Политика / Выборы

Москва идет к майдану?

Выборы породили вторую волну политического протеста

  
14186

Такое впечатление, что выборы все же встряхнули Россию. Все ждут развязки двойной интриги: как отреагирует Москва на победу в первом туре Сергея Собянина и Екатеринбург — на победу Евгения Ройзмана.

По данным на 6.50 утра 9 сентября, после обработки 99% бюллетеней, Собянин набирает 51,27%, Навальный — 27,3%."Любое количество голосов, завоеванных честно, полученных честно, это дороже каких-то больших процентов", — сказал господин Собянин, назвав свой результат «очень хорошей цифрой».

В свою очередь, Алексей Навальный провел брифинг в два часа ночи. «Рисованные собянинские 51,5% гарантируются только сфабрикованными данными с выездного голосования. Мы не признаем таких результатов и требуем аннулирования выездного голосования», — жестко заявил Навальный. «Мы требуем второго тура, которого хотят москвичи, проголосовавшие за второй тур. Если мэрия и Кремль будут игнорировать требования людей, то завтра мы призовем всех выходить на улицы города», — пообещал оппозиционер.

Тем временем глава фонда «Город без наркотиков» и член федерального комитета партии «Гражданская платформа» Евгений Ройзман одерживает победу на выборах мэра Екатеринбурга. После подсчета 100% бюллетеней он лидирует с 30,11% голосов и опережает главного конкурента — вице-губернатора Свердловской области, единоросса Якова Силина (у него 26,48%) — примерно на 14 тысяч голосов.

Победа Ройзмана вызвала панику в городе. Об этом сообщает РБК. Личный состав ГУ МВД подняли по тревоге, в центре города примчались грузовики с ОМОНом. Председателя городского избиркома и главу местной полиции вызвали ночью к губернатору Евгению Куйвашеву. Сам Ройзман уже заявил, что будет следовать опубликованной программе и не даст в обиду соратников, против которых возбуждены уголовные дела.

Все это говорит об одном. Выборы не пошли по сценарию, изначально намеченному Кремлем, более того — практически вышли из-под контроля в ключевых городах. Значит ли это, что мы вновь стоим на пороге крупных политических перемен?

— На наших глазах начинается крах системы, которая выстраивалась последние 10−12 лет, — убежден политолог, профессор Валерий Соловей. — Это системный слом — речь идет о том, что власть теряет столицу и крупные города. Точно так же в свое время компартия теряла власть в СССР, сценарий повторяется.

Другой глобальный вывод — системной оппозиции в России более не существует. Та оппозиция, которую называли системной — ЛДПР, «Справедливая Россия», «Яблоко» — потерпела вместе с партией власти сокрушительное поражение. Уходит не просто власть — уходит вся нынешняя политическая система.

Наконец, третье: на арену выдвигаются новые лидеры и новые политические силы.

Если говорить о персоналиях, для Собянина результат Навального — это катастрофа. Думаю, при нынешнем раскладе должен быть второй тур, и шансы Собянина выиграть его не очень значительны. Но даже если второго тура не будет, политического будущего у Собянина нет. Он показал, что не способен контролировать Москву, а Москва в политических раскладах — ключевой российский город. Не только потому, что это столица, а потому что так устроена Россия. Человек, который упускает Москву, упускает и власть в стране.

«СП»: — Что теперь тактически предпримет Кремль?

— Я не очень представляю реакцию Кремля. То, что в выборах участвовали Навальный и Ройзман, была попыткой Кремля адаптироваться к новой ситуации. Он надеялся оживить политическую систему, сделать ее более гибкой, но сохранить контроль. Сейчас становится очевидным, что контроль вряд ли удастсясохранить — система идет вразнос.

При таком раскладе можно попробовать три варианта. Первый — жестко заблокировать любые изменения и перейти к откровенному политическому террору. Скажем, арестовать Навального и Ройзмана, интернировать некоторых людей из страны. На это власти, конечно, не пойдут.

Второй путь — пойти навстречу переменам, сказать: мы видим, что наша система провалилась, давайте сядем за круглый стол с лидерами оппозиции и будем договариваться, как менять политическую систему России.

Третий путь — попытаться чередовать элементы жесткости и мягкости. Вот по этому пути, скорее всего, власть и пойдет. Но этот путь обычно самый плохой. Чередование мягкости и жесткости вызывает раздражение как у тех, кто хочет перемен (недостаточностью шагов навстречу), так и у других, кто перемен боится. Мировой опыт показывает, что курс чередования уступок и давления в конечном счете приводит к сносу системы, а не к ее перестройке.

«СП»: — Что будет делать Навальный, если второго тура не будет?

— Если Кремль попытается уйти от второго тура, можно попытаться организовать массовое давление. Способы этого давления известны и хорошо апробированы. Например, майдан — очень эффективный способ.

«СП»: — Вы считаете, сейчас возможен майдан?

— Я считаю, в нынешней ситуации это единственный способ оказать цивилизованное мирное давление на власть и заставить ее пойти на второй тур. Множество наблюдателей, которые работают в ТИКах, сообщили мне, что нигде на их участках Собянин не получил 50%. Да, он опережает Навального, но не более того. А наблюдатели — это несколько тысяч живых очевидцев, считающих, что выборы фальсифицированы.

«СП»: — Навальный способен пойти с майданом до конца?

— Здесь пока не попробуешь — не узнаешь. Думаю, сейчас Кремль решает вопрос: что лучше — признать второй тур или пойти на опаснейшую политическую эскалацию в Москве? Майдан во втором случае становится просто неизбежным. Сторонников у Навального много, они воодушевлены, и результат такого противостояния вряд ли будет в пользу власти. На мой взгляд, ситуация приобретает острый характер. Значительно более острый, чем в декабре 2011 — январе 2012 года. Да и Навальному терять особо нечего — он же находится под статьей.

«СП»: — Более острый потому, что противостояние может перекинуться на Россию?

— Острота в том, что в Екатеринбурге выигрывает Ройзман, а кандидаты от «Единой России» проигрывают Красноярск и Воронеж. Это может охватить всю страну. База протеста расширяется. Если два года назад протест был только в Москве, то сейчас готова протестовать и провинция — по другим, правда, основаниям. И выборы, проведенные нечестно, служат спусковым механизмом для этого процесса.

Представляете себе несколько десятков тысяч человек в центре Москвы, уверенных в своей моральной правоте, и которые не дрогнут перед полицейским насилием? Что будет тогда?

«СП»: — Почему власть допустила эту ситуацию?

— На всякого мудреца довольно простоты. Кремль исходил из того, что контролирует процесс. Но есть абсолютная социологическая закономерность: незадолго до своей кончины режим начинает совершать ошибку за ошибкой. Он как будто специально делает все, чтобы ухудшить собственное положение и приблизить падение. То же самое происходит сейчас. Это правило не знает исключений.

«СП»: — И как долго длится фаза сумасшествия?

— Недолго, поверьте — счет идет не на годы, а на месяцы. Мы сегодня наблюдаем вторую волну политического подъема. Первая была в 2011—2012 годах, но она схлынула. Сейчас начинается новая волна, и она будет значительно более высокой и мощной. Это не означает, что именно эта волна приведет к падению нынешнего режима. Но то, что грядут существенные изменения, становится все более очевидным и возможным.

— Навальный получил фантастически красивый результат, — отмечает член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров. — Он сходу делает Навального федеральным политиком. В целом для протеста, который обвиняли в том, что он может быть только реактивным, это тоже фантастически высокий результат. В этом смысле Москва и Екатеринбург -две модели, которые уже на следующих выборах будут сильно востребованы и в других регионах.

В какой-то степени высокий результат Навального Собянину на руку: чем более конкурентные выборы — тем выше легитимность Собянина. Если, конечно, не будет скандалов и подозрений, связанных с фальсификацией. Выгодны ли такие результаты Кремлю — другой вопрос. Собянин в этом случае выигрывает в честной борьбе, и, кроме того, не показывает результата выше, чем Путин в 2012 году — все это ему, скорее, в плюс.

«СП»: — Навальный требует, чтобы состоялся второй тур выборов. В штабе Собянина в ответ заявили, что не исключают такого сценария. Второй тур состоится?

— Кремль хотел бы любой ценой избежать второго тура. Понятно, и во втором туре Собянин выигрывает. Но это игра сложная, причем игра в реальную политику. Думаю, Кремль сейчас к этому абсолютно не готов.

«СП»: — Навальный пообещал вывести людей на улицы, если второго тура не будет. Насколько далеко он готов зайти?

— То, что говорит Навальный, говорится в пылу сражения. По сути, это продолжение риторики, которой он занимался последние несколько месяцев. Думаю, если возможность второго тура и рассматривалась, она никогда не была вероятной. Вряд ли у самого Навального — если здраво взвесить факты — были сомнения, что Собянин выиграет. Кстати, большой плюс нынешних московских выборов — то, что ни с одной из сторон мы не видим провокаций. Хотя в обоих лагерях есть люди, которые бы желали радикализовать ситуацию — либо подогнать результаты под более достойные, либо вывести людей на улицы.

«СП»: - Можно ли назвать эти выборы поворотными?

— Москва и Екатеринбург — очень важные точки. Погоды в целом они не делают — выборы во многих местах прошли так же грязно, как обычно. Но если Кремль признает, что тактика, которую он вынужденно использовал в Москве и Екатеринбурге, удалась, он будет и дальше играть более сложным образом. Пока неясно, станет ли такая игра мейнстримом или Кремль сочтет, что политологи заигрались и получили негативный результат.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня