Политика

Военные перевернули Египет по просьбе народа

Свергнув президента, армия страны пирамид подкорректировала «арабскую весну»

  
5320

Почти сутки после свержения военными президента Мухаммеда Мурси Египет простоял в шаге от гражданской войны. Лишь к сегодняшнему вечеру угроза, кажется, отступила. Мухаммед Бальтаги, один из руководителей исламистского движения «Братья-мусульмане», которое до недавнего времени находилось у власти, заявил, что его сила не признает «военный режим». При этом все же отказывается от вооруженной борьбы.

Таким образом, революционный «блицкриг» в исполнении египетской армии успешно завершен. Учитывая, что в качестве движущей силы переворота снова выступило командование, революционный римейк почти дословно воспроизводит события двухлетней давности. Судьба лидера действующего исламистского режима была решена уже в среду. Когда министр обороны страны Абдель Фаттах ас-Сиси отдал приказ задержать главу государства в связи с предъявлением ему обвинений. Решение было спровоцировано отказом главы государства выполнить ультиматум и добровольно оставить свой пост. Этого требовали протестующие массы, которые в течение нескольких дней не покидали «эпицентр» египетской революции — каирскую площадь Тахрир. Аналогичные массовые акции протеста одновременно проходили и в других городах. Таким образом их участники выражали свое недовольство по поводу наступления исламистской реакции и фактической узурпации власти представителями радикального движения «Братья-мусульмане». Не желая признавать поражение, Мухаммед Мурси призвал своих сторонников к новому раунду гражданского противостояния. Реакция египетских «гэкачепистов» не заставила себя долго ждать.

Абдель Фаттах ас-Сиси в среду вечером выступил по национальному телевидению и сообщил, что президент отстраняется от власти.

До проведения внеочередных выборов государством будет управлять правительство технократов. На переходный период его в качестве главы государства возглавит руководитель Конституционного суда страны Адли Мансур, который уже принял президентскую присягу. Как и следовало ожидать, на призыв отстраненного от власти Мухаммеда Мурси не допустить «нарушения законности», откликнулись некоторые из его сторонников. Несмотря на то, что армия в целом держит ситуацию под контролем, число жертв прокатившихся по стране беспорядков достигло нескольких десятков.

Реакция международного сообщества на «революционную перезагрузку» Египта оказалась весьма сдержанной. Несмотря на то, что восстановление египетскими силовиками контроля над страной, которая второй (после Туниса) подхватила почин «арабской весны», казалось бы, не предвещает ничего хорошего сторонникам политического ислама, организаторы свержения Мухаммеда Мурси принимают поздравления даже от монархий Персидского залива. В частности, от короля Саудовской Аравии Абдалы ибн Абдель Азиза, который поздравил Адли Мансура в связи с назначением временным главой страны. В свою очередь министр иностранных дел Объединенных Арабских Эмиратов также дал положительную оценку действиям египетских военных, назвав их крепким щитом народа. Аналогичного мнения придерживается и президент Сирии Башар Асад, который назвал произошедшее в Египте крахом идеи политического ислама.

Реакция официальных представителей США, которые в свое время приветствовали свержение Хосни Мубарака, также не выходит за рамки дипломатического канона, требующего в такой ситуации «выразить обеспокоенность» и пожелать передать в скором времени власть гражданскому правительству. Белый дом в лице президента Барака Обамы предостерег египетских военных от произвольных арестов и расправ над свергнутыми политическими оппонентами. Можно констатировать, что это пожелание по факту проигнорировано организаторами египетского «путча». Как стало известно, в Египте начались массовые задержания и аресты сторонников свергнутого президента-исламиста.

Так, появилась информация о задержании верховного лидера «Братьев-мусульман» Мухаммеда Бадиа, его заместителя Рашада аль-Байюми и Саада аль-Кататни, главы Партии свободы и справедливости, сформированной на базе движения. Учитывая, что два года назад первое дыхание «арабской весны» привело к дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке и странах Магриба, став прологом к еще более кровавым событиям в Ливии и Сирии, очередной революционный эксцесс в Египте не может не вызывать опасений.

— Не вижу ни малейшей связи между событиями в Египте и, скажем, перспективами разрешения ситуации в Сирии, — говорит президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — Честно говоря, даже не понимаю, как первое может повлиять на второе или тем более на положение дел на Ближнем Востоке в целом. Катар, который являлся одним из основных застрельщиков сирийской гражданской войны, дистанцировался от нее в момент, когда Башар Асад начал уничтожать оппозицию. После чего передал «сирийское досье» Саудовской Аравии. Провал Мурси и «Братьев-мусульман» означает, что расхлебывать эту ситуацию придется Катару. Потому что это его креатуры. С другой стороны он сэкономит деньги на Сирии. Их пустят на то, чтобы подкупать египетских генералов и политиков. В остальном это разные страны, события в которых продолжат развиваться по собственной логике.

«СП»: — Можно ли говорить, что исламистские силы, вызвавшие к жизни «арабскую весну», постепенно выдыхаются?

— Да ничего подобного. Идет нормальная рутинная борьба различных проектов на Ближнем Востоке. Причем она выходит за рамки противостояния светских властей и радикальных исламистских групп. Внутри последних идет конфронтация между их различными вариациями. Вроде движения «Братьев-мусульман» с различными салафитскими группировками. Впереди у нас лет 80 глобальных пертурбаций в арабском и в исламском мире в целом. Они охватят и Африку, и Центральную Азию. В данном случае мы имеем лишь еще одну частную ситуацию в рамках процесса, напоминающего тот, который начался в Европе в 1914 году и продолжился в 1917—1918. Он закончился развалом Югославии. Т.н. «арабская весна» — это синдром перемен такого масштаба. На третий год после ее начала очередную власть в очередной раз свергли в Египте.

«СП»: — За военными в Египте стоит образованное меньшинство. Насколько в этом смысле прочны их позиции?

— За военными стоит не образованное меньшинство, а танки, артиллерия и авиация. Только это имеет значение. Им вообще никто не нужен. Они выражают только интересы генералитета. Как и всякая другая армия. Генералитет, который владеет от четверти до трети собственности, составляющей ВВП Египта, не хотел бы, чтобы после окончательного развала страны эта собственность превратилась в ничто. Вот и все. А то, что на данном конкретном историческом этапе их интересы совпали с интересами оппонентов исламской идеи, то это именно совпадение. Мало ли у кого на каком этапе совпадают интересы. Во время абхазо-грузинской войны интересы Басаева временно совпали с интересами РФ. Напомню, будущий ичкерийский боевик воевал добровольцем на стороне абхазов. Всякое бывает в этой жизни.

«СП»: — Реакция основных геополитических игроков на события в Египте оказалась на удивление сдержанной. Чем это можно объяснить?

— Другой реакции странно было бы ожидать- «бобик сдох». В Египте вообще мало кого должно интересовать, что думают в Вашингтоне, Москве, Эр-Рияде или в Дохе. В этих и других столицах это прекрасно понимают. В Египте меняется власть. Теперь все задумаются, как вести себя в этой ситуации и налаживать диалог с военными.

«СП»: — Конспирологические версии не заслуживают доверия?

— Все идет от нежелания вникать в то, как устроен мир. В силу чего теории заговора всегда обладали притягательностью для широких масс. Такие концепты всегда будут актуальны. Просто вместо Америки будут говорить, скажем, про марсиан. Ветер дует не от того, что деревья качаются, а наоборот. Хотя попробуйте убедите сторонника теории заговора в том, что это не так. Американцы любят делать вид, что они всегда про все знают и всем руководят из-за кулис. Просто не надо быть идиотом и верить в это.

В отличие от своего коллеги президент Института религии и политики Александр Игнатенко считает, что события в Египте следует рассматривать в контексте региональной и глобальной геополитики. Не исключая возможность наличия связи между очередной политической революцией в этой стране и недавним отречением от престола эмира Катара. Можно предположить, что шейха Хамада бен Халифа аль-Тани заставили оставить свой монархический пост. Поскольку, по словам Александра Игнатенко, бывший катарский самодержец проводил откровенно авантюристическую политику во всем арабском мире. И, в частности, в Сирии и в Египте. В последнем случае инструментом влияния и претворения далеко идущих геополитических планов были «Братья-мусульмане». Вполне возможно, что экс-президент Египта Мурси сумел занять высокий пост благодаря спонсорской помощи со стороны катарского эмира.

«СП»: — Свидетельствуют ли последние события в Египте, что представители радикального ислама постепенно утрачивают привлекательность в глазах масс?

— Известный оппозиционный деятель Эль-Барадеи назвал события, которые начались 30 июня, «перезагрузкой революции 25 января». На мой взгляд, это емкая и правильная характеристика. Поскольку эти события реализуют те цели и задачи, которые так и не были решены на первом этапе революции. Напомню, два года назад она имела светский, антиклерикальный и национальный характер. Другой вопрос, что исламистам удалось воспользоваться плодами этой революции, проведя через выборы в парламент значительное число своих сторонников. После чего они закрепили успех на президентских выборах, на которых победил исламист, представляющий «Братьев-мусульман». Придя к власти, политики-исламисты, как и следовало ожидать, отказались от программных целей тех сил, которые привели их к власти. То есть они не решали наболевших социально-экономических и политических проблем, которые вызвали к жизни революцию 25 января. Вместо этого была сформирована исламистская политическая система на основе новой Конституции. На все высокопоставленные посты президент Мурси также расставлял исламистов. Самый вопиющий случай это назначение губернатором Луксора одного из руководителей исламской «Аль-Гамаа аль-Исламия». Той самой группировки, которая в 1997 году организовала чудовищный теракт, убив 58 иностранных туристов. Это не могло не спровоцировать протест. Не говоря уже о том, что Мурси зажимал прессу похлеще, чем во времена Мубарака. В Египте за год прошли десятки, если не сотни процессов по статье оскорбление президента. А египетская пресса всегда была одной из наиболее свободных в арабском мире. Наконец, Мурси хотел исламизировать армию, чего ему не могли простить военные.

«СП»: — Получается, за время президентства он растранжирил поддержку большинства?

— Дело в том, что большинство населения Египта за него и не голосовало. Да, он получил чуть более 50% от общего числа египтян, которые приняли участие в выборах. Однако следует иметь ввиду, что их бойкотировала значительная часть общества. Если посчитать с учетом явки, то Мурси возглавил страну, получив от силы 25−30% голосов. То есть изначально наибольшая часть населения не поддержала избрание исламиста. В условиях, когда он не решал, а только обострял стоящие перед Египтом проблемы, на Тахрир вышли многие его вчерашние сторонники. «Братья-мусульмане» говорят о том, что произошел военный переворот. Я категорически не согласен с этим. В данном случае армия выступила инструментом гражданского общества.

Фото ИТАР-ТАСС/ Денис Вышинский

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня