18+
среда, 31 августа
Политика

Нагадайка

Захар Прилепин: сводки с будущих фронтов

  
21046

Ко мне в деревню на реке Керженец заехал по случаю главред телеканала «Дождь» Зыгарь. Два года назад (только что грянул юбилей, который и послужил поводом для этой статьи) сразу после огромного митинга на Болотной мы с ним поспорили на бутылку коньяка, что протест закончится ничем.

Собственно, мне выпала честь объявить это буквально первым, можете проверить. Мы с Эдуардом Лимоновым выступали на площади Революции, передавая друг другу мегафон, пытаясь докричаться до других оппозиционных колонн, которых организованно уводили на Болотную (помню колонну, которую вела Чирикова, суетящегося Немцова и мрачную колонну националистов).

В районе 12 или 13 часов мне позвонили с «Эха Москвы», попросили откомментировать происходящее, я сказал, что только что мы потеряли исторический шанс, проиграли революцию. «Эхо Москвы» отреагировало на слова мои несколько озадаченно.

В тот же вечер я зашёл на «Дождь», меня позвали в программу, где оживлённо ругались Гудков и кто-то из кремлёвских, зашёл Бондарчук, накричал на Гудкова, сказал, что не хочет его слушать — «Прилепина надо слушать!» — страшно прокричал Бондарчук.

Я естественно ничего не стал говорить. Тем более что всё и так было сказано.

После эфира Зыгарь сказал мне, что не разделяет моего мрачного настроения; так мы и поспорили. Коньячок он держал два года, всё надеялся, наверное, что российская антироссийская государственность треснет пополам, и я ему проспорю.

А вот не вышло.

Я про всё это вспомнил случайно, и вот по какому поводу. Недавно мне попалась моя статья из «Русской жизни», написанная где-то в 2006 году — она была сделана в форме шутливых предсказаний.

Между прочим, там есть забавные вещи.

Я, к примеру, сообщаю, что режиссёр Балабанов начнёт экранизировать русскую классику, скорее всего, Чехова. С чего мне это в голову взбрело, представления не имею, но как-то написалось. Через два года Балабанов неожиданно сделал фильм «Морфий», по Михаилу Булгакову. Ну, немножко я оступился: два саркастичных врача, два классика, два мизантропа, мучительно страдавших от жалости к людям, оба умерли рано — не сложно было спутать.

(…Вернее сказать уже не оба умерли рано — а все трое).

Ещё я пишу в статье, что у писателя Лимонова родится второй ребёнок, девочка.

Наверное, в прошлой жизни я был цыганкой, потому что через год так и случилось.

Там ещё множество подобных, странным образом снизошедших угадаек.

Или такой ещё текст был у меня.

Один серьёзный журнал, забыл название, предложил мне в 2010 году написать мемуары от имени Владислава Суркова, что-то типа «…десять лет спустя», фрагменты воспоминаний.

Суркова я описал после революции — он в отставке, занимается литературой, но — важный момент! — говорит о себе, как о человеке, который тайно эту самую уже случившуюся революцию готовил.

Юмор, помнится, оценил тогда один Олег Кашин, остальные читатели вяло отмахнулись: да ладно ещё, навыдумываете.

В десятку я не попал (пока не попал) — собственно я и не целился никуда, но когда Суркова сняли с поста главного российского идеолога, причём поставив ему на вид чуть ли не явную поддержку болотной оппозиции, эту статью мне напомнили мои товарищи: откуда, мол, знал, как догадался?

Был и третий, очень давний, шестилетней давности очерк, открывавший книгу публицистики «Это касается лично меня». Там шла речь о распаде Украины, который начался неожиданно и удивительным образом повлёк революцию в России.

Наблюдая сегодня евромайдан, я загибаю пальцы: коньяк у Зыгаря за болотный облом забрал, Балабанову земля пухом, но за «Морфий» спасибо, с Лимоновым смешно получилось, Сурков должен бы предложить мне ставку кремлёвского звездочёта (а я откажусь). Осталось досмотреть, чем там с Украиной дело закончится, а дальше дождаться, как остальные доминошечки повалятся друг за другом.

Конечно, от среднестатистического российского пользователя и читателя Сети благодарности за красивые прогнозы не дождёшься. Он сам креативный класс — понимает только то, до чего дошёл своим умом. Остальное едко презирает.

Когда, к примеру, люди вышли на Манежную, Болотную, Сахарова, я ещё льстил себе: вот, мол, с самых 90-х годов долбили одно и то же (в России нет выборов, нет политической конкуренции, этот порядок вещей несправедлив, его всё равно придётся ломать, не будет вам никакой эволюции, лимит на эволюцию исчерпан — моя фраза, дарю; будут великие потрясения, люди унижены, Родина попрана, национальные интересы плюнуты) — наконец, до многих всё это дошло.

Но тут случился облом: оказалось, никто не помнит, что ты там говорил десять лет назад, это как бы все сами по себе обо всём догадались. Десять лет спустя, правда, но ничего, ничего, лучше поздно, чем очень поздно.

Теперь вот гоняешь другую мантру: Путин, свет наш, Владимир Владимирович — либерал-западник, проводит в России либеральные реформы, когда креативный класс кричит на площадях «Больше либерализма!» — он проводит в жизнь программу Путина, а не сражается с Путиным, этот креативный класс — главный залог путинского правления. И если победить коррупцию Путина, то первые, кто пострадают — те самые представители креативного класса, которые существуют за счёт «чёрного нала», ухода от налогов, а также избыточной коррупционной прибыли, неустанно перераспределяемой на всяческий политический и социальный PR, создание и поддержку шоу-бизнеса, глянца, моды и прочего потребительского оборота.

Россия не станет «цивилизованной Европой» вовсе не потому, что у нас плохой Путин (или у нас неправильный народ, который не выдавил из себя раба, а кроме того коррупция, дураки, дороги), а потому что никакой «цивилизованной Европы» уже нет, с каждым годом её будет становиться всё меньше и ближайшее столетие пройдёт под знаком вырождения… ну, хорошо, перерождения европейской цивилизации в нечто другое. Где нам, в любом случае, всё равно места не отыщется.

«Семьи цивилизованных народов» тоже не существует; а если существует — то нас там никто за родню не считает. Даже если мы все дружно наденем на свою рожу печальное лицо Сванидзе и спросим подобострастно: «И так тоже нет?.. А почему, простите?»

Я всё это повторяю не потому, что мне так дороги лапти, щи и берёзки (хотя, да, очень дороги), а потому что мы никому не нужны ни со щами, ни со свободными выборами, ни с лаптями, ни с парламентом, ни с чем — ровно до того момента пока у нас есть в личной собственности 42% мировых богатств, ядерное оружие и имеется хоть какая-то рождаемость. А как только последние два пункта исчезнут — то тогда вообще разговаривать не о чем будет. И не с кем.

Посему предлагаю вот такую, на кофейной гуще, сводку.

В ближайшем будущем (не очень близком, но при первых же реальных признаках кризиса) Путин станет очень «правый». Он будет такой националист, что разве что Русский марш не возглавит. Всякое там некоренное отребье будут свозить тысячами, сотнями тысяч и вываливать в какой-нибудь припограничный овраг. Проведут несколько массовых уголовных процессов. Попытку массового восстания некоей национальной общины браво подавят с применением оружия. Наш гарант обязательно публично нахамит президенту какой-нибудь азиатской страны, приехавшему заступаться за своих поданных. (К примеру так: «Если не в состоянии накормить своих граждан — складывайте полномочия, и пишите петицию о вхождении в состав России, мы рассмотрим; если не желаете в состав — давай, до свидания»).

В общем, у нас будет такой президент, что на его фоне померкнут и спутник, и погром. Потому что президент, конечно же, выглядеть будет круче: у него ж спецназ и воздушный десант с арийскими овчарками, а у вас только три тысячи лайков.

(Айдер Муждабаев окончательно поседеет от такого безобразия, но с поста редактора «МК» всё равно не уйдёт. Лия Ахеджакова публично назовёт Владимира Владимировича «нацистским преступником». Ничего ей за это не сделают, конечно. Ходорковский напишет по этому поводу точное и умное письмо о том, что правый поворот смысла не имеет, а вот левый поворот давно надо было сделать; но его, как и в прошлый раз никто не услышит. Российская либеральная интеллигенция и собственники при власти левой стороны в принципе не различают: они как сломанный детский танк едут только прямо, назад или вправо).

На какое-то время все эти манипуляции позволят Путину удержаться у власти.

Заодно (а вот у нас какой козырь, зацени, народ!) власти примут в состав РФ, например, Приднестровье.

Однако Приднестровье на хлеб не намажешь. Особенно когда на пенсионный фонд уходит уже половина бюджета, а ввести налог на бездетность или запретить аборты прогрессивное человечество всё равно не даст.

…Трон наш государь император всё равно оставит, это неизбежно. И те, кто сейчас висят у него на сосцах, едва наш гарант лёгкой трусцой отправится в свой лес, отвалятся от него как Ромул и Рем от той волчицы и останутся клацать зубами в поисках нового пропитания.

(Некоторые заранее начнут любить Навального, потихоньку протаскивая его фамилию в свои колонки).

(Дмитрий Быков временно эмигрирует, но там ему будет так же противно, как здесь; но вдобавок ещё и скучно. Главным российским режиссёром станет Александр Велединский. Дмитрий Ольшанский временно возобновит «Русскую жизнь». Владимир Сорокин напишет новую антиутопию про охоту на азиатов. «GQ» восхитится и прослезится. Просвещённым западником и либералом, наконец, перестанет быть модно даже в «Фейсбуке», но легче от этого не станет).

Фашизма в России не будет. Впрочем, если либералы очень сильно будут просить, то кого-нибудь из них всё-таки побьют, потому что слово вещественно.

США не рухнут. Войны России с Китаем тоже не будет.

Но кто всё-таки придёт к власти мы ещё не решили.

Самый, к несчастью, реальный вариант, что к власти могут опять прийти, не поверите, либералы, но только уверенно рядящиеся в белокожих патриотов, республиканских консерваторов и антиимпериалистов.

Подобную породу выводили здесь четверть века, теперь от неё ещё столько же не избавишься.

Скорее всего, нового президента Путин сам приведёт к власти, но так, чтоб никто ничего не понял и не заметил. Могут даже небольшую инсценировку софт-переворота устроить, чисто по приколу.

Обман вскроется, когда новые власти тоже захотят в Европу, и, никому не объявив правду о намерениях, поспешат туда, отрясая с подбрюшья всякую Азию, срывая как репейники русские деревни ещё не ставшие дачными посёлками, оставляя в мерзлоте дальше промерзать сибирские города с закончившейся нефтью и что-то там совсем далёкое, возле Японии.

Тогда придётся начинать эту песню сначала и спорить с Зыгарем на бутылку коньяка, что сколько балласта не сбрасывай — всё равно никуда не уплывёшь.

Заколебёт уже этот коньяк к тому времени.

Об авторе
СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье