Политика

Американцев надо ловить на слове

Кто заставит Вашингтон выполнить своё обещание?

  
14614

В английском языке есть выражение, которое дословно переводится «сыграть адвоката дьявола». Я попробую объяснить, что оно означает применительно к возникшей международной ситуации.

Итак, диспозиция. Дьявол — США — готовится напасть на Сирию.

Можно долго рассуждать о том, что по всем нормам международного права это — агрессия против независимого государства, осуществив которую Соединённые Штаты становятся государством-преступником, а его руководители подлежат преследованию Международного уголовного суда.

Можно говорить о том, что США эту черту перешли уже давно и стали главной угрозой существованию мира на земле, а потому как здорово, если бы в один прекрасный день их просто не стало — миру было бы только легче дышать.

Можно пуститься в увещевания и настаивать на том, что в Сирии у Штатов интересов вообще нет, а грядущая война выгодна исключительно Израилю, да и то не из-за Сирии, а в надежде, что в боевые действия будет вовлечён Иран, которому тоже достанется на орехи.

Можно приводить данные опроса общественного мнения CNN/ORC International (по состоянию на 09.09.2013) о том, что абсолютное большинство населения США — 71% - выступает против военной акции и лишь 27% - за. И это при том, что гигантская пропагандистская машина успела основательно промыть мозги американцам и убедить их в том, что именно режим Асада применил химоружие. В этом убеждены восемь из десяти опрошенных.

Можно издеваться над Обамой, который год с небольшим назад прочертил идиотскую «красную линию», а теперь мечется в углу, куда сам себя загнал.

Всё это можно. Только это ничего не даёт.

К сожалению, реальность такова, что отказаться от задуманного могут только сами США, и никто их разубедить в этом не в состоянии. Тем более, нет сейчас в мире силы — увы и ах!, но это так — которая могла воспрепятствовать Вашингтону делать на мировой арене всё, что ему заблагорассудится. (О смехотворном намерении глав двух палат нашего парламента попытаться воздействовать на американский конгресс даже писать как-то неловко, этот шаг говорит о том, что в окружении наших руководителей просто нет людей, знающих и чувствующих американцев. Последнее, может быть, даже важнее.)

До сего дня не верилось, что шанс не довести дело до войны вообще может возникнуть.

Но вот американский госсекретарь заявил, что США дают Башару Асаду неделю на то, чтобы тот сдал весь запас имеющегося у Сирии химического оружия, и в этом случае страна избежит ракетно-бомбового нападения Соединённых Штатов.

Конечно же, это диктат, который недопустим в международных отношениях. Что на практике, тем не менее, происходит постоянно.

Конечно же, американцам верить на слово нельзя. Если история отношений с ними чему и учит, то учит именно этому. Искусство дипломатии должно состоять в том, чтобы цель (в данном случае, сохранение мира) была достигнута даже в отношениях с теми, кто вероломен.

Но заявление Керри даёт Москве уникальный шанс разрешить дело миром, не доводя дело до гибели сотен, а то и тысяч ни в чём не повинных людей.

Кроме нас это сделать некому. Прямой контакт между Белым домом и режимом Асада исключён. Ни Турция, ни одно из арабских государств на роль посредника не годится либо по причине вовлечённости во внутренний конфликт, либо из-за нарушенных отношений с внешним миром. Крупные государства Западной Европы, будучи членами НАТО, являются по определению потенциальными участниками будущего конфликта в случае его эскалации. Малые и нейтральные — типа Швейцарии или Австрии — не обладают необходимым весом на международной арене (а могут, ведь, потребоваться и гарантии безопасности). У нас же связи с каждой из сторон потенциального конфликта пока ещё сохраняются на самом высоком уровне. Впоследствии можно будет «подключить» и Китай, и Совбез ООН. Да хоть Ватикан. Хоть конгресс народов организовать…

Но только без дураков — с отведением американских кораблей на безопасное для Сирии расстояние и с вводом контингента «голубых касок». И так, чтобы это был peacekeeping (сохранение и поддержание мира), а не peacemaking (установление и насаждение мира). Не так, как сделали французы в Мали. И не так, как это сделала НАТО в Косово — сначала перемирие, прекращение огня, разведение воюющих сторон, затем ввод международного воинского контингента. И без американской компоненты в том контингенте.

Нынешняя ситуация абсолютно беспрецедентна. Можно, естественно, вспомнить смелую — если не сказать отчаянную — миссию Примакова к Саддаму Хусейну накануне бомбёжек Багдада в первую войну США в Ираке. Но, при всём уважении к Евгению Максимовичу, он тогда представлял лишь Горбачева, а тот, увы, не представлял из себя ничего. Про поездку Черномырдина к Милошевичу даже вспоминать не хочется. Вот такого, когда, нашими руками американцы заставили сдаться целое государство, необходимо избежать во что бы то ни стало.

Для этого договариваться надо, что называется, на берегу.

Ясное дело, американцы загнули насчёт недели. За неделю и даже за месяц такие дела не делаются. Но если — только если — они серьёзны в своих намерениях, то уже есть предмет для разговора. Не исключено, что в условиях гражданской войны Асад будет рад тому, чтобы избавиться от химоружия. Знает же, что по нему ударят, если он его применит. А избавится от обузы: сторожи его, перевози с места на место под усиленной охраной, оберегай от поползновений боевиков…

Керри тоже не просто так про возможность избежать войны брякнул. Когда-то очень давно, когда он представлял только себя, он выступал против войны во Вьетнаме. А сейчас он человек подневольный и всё, что произносит, он говорит по указанию Обамы.

А как отреагировал тот на приписываемое режиму Асада применение химоружия? Он даже не прервал свой отпуск, который проводил на курортном островке, поигрывая в гольф. Больше недели (!) уклонялся от ответов на вопросы о Сирии. В психологии это называется «борьба мотивов», а проще говоря, сомневался. Правда, потом, уже когда вернулся, то разродился десятиминутной речью о том, что «военная акция против целей сирийского режима» — дело срочное! И куда он после этого направился и что он делал? Пять часов играл в гольф с вице-президентом Байденом! Свалил бремя принятия решения на конгресс и улетел в Швецию. Там в Королевском технологическом институте осматривал «первое коммерчески применимое решение для гибридных грузовиков и автобусов».

Затем последовала его знаменитая фраза: «Не я установил красную линию, красную линию установил мир…» Люди, твёрдо настроенные на войну, так себя ведут?

Сейчас, правда, в США начинается пропагандистская накачка. Но это ничего, она имеет целью воздействовать на конгресс.

А Обама и его ближайшие советники всё равно говорят об «ограниченном ударе через нос корабля» — хотя Пентагон и планирует более массированную кампанию против Сирии. Но надо иметь в виду, что в министерстве обороны планов всегда громадьё — десятки на всякий возможный случай. Да и не они принимают решения. Обама вообще все внешнеполитические решения принимает сам, доверяясь только своему чутью. Его команда по национальной безопасности даже обижается и с ревностью поглядывает на советников по экономическим, социальным и юридическим вопросам — их-то он слушает.

Обама очень боится, что откажись он от военной акции против Сирии, политические оппоненты его просто заклюют: «Слабак, рохля, слюнтяй, довёл до того, что на Америку во всём мире плевать хотели!»

Ему надо помочь спасти лицо, спасая при этом жизни невинных людей и существующую международно-правовую систему.

Москва такой шанс упустить не должна! Это голливудско-целлулоидные «герои» вечно талдычут про «save the world» — а здесь и сейчас речь действительно идёт о спасении мира. В обоих смыслах этого русского слова.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня