Политика

С-300 долетят до Ирана

После этого до войны в Сирии дело, возможно, не дойдет

  
65539

Россия делает еще один «ход конем» в дипломатической игре вокруг Сирии. Владимир Путин принял принципиальное решение поставить Ирану — союзнику Сирии — пять дивизионов зенитно-ракетных комплексов С-300ВМ «Антей-2500» (модифицированный экспортный вариант системы С-300В). Об этом стало известно «Коммерсанту». Взамен Тегеран должен отозвать иск к «Рособоронэкспорту» на $ 4 млрд за срыв прежнего контракта.

Напомним: в сентябре 2010 года президент России Дмитрий Медведев подписал указ о мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН, которая вводила против Тегерана санкции, в частности, запрет на передачу современных вооружений. В итоге контракт стоимостью $ 800 млн на поставку Ирану пяти дивизионов С-300 (модификация ПМУ-1) был аннулирован. В ответ Тегеран подал иск к «Рособоронэкспорту» в третейский суд Женевы.

Заметим, Россия «прокатила» Иран с поставками С-300 в ущерб себе. Решение было чисто политическим. Оно являлось жестом доброй воли в сторону США. Однако жест не подействовал — отношения с Америкой лучше не стали. Можно также предположить, что обещанные иранцам ЗРК стали разменной картой в диалоге с американцами по договору СНВ-3. Так или иначе, но теперь решение Кремля укрепить Иран существенно меняет расклад в игре американцев против Сирии — причем, не в пользу США.

Путин, кроме того, дал поручение проработать вопрос строительства второго энергоблока АЭС в Бушере. Эта сделка России экономически тоже не особо выгодна, зато сближает Москву и Тегеран.

13 сентября, на полях саммита ШОС в Бишкеке, Владимир Путин обсудит обе темы с новым иранским президентом Хасаном Роухани. Как заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, «будет обсуждаться взаимодействие в атомно-энергетической сфере, в том числе в контексте Бушерской АЭС», и что «вопросы военно-технического сотрудничества также стоят в повестке дня».

К чему приведет укрепление Ирана, сделает ли оно невозможным военное вторжение в Сирию?

— Россия в последние годы, с возвращением Путина на пост президента стала проводить более-менее самостоятельную политику, — считает генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. — Руководство страны осознало, что если Россия не будет укреплять свой статус в мире, ее просто уничтожат. В том числе, добьют военным путем. Поэтому Россия сейчас ищет, с одной стороны, опорные точки в мире, с другой — формирует пул своих союзников.

Все годы демократизации, начиная с Горбачева, мы главным направлением сотрудничества избирали Запад. Но в ответ западные партнеры — прежде всего, Соединенные Штаты — ничего хорошего России не дали. Более того, была ущемлена наша безопасность и разгромлены союзники, которые тянулись в России — Сербия, Ирак, Ливия. И вот теперь на очереди Сирия, а за ней — Иран. В результате Россия остается в одиночестве, теряет геополитический статус мировой державы. Получается, на нашу страну не только нельзя надеяться как на надежного союзника, с ней вообще опасно дружить и сотрудничать. Потому что все страны, которые тянутся к России, уничтожаются.

Осознание этой опасности подвигло руководство страны на ряд мер, которые Россия была обязана предпринять гораздо раньше. Первое — России вместе с Китаем наложила вето в Совете Безопасности ООН на резолюцию по Сирии. Второе — Россия стала отстаивать нормы международного права и предложила метод политического урегулирования ситуации вокруг Сирии. Думаю, наша разведка, спецслужбы и военные аналитики все же внушили Путину, что поведение, которое мы продемонстрировали в случае с Ливией, приведет к полной изоляции России. В итоге, Россия станет страной-одиночкой и утратит возможности для обеспечения собственной безопасности.

После поддержки Сирии Россия стала более независимо вести себя и в отношении Ирана. Иран — наш сосед. По большинству международных вопросов безопасности позиции Москвы и Тегерана совпадают. Иран так же, как и мы, поддерживает идею многополярного мира и выступает против присутствия вооруженных сил третьих стран в Каспийском регионе. Кроме того, Иран тянется в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) и, вероятнее всего, будет подавать заявку на членство в БРИКС. Именно этот сосед должен дополнять потенциал безопасности России.

Россия обязана была осуществлять военно-техническое сотрудничество с Ираном, но давление из Вашингтона не позволило поставить Тегерану чисто оборонительные системы — такие, как С-300. Дай Бог, чтобы сейчас эта ошибка была исправлена. Россия укрепляет военный потенциал Ирана, и тем самым вносит вклад, чтобы остановить войну на Большом Ближнем Востоке.

«СП»: — Как сейчас выглядит расклад сил в регионе?

— Турция, работая против Сирии, явно работает против России. Турецкая армия — самая мощная в НАТО после США, это надо учитывать. И враждебная позиция мощной в военном отношении державы опасна для России. Понятно, что Турция, даже после поражения в антисирийской кампании, не прекратит плотно работать против нашей страны. Например, дестабилизируя Северный Кавказ через подрывные акции, соперничая с РФ в Каспийском регионе и Черноморском бассейне.

Нам в ответ нужно выстраивать систему безопасности, основанную на балансе сил. Иран в ней будет одним из балансиров, но ему нужно помочь — в условиях эмбарго и изоляции — укрепить свою оборону. Тегеран нам не угрожает — тем более, в военном отношении. С другой стороны, посмотрите, в каком окружении находится сам Иран: нестабильный Афганистан, враждебные Турция, Саудовская Аравия, монархии Персидского залива. Иран — если нынешнее руководство Сирии будет свергнуто — тоже остается без союзников и рискует быть уничтоженным. Так что у нас общие интересы.

«СП»: — Поставки Тегерану С-300 меняют расклад сил?

— Россия уже направляет военные корабли в Средиземное море, к берегам Сирии, там создается довольно мощная российская военно-морская группировка. А поставки Ирану современных ЗРК крайне усиливают позиции России и формируют близкий к военному союз государств.

Россия — впервые в новейшей истории — демонстрирует непокорность США. Это обязательно отрезвит Саудовскую Аравию, Катар, другие страны региона. Они оказываются теперь между Россией — мощной державой, которая сегодня показывает политическую и военную мощь — и Соединенными Штатами. В этой ситуации им придется выбирать.

Все это сильно повлияет на Америку. Уже сейчас американский председатель объединенного комитета начальников штабов выступает против военной операции в Сирии. Это говорит о том, что военные аналитики в США считают, что соотношение сил невыгодно для Штатов. Америку сейчас поддерживает разве что президент Франции Франсуа Олланд. Даже британцы — верные союзники США — не хотят ввязываться в драку. От саудитов и катарцев пользы в военной операции мало. В этой ситуации главным военным союзником США становится Турция. Поэтому нам как никогда нужно укреплять Иран.

«СП»: — Для Обамы решение России о поставках ЗРК будет аргументом в пользу отказа от вторжения в Сирию?

— Честно говоря, нам нужно наплевать на Обаму — как нужно было наплевать в свое время на Буша — и проводить свою политику. В Америке судьбу войны и мира решает не президент, а крупный капитал, прежде всего, оборонно-промышленный и нефтяной, плюс, конечно, банки. Но все они не хотят идти против своих военных и значительной части населения. Они тоже начинают понимать, что политическая изоляция Америки в мире приведет к потере их прибылей — а это для них главное. Потерять Россию, которая все реформистские годы подпитывала экономику США и американские корпорации, для них тоже опасно. Поэтому мне кажется, что сейчас шансов начать войну у Америки совсем немного.

«СП»: — Если благодаря нашим усилиям до войны не дойдет, насколько увеличится вес России на международной арене?

— Он просто взлетит. По Ливии мы подыграли американцам, и они всем выломали руки. Здесь ситуация совершенно другая. Россия своими действиями меняет геополитический расклад в современном мире. Америка понимает, что своей политикой завела себя в тупик — экономический и политический. Россия, напротив, набирает силу. Увидите: американцы станут вежливее с нами, будут перед нами заискивать…

— Мы видим, как сейчас Обама уворачивается от сирийской операции, — отмечает заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Он вынужден отвечать за базар на счет «красной черты» (год назад Барак Обама заявил, что если на территории Сирии будут использовать химическое оружие, то «красная черта» будет пересечена, и США начнут активные действия, — прим. «СП»). С другой стороны, делает все, чтобы этого избежать. Абсолютно нереально, чтобы при таком раскладе Обама полез еще и в Иран. Поэтому, строго говоря, не имеет значения, будут у Тегерана С-300 или нет — к операции против Ирана американцы в любом случае не готовы.

«СП»: — Медведев, когда аннулировал прежний контракт с Ираном, ссылался на резолюцию Совета Безопасности ООН. Речь тогда шла о поставках С-300 ПМУ-1. Те комплексы, которые мы теперь собираемся поставлять — С-300ВМ «Антей-2500» — тоже подпадают под резолюцию?

— Под резолюцию не подпадала и прежняя «трехсотка», у этих комплексов очень близкие характеристики. Просто тогда, в 2010 году, у нас с американцами был совершенно четкий обмен: непоставка Ирану С-300 в обмен на подписание договора СНВ-3. Дело в том, что СНВ-3 был подписан в варианте, предельно выгодном для России. По СНВ-3 наша страна имеет право даже увеличивать свои стратегические силы, а Америка обязана их сокращать. По сути, это был договор об одностороннем сокращении американских стратегических сил.

«СП»: — Как скажется поставка С-300 на отношениях с США?

— Думаю, при Обаме никак не скажется. Если его сменит республиканец — ситуация может обостриться. Но такую перспективу обсуждать бессмысленно: мир настолько быстро меняется, что никто не знает, как он будет выглядеть через несколько лет.

— Не думаю, что С-300 можно будет сразу пустить в дело, примерно год уйдет на разворачивание ЗРК и обучение персонала, — уверен президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — Поможет это Тегерану или нет — это вопрос технических средств, которые будут использоваться для удара по самому Ирану. Сегодня ясно одно. Неизбежно то, что происходит в Сирии — с фальсификациями, дипломатической и политической войной, агрессивной кампанией в отношении России, отсутствием уважения к международному праву, массированной поддержкой радикальных исламистских террористических организаций, в первую очередь суннитских, — приводит к вопросу о том, что будет после Сирии. Ведь есть еще и джихад против России. Пока эти джихадисты, которые пользуются широчайшей поддержкой наших западных коллег и партнеров, находятся на сирийском фронте. А куда они пойдут потом? К нашим южным рубежам? Элементарная логика подсказывает, что наша задача в такой ситуации - обеспечить увязание террористов подальше от наших границ. Если после Сирии они увязнут в Иране — это тоже нам на руку…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня