Политика

Кремлевский полюс влияния

Россия собирается сделать из БРИКС противовес североатлантическому блоку

  
695

У Кремля — новый амбициозный проект: создать альтернативный мировой центр влияния. Это следует из документа «Россия в БРИКС. Стратегические цели и средства их достижения», который подготовлен Национальным комитетом по исследованию БРИКС. Комитет, напомним, был создан в 2011 году по указу тогдашнего президента Дмитрия Медведева. Возглавляет его первый замглавы комитета Госдумы по международным делам Вячеслав Никонов.

По сути, речь идет о переориентации БРИКС (в это объединение входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) с решения преимущественно экономических задач на политические. Задача-максимум видится наполеоновской — избавиться от международной гегемонии США и установить «полицентричный миропорядок».

«Растущая перспектива утраты Евро-Атлантикой своего главного преимущества — экономического превосходства — и вместе с тем морального лидерства открыла перспективы перед потенциальными глобальными игроками иного геоисторического происхождения», — говорится в документе. Появление БРИКС «переместило глобальную инициативу на недавнюю периферию», которой теперь предстоит «предложить миру историческую альтернативу и взять на себя (в сотрудничестве с Западом или без оного, если с его стороны не будет проявлена политическая воля) конструирование основных несущих опор нового миропорядка», — считают авторы концепции.

В результате, Россия существенно усилит свой «переговорный потенциал» и «нарастит возможности для лоббирования своих интересов и инициатив на международной арене», — поясняется в документе.

Для установления «миропорядка» предлагаются следующие шаги:

— создать постоянный секретариат БРИКС, сначала виртуальный (в интернете), а затем полноформатный;

— открыть Банк развития с уставным капиталом в $ 50 млрд. и штаб-квартирой в Москве;

— открыть Банк международных расчетов стран БРИКС для платежей в национальных валютах;

— создать специальный антикризисный фонд в 240 млрд. долларов;

— принять в БРИКС исламскую страну — например, Индонезию или Турцию — для повышения «гуманитарного и межцивилизационного потенциала».

Этот план, вероятнее всего, будет обнародован на саммите БРИКС, который пройдет 26−27 марта в южноафриканском Дурбане. Предполагается, что 133-страничный документ, который пока проходит под грифом «для служебного пользования», в дальнейшем ляжет в основу «Комплексной программы использования участия России в БРИКС в целях ускорения экономического развития и укрепления ее международно-политических позиций» — ее сейчас готовит правительство РФ.

Что стоит за желанием превратить БРИКС в «несущую опору» нового мира?

«В игре вокруг БРИКС Россия является разменной монетой», — уверен один из лидеров «Левого фронта» Гейдар Джемаль.

— Надо понимать, что БРИКС — это так называемый ротшильдовский проект, — говорит Джемаль. — В глобальном мире, напомню, имеется серьезное противостояние между двумя кланами космополитов. Первый олицетворяет Барак Обама, и этот клан опирается на доллар и американский печатный станок. Второй олицетворяет европейская династия банкиров Ротшильдов, и этот клан противостоит США. Ротшильды хотят потопить доллар, и сделать твердыми некоторые региональные валюты — например, юани и динары. БРИКС — один из инструментов в руках Ротшильдов.

Надо сказать, в потоплении доллара заинтересованы все страны, входящие в БРИКС — это создает новую конфигурацию власти и открывает огромные перспективы. Сегодня, с точки зрения Ротшильдов, наступил удачный момент для новой атаки на Штаты. Мировое долларовое правительство, привязанное к США как к империи, работает крайне неэффективно, поскольку Америка находится далеко не в лучшей форме. Это повышает шансы вывести региональные валюты на первый план, благодаря чему Ротшильды получат контроль над мировыми центрами силы и смогут ими манипулировать.

Китай, Бразилия — и тем более Россия — вовсе не решающие инстанции при таком раскладе. Но по ходу игры у каждого из участников есть шанс что-то выиграть. Впрочем, наша попытка выиграть — предложение разместить штаб-квартиру БРИКС в Москве — выглядит как забавная попытка конкурировать с Китаем.

Именно Китай является сегодня главным мировым игроком. Именно в Китай Ротшильды закачивают гигантское количество золота, чтобы дать ему возможность безболезненно оторваться от доллара. Наконец, Китай является главным оппонентом Штатов и лидером в БРИКС.

Кстати, большой вопрос — нужно ли членство в БРИКС самому Китаю — в этом, по большому счету, заинтересованы только Ротшильды. Но пока цели Поднебесной и европейских банкиров совпадают.

«СП»: — Мы правильно делаем, что пытаемся хотя бы как-то участвовать в этой игре?

— Россия малоинтересна другим участникам БРИКС. Скажем, из 270 миллионов тонн нефти, которые потребляет ежегодно Китай, российской нефти — всего 16 миллионов тонн. Это крайне незначительные 6% - не с такими показателями завоевывают место под солнцем.

В этой игре, увы, Россия является довеском и разменной монетой. Но тема с БРИКС хороша хотя бы тем, что противостоит усилиям США, направленным на полный отрыв России от Китая. Так что кое-что и мы выигрываем…

«Идея с новым миропорядком отдает маниловщиной», — считает политолог, член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров.

— БРИКС — очень искусственное образование, которое никогда не являлось реальным объединением стран, — говорит Петров. — Авторы документа считают, что страны БРИКС могут дополнять друг друга. Сильная сторона у Китая — экономика, у Бразилии — ресурсно-экологический потенциал, у Индии — демографический и научный, а ЮАР — это ворота в Африку. Силу России авторы видят в ее политической и военной мощи.

Я с такими выводами не согласен. Китай и Индия, минуя БРИКС, напрямую выстраивают отношения с ведущими странами мира. И никто из них точно не нуждается в военном и политическом ресурсах России.

Мне кажется, наши предложения по БРИКС отдают маниловщиной. Если в финансово-экономическом плане БРИКС имеет некоторый смысл, то в военно-политическом у него нет никаких оснований перерасти в реальный союз. Еще меньше оснований у России играть в этом союзе какую-то особую роль.

«СП»: — Почему?

— Место России в БРИКС — образно говоря — на приставном стуле. Если из объединения убрать Китай и Индию, от него мало что останется. Думаю, плод Национального комитета по исследованию БРИКС — неуклюжая попытка найти новые интеграционные проекты в ситуации, когда с интеграцией у России не получается даже на постсоветском пространстве.

«СП»: — Наши предложения — открыть Банк развития, Банк международных расчетов стран БРИКС, создать антикризисный фонд — могут быть приняты на саммите в Дурбане?

— Я не вижу нужды в таких банках и фондах для таких гигантских экономик, как китайская и индийская. Экономика Китая сейчас выходит на первое место в мире, а российская дает всего 2% мирового ВВП. По сути, это слон и Моська. Трудно представить, как две такие разные страны смогут иметь общие копилки и кошельки.

«СП»: — А предложение расширить БРИКС за счет исламской страны?

— Для начала, мне кажется, нужно преобразовать БРИКС в объединение, какое имеет общие цели. Турция, скорее, присоединится к Шанхайской организации сотрудничества (Китай, Россия, Казахстан, Таджикистан, Киргизия и Узбекистан) — у ШОС, по крайней мере, имеются четкие задачи.

«СП»: — Значит, «новый миропорядок» обустроят без нас?

— В России, со времен Примакова, популярна идея развития многополярного мира. Но проблема в том, что России не удается стать полюсом силы не только в БРИКС, но даже на постсоветском пространстве — где, казалось бы, ей и карты в руки. Россия может, конечно, предложить Китаю и Индии представлять где-то их интересы, но зачем это китайцам и индийцам? Чего ради создавать секретариат БРИКС, который должен сидеть в Москве — кто на это согласится? Мы пытаемся повысить свой международный статус не за счет успешных интеграционных проектов, а путем создания какого-то странного международного клуба.

Идея с нашей инициативой по БРИКС понятна: если из-за экономического кризиса Запад просел, и в мире начинает складываться новая конфигурация сил, надо подсуетиться и сыграть в этом процессе какую-то роль. Но для России, увы, возможна только одна роль — страны, у которой есть пиратский флаг, но нет ни корабля, ни команды…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Александр Томас

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня