Политика

Хотите в НАТО? Верните Севастополь и Крым

В случае вступления Украины в альянс Россия получит основания для территориальных претензий

  
65635

И без того непростые отношения Москвы и Киева затрещали по всем швам по мере приближения, возможно, роковой для обеих столиц даты — 25 ноября. Именно на этот день назначено подписание в Вильнюсе Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Считается, что введение в действие такого документа может означать окончательный политический разрыв между нашими странами.

Было бы странно, если бы в этой зияющей славянской ране на Западе не попытались бы поковыряться толстой сучковатой палкой. Там и ковыряются. Прежде всего, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. На пресс-конференции в Брюсселе в четверг он заявил: «Я не сомневаюсь, что будущее Украины находится в Североатлантическом альянсе, я считаю, что возможность для будущего сотрудничества этой страны с ЕС и НАТО остается открытой».

Впрочем, Расмуссен нечто подобное говорил и год, и два назад. Но тогда это звучало совсем по-другому. Официальный Киев колебался, опасался окончательно сжигать мосты на российском направлении. Итогом этой половинчатости стал в 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте отказ Киеву и примкнувшему к нему Тбилиси в статусе кандидатов на вступление в альянс. Хотя и тогда западные страны подчеркивали: двери в их союз для бывших советских республик не закрыты окончательно. Но Россию решено было не дразнить.

Сегодня все горшки между Владимиром Путиным и Виктором Януковичем перебиты в мелкие дребезги. Оба лидера относятся друг к другу с плохо скрываемой неприязнью и конструктивный диалог между ними вряд ли возможен. Остался язык взаимных обвинений и угроз.

С Западом у Путина тоже все непросто. Франция и Германия, которые, собственно, и помогли нам в 2008 году в Бухаресте, теперь, после дипломатической тяжбы вокруг Сирии, дистанцируются от России. О Соединенных Штатах и говорить нечего. Случись рассмотрение новой заявки Украины в НАТО — кто знает, чем бы оно обернулось?

Но гипотетическое вступление Украины в воинственный альянс — это вещь посильнее, чем неизбежная, кажется, ее ассоциация с мирным все же ЕС. Тогда, не исключено, сбудется страшный сон российских генералов: американские военные базы появятся возле Ростова-на-Дону, их противоракеты — у Белгорода и Брянска, эсминцы под звездно-полосатым флагом — в Азовском море и у причалов в сотнях метрах от памятника адмиралу Нахимову в Севастополе.

Собственно, нечто подобное Соединенные Штаты уже показали нам в 2011 году, когда в Черное море в рамках очередных международных американо-украинских учений «Си бриз» внезапно вошел их крейсер «Монтерей» с системой «Иджис» на борту. Той самой «Иджис», которая может составить систему направленной против России противоракетной обороны США. Возможность ее развертывания на морских и океанских направлениях после отказа Чехии от размещения систем ПРО на своей территории всерьез рассматривается Пентагоном.

Появление «Монтерей» у наших южных границ вызвало нескрываемое раздражение Москвы. Крейсер покрутился в Черном море и ушел. Но он ведь может вернуться. И не один. И надолго встать к украинскому причалу в Севастополе, если на него нанесут натовскую маркировку. Чем ответим тогда?

Что мешает Януковичу прямо сейчас броситься в распахнутые объятия Андерса Фог Расмуссена? Несколько лет назад украинский президент сам ответил на это так: «Сегодня это нереально для нашей страны, потому что мы по критериям вступления в НАТО должны иметь поддержку большинства населения Украины». Тогда нужной поддержки не было? А завтра?

А на завтра, после 25 ноября, Киеву со стороны Москвы обещана тотальная экономическая война. С пристрастным таможенным «шмоном» каждой фуры и грузового вагона, с мгновенным разрывом всех производственных связей в производстве самолетов, вертолетов, автомобилей, морских судов, космических ракет, оружия и т. д. Тогда — остановка сотен заводов и фабрик, массовая безработица и разорение и без того обнищавших до африканского уровня братьев-украинцев. Мгновенно, окончательно и бесповоротно развалится экономика Запорожья, Днепропетровска, Николаева, Феодосии, Керчи, Севастополя.

Кроме того, еще в кризисном 2008 году на Украине приняли программу ускоренной популяризации идеи членства в Североатлантическом альянсе среди населения. И, несмотря на громадные дыры в бюджете, выделили на это дело 40 миллионов гривен.

Все это, вкупе с неподъемными ценами на энергоносители, у замерзающего и оголодавшего населения может вмиг испепелить остатки былой любви к северо-восточному соседу. И тогда кто знает, каков в этом случае может быть исход референдума украинцев по поводу их членства в НАТО?

Пока наша страна пытается переломить настроение соседей с помощью угроз. В тот же день, когда Расмуссен сделал очередное приглашение Киеву в НАТО, из Москвы к благоразумию призвал украинцев советник российского президента Сергей Глазьев. По его словам, не то что вступление в НАТО — даже ассоциация с ЕС в обозримой перспективе может привести к введению визового режима между нашими странами. Глазьев прокомментировал это так:

— Украина — большая страна, которая с нами всегда жила вместе, и нам даже трудно себе представить, что вдруг оборвутся эти тысячи кооперационных связей, появится визовый режим на границах, и, как в кошмарном сне, мы будем вспоминать, что творилось во время грузинского конфликта, когда явно враждебная нам власть направляла украинских специалистов воевать с российскими солдатами. Хотелось бы этого избежать всеми силами. Вместе с тем, мы должны понимать, что у каждого интеграционного процесса есть своя логика".

Однако не похоже, чтобы даже такой аргумент остановил на скаку в Европу закусивший удила официальный Киев. Но вот еще один повод Януковичу подумать, прежде чем 25 ноября в Вильнюсе окунать перо в чернила. Соглашение Киева с Евросоюзом станет серьезным нарушением так называемого «Большого договора» о дружбе между Россией и Украиной, подписанного в 1997 году. А это даст основания Москве для его денонсации. А следом можно предъявить политически ветреным партнерам территориальные претензии насчет национальной принадлежности Крыма и Севастополя. Об этом заявил кандидат экономических наук Александр Павлов, заместитель директора Национального института развития РАН.

Чтобы было понятней, на чем могут строиться аргументы по денонсации того самого Договора «О дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной», которым наша страна впервые признала территориальную целостность Украины в ее нынешних границах, приведем выдержки из этого документа. В его ст. 6 говорится: «Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон воздерживается от участия или поддержки, каких бы то ни было действий, направленных против другой Высокой Договаривающейся Стороны, и обязуется не заключать с третьими странами каких-либо договоров, направленных против другой Стороны. Ни одна из Сторон не допустит также, чтобы ее территория была использована в ущерб безопасности другой Стороны».

А вот ст. 40: «Настоящий Договор заключается сроком на десять лет. Его действие будет затем автоматически продлеваться на последующие десятилетние периоды, если ни одна из Высоких Договаривающихся Сторон не заявит другой Высокой Договаривающейся Стороне о своем желании прекратить его действие путем письменного уведомления не менее чем за шесть месяцев до истечения очередного десятилетнего периода».

То есть срок очередной пролонгации истекает в мае 2017 года. Раньше со вступлением в НАТО при всем желании Украина вряд ли управится. Тогда за полгода можно уведомить Киев, что мы в такие игры больше не играем.

Если такое произойдет — куда там памятному российско-украинскому дипломатическому конфликту вокруг косы Тузла в Азовском море в 2003 году. Тогда мы впервые рассматривали позиции друг друга в бинокли и прицелы. В конфликте за Крым одним рассматриванием дело может и не окончиться.

А тем временем.

Андрей Илларионов, бывший советник президента РФ в 2000—2005 годах, в интервью изданию «Украинская правда» заявил:

«Отношение российского руководства к Украине базируется на том представлении, о котором Владимир Путин сказал несколько лет назад. Внешне это выглядело как случайная оговорка, а на самом деле, конечно, это был сознательный поступок. Он заявил, что Украина не имеет длительной истории собственной государственности, и значительная часть украинской территории на самом деле является российскими территориями, которые достались Украине необоснованно. „Половина Украины — это Россия“, что-то типа того… Частично им признается независимость государства Украина, но внутреннее ощущение большой исторической несправедливости, вызванной тем, что, по крайней мере, часть территории Украины должна была бы принадлежать России, незримо присутствует. И если невозможно взять реванш политическим образом, то тогда наступает время для действий экономического характера».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня