Политика

Россия теряет ядерный щит

Кремль может обменять ракеты на доброе отношение к российской элите за границей

  
30221

Россия может, по инициативе Вашингтона, еще на треть сократить стратегические ядерные вооружения — до 1000−1100 развернутых боезарядов. В ближайшее время американская сторона предложит Кремлю начать переговоры на эту тему по двум дипломатическим каналам.

В начале февраля, в Мюнхене, предложение озвучит вице-президент США Джозеф Байден во время встречи с главой российского МИДа Сергеем Лавровым на конференции по безопасности. Затем предложение продублирует советник президента Барака Обамы Том Донилон, который в том же феврале посетит Москву и встретится с Владимиром Путиным. Об этом стало известно из письма председателя подкомитета по стратегическим силам конгресса США Майка Роджерса, в котором он потребовал у Байдена проинформировать конгресс о содержании американских предложений Кремлю. Письмо Роджерса опубликовано в блоге американского журнала Foreign Policy.

Цифра 1000−1100 развернутых боезарядов — предположительная. Как ориентир, ее американская сторона заявила в Nuclear Posture Plan-2012 — обзоре политики США в сфере ядерных вооружений. Напомним, в октябре 2012 года, по информации американского госдепартамента, у России было 1499 оперативно развернутых стратегических ядерных боезарядов, а у США — 1737. Согласно договору об ограничении стратегических наступательных вооружений СНВ-3, подписанного в 2011 году, к февралю 2018 года стороны могут иметь не более 1550 таких боезарядов.

По идее, Москве «внеплановое» сокращение ядерных вооружений невыгодно. Медведев и Путин неоднократно заявляли, что Россия может пойти на такой шаг лишь при решении проблемы ПРО. Однако есть обстоятельство, которое способно сломить упрямство Путина, и на которое, бесспорно, рассчитывает Барак Обама.

Москву предложения США могут заинтересовать с точки зрения поддержания привилегированного уровня российско-американских отношений. Грубо говоря, русские ракеты могут обменять на доброе отношение к российской элите в кругах международного истеблишмента. Чтобы никто за границей не считал русских чиновников и олигархов людьми второго сорта, не вносил во всякие «списки Магнитского» и — упаси Бог — не арестовывал их зарубежные счета и недвижимость на Манхэттене. Всего этого не хочет даже не лично Путин, а целый класс людей, которые стоят за ним, и интересы которых он выражает. Поэтому не исключено, что подписать бумаги о новом сокращении придется. Как говорится — это только бизнес, дорогие соотечественники, ничего личного…

«Путин может подыграть Обаме в вопросе разоружения, чтобы поссорить его с конгрессом», — считает первый замдиректора Института США и Канады Виктор Кремнюк.

— Еще при подписании договора СНВ-3 Обама говорил, что договор его мало устраивает, и что он готов идти в вопросе разоружения дальше, поскольку имеющиеся ядерные потенциалы избыточны, — говорит Кремнюк. — И российская сторона — глухо, не совсем внятно — с ним соглашалась. Правда, в этом случае возникает вопрос — что делать с другими ядерными державами? Чтобы не получилось так: мы разоружились, а у Франции, Китая, Индии и Пакистана остались значительные ядерные силы. В итоге, мы в принципе не возражали против дальнейшего сокращения ядерных вооружений, но увязывали процесс с другими членами ядерного клуба.

Все это так и оставалось на уровне разговоров, пока в 2012 году администрация Обамы не опубликовала очередные ожидания американцев. Из них следовало, что граждане США готовы идти очень далеко в сокращении ядерных потенциалов. Но тут уже Москва тормознула переговорный процесс.

«СП»: — Из-за увязки с американской ПРО?

— Дело не в ПРО. Американская ПРО, конечно, вносит серьезный дестабилизирующий момент в существующие российско-американские отношения. Но главная проблема — у России фактически нет обычных вооруженных сил. Да, военная реформа идет, армии обещают перевооружение. Но та армия, которую мы имеем сегодня, никак не может рассматриваться как полноценная боевая сила. В то время как у НАТО современные обычные вооружения имеются в наличии, у Китая — тоже. Поэтому нам сейчас, для сохранения военного равновесия, требуется ядерное оружие. И мы не готовы бежать в гонке разоружений за Штатами — иначе останемся ни с чем.

Однако есть тактический момент. Конгресс США опасается, что Обама, в обход палаты представителей, начнет договариваться с Путиным по излюбленной теме — ядерному разоружению. И не исключено, что Путин подыграет американскому президенту — хотя бы для того, чтобы поссорить его с конгрессом…

«Сокращение стратегических ядерных сил работает на руку США», — уверен президент Института стратегических оценок, политолог Александр Коновалов.

— Первый срок американский президент работает на переизбрание, а второй — чтобы остаться в истории, — говорит Коновалов. — Для Обамы идея разоружения как раз историческая. Тем более, нынешний потенциал стратегических ядерных сил действительно явно избыточен — причем, с обеих сторон.

Критерии неприемлемого ущерба противника в войне, которые ввел в оборот американский министр обороны Роберт Макнамара в середине прошлого века (необходимо доставить на территорию противника несколько сотен ядерных боезарядов мегатонной мощности, чтобы вывести из строя большую часть промышленности и уничтожить большую часть населения) — сегодня признаны неактуальными. Сегодня нет политической цели, ради которой американцы готовы, например, подставить под ответный ядерный удар Нью-Йорк. Это — одна сторона медали в вопросе применения ядерных сил.

Есть и другая. Еще в 2009 году Federation of American Scientists (Федерация американских ученых) опубликовала доклад, посвященный формированию новой ядерной доктрины США. Из него следовало: чтобы лишить Россию способности вести крупную войну, достаточно поразить 12 ключевых объектов российской экономики — предприятия «Газпрома», «Роснефти», «Русала», «Норникеля», «Сургутнефтегаза», «Евраза», «Северстали», а также немецкой E. ON и итальянской Enel. Доклад делался не для того, чтобы показать слабость именно России. По сути, речь шла о том, что чем более высокоразвита цивилизация (американская в том числе), тем более она уязвима. Вывод, которые делают американские эксперты: можно без ущерба для национальной безопасности спуститься до 1000−1100 развернутых боезарядов, главное — умело ими распорядиться.

Поэтому предложения Обамы по дальнейшему сокращению ядерных сил — вполне естественный шаг в российско-американских отношениях в этой области. Другое дело, что у нас самих оценки военной проблемы сильно поменялись. Мы видим, насколько сильно мы отстали от американцев в области обычных вооружений. Причем, это очень глубокое и прогрессирующее отставание.

«СП»: — В чем оно выражается?

— Сегодня американцы переносят часть задач, которые раньше возлагались на ядерное оружие, на оружие глобального радиуса действия и высочайшей точности, которое несет обычный боезаряд. Даже часть ракет американских стратегических атомных подлодок «Огайо» переводят на несение обычных боеголовок. Появилась и концепция Prompt Global Strike (быстрый глобальный удар) — в течение 40 минут американцы получают возможность доставить крупный обычный заряд (весом порядка тонны) в любую точку земного шара.

На этом фоне в сознании многих российских политиков возник стереотип, что всякое сокращение стратегических ядерных сил работает на руку США. Поэтому принимать Путину или нет предложения Обамы — вопрос чисто политический…

«Путин не сможет отказать Обаме в сокращении ядерного арсенала», — убежден один из лидеров «Левого фронта» Гейдар Джемаль.

— Вопрос не в том, пойдет ли Путин на предлагаемое Обамой сокращение ядерных вооружений, — говорит Джемаль. — Вопрос — может ли он оказаться? На мой взгляд — однозначно нет. В России существует мифическое представление о международном статусе и возможностях кремлевской власти. Я же считаю, что Кремль играет роль компрадорского колониального «смотрящего» за российской территорией, который ориентируется на Запад и ему не противоречит.

Российская власть может выклянчивать на Западе привилегии для себя, но не осмеливается сказать слова поперек в принципиальных вопросах. Это видно по ассиметричному ответу Москвы на «акт Магнитского». У России имелись мощные рычаги, которые можно было бы задействовать в качестве ответных мер — например, прекращение транзита военных грузов НАТО из Афганистана через российскую территорию. Но об этом никто из наших чиновников даже не заикнулся. Уже это показывает, так сказать, уровень допуска Кремля по отношению к Штатам.

На мой взгляд, сегодня идет ускоренный демонтаж последнего стратегического ресурса России — ядерного арсенала — перед тем, как США войдут в завершающую фазу глобальной холодной войны. При этом, сами Штаты от ядерного оружия практически не зависят — со своим высокоточным оружием глобального радиуса действия и будущей мощной ПРО. Сердюков со своим гаремом вынес из российской армии практически все ценное, остался только ядерный фактор. Едва он исчезнет — с подачи Вашингтона — исчезнет и влияние России в Евразии. А значит, США смогут без проблем приступить к давно задуманной разборке с Китаем в борьбе за мировое господство.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня