московских следователей прибыла в Санкт-Петербург, чтобы задержать высокопоставленных чиновников Смольного, проворовавшихся на ЖКХ. Еще один соратник бывшего министра обороны арестован. Еще один соратник бывшего министра сельского хозяйства… Ну, и так далее.

Телевизор пытается заразить меня своей радостью: смотри, наконец-то началась настоящая борьба с коррупцией, какие головы полетели!

Но я — как рядовой обыватель, как миллионы таких же, сидящих перед телевизором людей, — вижу нечто совершенно другое. Я понимаю, что если высокопоставленные чиновники из Смольного миллиардами крали, то губернаторы, бывший и нынешний, не могли об этом, как минимум, не знать. А, скорее всего — так или иначе принимали в воровстве участие. Я вижу, что «бывшие министры», причастность которых к происходящему в их ведомствах уж точно не вызывает сомнений, по делам проходят в ранге свидетелей. А главное, я понимаю, что самый большой начальник, тот, кто старше министров, тот, кто и есть настоящая власть, — уж точно был в курсе.

Или?

Но какое «или», когда даже Сергей Иванов со свойственной ему мудростью заявлял, что два года знал о творящемся в Министерстве обороны, а молчал, чтобы «не спугнуть». Сергей Иванов, у которого, если верить сплетням, распускаемым приближенными, в жизни три по-человечески понятных интереса: баскетбол, спиртное и секретарши. То есть это что же телевизор мне пытается сказать, что Владимир Владимирович глупее Сергея Борисовича?

Годами выстраивая систему, коррумпированную насквозь, внутри которой любой чиновник основным своим делом видит как раз обогащение, а прочее все воспринимает только в качестве дополнительных и неприятных обязанностей, не отдавая ни крупицы власти, — он ведь, даже перестав быть президентом, вместо себя назначил бессмысленную марионетку, и ни на секунду не позволил забыть, кто в стране хозяин, — Путин не оставил себе выбора.

Наверняка он осознает порочность сформировавшейся в итоге системы лучше, чем самые проницательные критики извне. Но при этом любая попытка систему эту хоть как-то реформировать, — не важно даже, из каких соображений, пиара ради или в искренней заботе о стране, — действительно, меняет имидж президента.

Себе он выбора не оставил, а вот нам — да. Любая попытка атаки на систему сверху позволяет обывателю считать Путина либо главным коррупционером страны, который карает зарвавшихся, оглядываясь не на законы РФ, а на понятия воровского общака, либо же — человеком, мягко выражаясь, немудрым и недальновидным, под носом у которого подчиненные годами могут творить совершенно невообразимые вещи.

Выбор есть, выбирайте по вкусу, мы в свободной стране.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня