Политика

«Она показывает пример мужества…»

Сергей Давидис и Мария Баронова отвечают на претензии Эдуарда Лимонова к Ольге Романовой и другим лидерам оппозиции

  
221

Писатель и лидер незарегистрированной партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов жестко раскритиковал уже практически всех лидеров современной «несистемной» оппозиции. В списке тех, до кого долетели его «лимонки», значатся Сергей Удальцов и Борис Немцов, Гарри Каспаров и Ксения Собчак, Геннадий Гудков и Илья Яшин, Владимир Рыжков и Алексей Навальный, Дмитрий Быков и Сергей Пархоменко.

Писатель не щадит никого. Практически любого, кто стоял на трибуне Болотной, он готов стащить со сцены и подвергнуть жесткой обструкции.

Хотя фактически претензии Лимонова к лидерам белоленточного протеста сводятся к нескольким пунктам. Писатель обвиняет лидеров Болотной в беспринципности, в отсутствии лидерских качеств. Самое важное обвинение — это слив протеста. По мнению Лимонова, народное движение было обречено в тот момент, когда 10 декабря 2011 года самопровозглашенные вожди увели людей с Площади Революции на Болотную.

Последнюю гранату Лимонов запустил в члена Координационного совета оппозиции, председателя исполкома движения «Русь сидящая» Ольгу Романову. Популярность Романова получила в связи с историей своего мужа Алексея Козлова, осужденного за мошенничество, потом выпущенного и опять посаженного. Тема Алексея Козлова, как считают многие, пострадавшего безвинно, многократно озвучивалась на митингах.

Сегодня Ольга Романова отвечает за финансовую сторону подготовки к массовым акциям. Как говорят ее соратники, ей доверили это направление благодаря безупречной честности Романовой.

«СП» попросила прокомментировать претензии Лимонова к известным оппозиционерам и, в частности, к Ольге Романовой члена Координационного совета оппозиции Сергея Давидиса и находящуюся под подпиской о невыезде по делу 6 мая Марию Баронову.

Первый наш вопрос касается, естественно, перспектив белоленточного протеста и слухах о его угасании.

— Говорить об угасании протеста нельзя. Движение, которое началось 5 декабря 2011 года, никуда не делось, — считает Сергей Давидис. — Оно развивается, трансформируется, адаптируется к текущим обстоятельствам. Да, вначале была надежда на быстрый натиск. Когда проснувшееся общество рассчитывало победить. Этого не получилось и не могло получиться. Анализируя протест, необходимо понимать суть социальных течений. Я, в отличие от Лимонова, не могу говорить о каком-то сливе протеста. Его судьба не зависит от площади, где проводят митинг.

Сегодня надежды на быструю победу уже нет. Но вышедшие на Болотную люди всё равно готовы принимать участие в протесте. Они приходят наблюдать на избирательные участки, они никогда не проголосуют за «Единую Россию», они жертвуют средства. К примеру, мы за пять часов собрали 200 тыс. рублей в помощь семьи узника 6 мая Александра Марголина. По мере того, как будут появляться какие-то формы активности, люди будут выбирать из них по себе и участвовать в протесте.

Когда опять придет надежда на достижение результата, мы не знаем. Может, это будут выборы в Мосгордуму, может, ранее. Социологические исследования показывают падение авторитета власти. Победа, конечно, за оппозицией.

— Я очень люблю Лимонова как писателя и даже как политика. Мне он очень нравится. Хотя в политике он больше выглядит как перформансист, — говорит Мария Баронова. — Лимонов хорошо предсказывает политические ощущения, которые будут через год-полтора. Действительно, массово разговоры о том, что люди были уведены с Площади Революции на Болотную, появились спустя год. Но мне непонятны разговоры о перспективах белоленточного движения. Ведь у него нет лидеров, это просто люди, которые решили надеть белые ленты в знак протеста против несправедливости. Нечестные выборы были только поводом. И эти люди никуда не делись. Их стало только больше.

Более того, появляются недовольные и среди тех, кто голосовал за Путина. Число этих людей будет расти. Но они все разные. Кто-то из них будет желать Сталина, кто-то — Обаму. Все недовольны нынешней ситуацией, но каждый по-своему видит будущее. В целом, перспективы протеста более чем радостные. И, скорее всего, желание протестующих будет выполнено: Путин уйдет.

Другое дело, будут ли потом этому радоваться те, кто вышел в декабре 2011 года. Наверняка, после ухода Путина мы увидим нечто очень тяжелое. Потому что страна сегодня полностью на ручном управлении, и именно так государством можно управлять. Я не уверена, что есть те, кто вообще чем-то способен управлять. Желание Болотной отправить Путина в отставку исполнится, но будет ли рада потом этому Болотная? Это большой вопрос.

«СП»: — Как вы относитесь к текстам Эдуарда Лимонова, в которых он жестко критикует лидеров оппозиции?

Сергей Давидис:

— Тактика Лимонова жестко критиковать лидеров оппозиции, на мой взгляд, совершенно не конструктивна. Он и по моему адресу высказался, сказав, что 15 декабря был крах белоленточного движения. Но 13 января на улицы вышли десятки тысяч людей. Вся эта критика — бессмысленное дело, с точки зрения интересов протеста. Нельзя понять, что предлагает сам Лимонов. И то конкретное, что им предлагается, мне не представляется сколько-нибудь адекватным по отношению к существующим проблемам и к тем настроениям, которые присутствуют у протестантов.

Вне сомнения, сила протеста заключена в методологическом единстве. Очень симптоматично, что левые, либералы и националисты оказались рядом, требуя честных выборов. И только Эдуард Вениаминович с небольшим числом других людей клеймят это единство. При этом они не имеют возможности в одиночку вообще ничего сделать.

Другое дело, что Лимонов, наверное, отображает картину мира Эдуарда Вениаминовича и его товарищей. Согласно ей, великие личности вершат историю и поворачивают ее ход туда и сюда, направляя толпу на одну площадь или на другую. Мне это представляется абсолютно противоестественным, антиисторичным, ненаучным. Моя картина мира другая. Концепцию, вытекающую из такого вот представления о героях и толпе, я принять не могу.

Мария Баронова:

— Лимонов очень хорошо описывает человеческие типажи, его статьи интересно читать. Я уверена, что если бы я была в чем-то лидером, он и обо мне написал бы много плохого. Мне было бы неприятно это читать. Но я знаю, что все знающие меня и прочитавшие его описание точно бы узнали мою персону. Но тем, кого он описал, это не может нравиться, потому что он касается чего-то личного. Я не знаю, как это получается у Лимонова. У меня физически не получилось писать всю правду о тех людях, которых знаю, которым пожимала руки.

«СП»: — Может ли Ольга Романова играть роль одного из лидеров оппозиции?

Сергей Давидис:

— Возьмем Координационный совет оппозиции. Туда входит и Ольга Романова. Туда входит и много других людей. Большинство из них по отдельности, вероятно, лидерами оппозиции быть не могут. Но они части единого протеста. За каждым какой-то сектор оппозиции. В силу своих личных характеристик, в силу своей тематики. Ольга Романова представляет тех, кто борется с произволом в тюрьмах, в судах, в полиции. Она многим близка. А то, что она несовершенна, так никто несовершенен.

Мне кажется, абсолютно нелепым вырвать человека и проверять его на белизну одежд. Это то же самое, как следователи по Болотному делу берут человека, откидывают тот факт, что его вначале били полицейские, потом били полицейские, и акцентируют внимание на том, что гражданин при этом толкнул полицейского плечом. Это бессмысленный предвзятый подход.

Я с Ольгой Романовой не знаком близко. И я ей не муж и не родственник, и поэтому не могу оценивать ее личных качеств. Но у меня никаких проблем в общении с ней не было.

Мария Баронова:

— Если бы не было Ольги Романовой, то ее надо было придумать. Романова очень активная. Она находится в такой ситуации, когда нечего терять. Я ее очень хорошо понимаю. Многие женщины в оппозиции думают сегодня: «Если не мы, то кто?» И женщины способны на шаги, на которые сложно решиться мужчинам. У них сразу появляется какой-нибудь повод вроде «У меня дети». Как будто у женщин нет детей. Ольга Романова показывает пример мужества, стойкости характера.

А что касается того, может ли Романова быть одним из лидеров протеста, так в обществе вообще есть большая проблема с лидерами. Многие люди из тех, кто мог бы стать лидером, не хотят ими становиться. Многие люди не уверены в том, что они лидеры. А большинство людей из «среднего» актива вообще не хотят быть политиками. Все хотят, чтобы всё было хорошо, но не хотят никакой ответственности. Поэтому говорить о том, что Ольга Романова органически не подходит на роль лидера протеста нельзя. Она и не лезет.

«СП»: — Насколько значимо для протестующих дело Алексея Козлова?

Сергей Давидис:

— Винить Ольгу Роману в том, что она постоянно поднимает тему своего мужа, никак нельзя. Она вполне справедливо полагает, что он незаконно осужден, и она борется за него.

В то же время совершенно неверно приписывать Романовой нанесение дела Козлова на знамена публичных мероприятий. У нее не было возможностей, чтобы единолично такое сделать. Более того, я никогда не сталкивался с тем, чтобы она подходила и говорила: «Не забудьте сказать про моего мужа».

Вторая фаза преследования Алексея Козлова приобрела характер политического, связанного с общественной деятельностью Романовой. Проявление солидарности с Романовой в Интернете весьма массово. И вполне естественно, что если рядом с нами на сцене стоит человек, на которого таким образом давят, то ему уделяется больше внимания, чем сама ситуация заслуживает в масштабах общественной жизни страны. Но это был запрос самих участников протеста в тот момент. Козлов и Романова воспринимались как символ. И это нормально.

Мария Баронова:

— Мы вообще мало знаем людей, которых бы выпустили из тюрьмы и они бы не уехали. Алексей Козлов накануне посадки пошел собирать зубные щетки, понимая, что его опять посадят. Вторым таким человеком был, пожалуй, только Ходорковский. Козлов имел личное мужество пойти обратно в тюрьму. Ольга Романова — его жена. Нельзя осуждать жену за то, что она использует свои ресурсы для помощи своему мужу и для помощи другим женщинам в подобных ситуациях. Мне кажется это абсолютно нормальным.

Фото: Андрей Стенин/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня