18+
среда, 31 августа
Политика / Евромайдан

Толерант — друг режима

Захар Прилепин: российские итоги украинских событий

  
60419

Никакой истерики. Никакого империализма. Исключительно логическая картина и немного сведения счётов: но не с украинскими товарищами, а с российскими.

Для начала, кажется, стоит пояснить, что я не смотрю российского телевидения и вообще не имею его в доме, хотя догадываюсь, что это достаточно топорная и тупая агитационная машина — впрочем, принципиально не отличающаяся от любой другой государственной пропагандистской машины.

Моя информация — это многочисленные открытые сетевые источники.

Для пояснения личной позиции: я, безусловно, поддерживаю антикоррупционную борьбу украинского народа: на Майдане, безусловно, было явлено замечательное человеческое мужество и сплочённость.

Но есть другие вещи, касающиеся напрямую России и той части российского политического и околополитического сообщества, которая выдаёт себя за оппозицию и имеет смелость представлять интересы народа.

Ни для кого не секрет, что подавляющее число российской либеральной интеллигенции и националистически настроенных масс выступили с полной и безоговорочной поддержкой событий на Майдане.

Исключения — редки.

В среде либеральной хоть сколько-нибудь критическое отношение к Майдану вообще просматривается с трудом: мне попадался только взвешенный текст Григория Ревзина и критический текст Дмитрия Быкова, которого, впрочем, как всякого художника, достаточно сложно считать либералом.

В среде националистической ситуация плюс-минус схожая — достаточно вспомнить, что около двух десятков российских националистических организаций немедленно выступили в поддержку Майдана, а часть активистов направились туда в качестве добровольцев (к сожалению, есть погибшие). Среди известных представителей этого лагеря, имеющих позицию другого толка, пожалуй, стоит отметить Константина Крылова, Егора Холмогорова и его тёзку Просвирнина.

Кроме того, антимайданную позицию, как известно, с самого начала занял Эдуард Лимонов.

В любом случае, вышеназванные представители российской оппозиции оказались в удивительном меньшинстве.

Что до какого-то момента могло быть объяснимым: люди, отдающие себе отчёт в том, что в России построен примерно того же толка коррупционный режим, что и на Украине, склонны были считать собравшийся на Майдане народ — своими соратниками.

Тем более, что с Майдана неоднократно приходили известия (и тысячи свидетельств в блогах) о том, что на Украине наблюдается удивительное, небывалое единение: на одних баррикадах сражаются украинцы, русские, представители других национальностей, либералы, националисты, «левые». Что в целом Украина поддерживает Майдан и отдельные голоса против — это всего лишь проплаченный и «подментованный» вой титушек и бюрократического аппарата, завязанного на администрацию Януковича.

Однако ситуация последних дней показала, что положение несколько сложнее.

Началось с того, что по всей Украине начали сносить памятники Ленину. Если первый варварский акт на самом Майдане ещё вызвал некоторую оторопь даже в рядах самих участников народного восстания, то потом это как бы стало обыденностью — ну, да, сносят — имеют право.

«Такое ощущение, что Украиной последние 23 года правил Ленин», — остроумно заметил по этому поводу один из блоггеров.

Уже в самой нацеленности на памятники Ленину могла читаться антироссийская направленность восстания — в конце концов, на Украине никто не призывает строить социализм, да и в России никаким социализмом не пахнет — у нас заправляют люди глубоко враждебные всему этому.

То есть, первыми, как бы помягче выразиться, обманувшимися на Майдане оказались украинские «левые». Позже они пытались противостоять акциям по сносу памятников Ленину и некоторые из них в связи с этим пострадали — проще говоря, были избиты. (Естественно в рядах российской либеральной интеллигенции на это не обратили ровно никакого внимания — ещё чего).

Далее события стали развиваться с ещё большей скоростью: буквально на следующий день после победы Майдана был снесён памятник солдату-освободителю под Львовом и отменён закон Украины «О принципах государственной языковой политики», гарантировавшего русскому языку региональный статус, а также право на открытие русских классов в школах.

Нам говорят, что кремлёвская пропагандистская машина пытается представить это как наступление фашизма, и, конечно, перегибает палку. Украинская сторона, в свою очередь, пытается сделать вид, что ничего страшного не произошло, просто закон был недоработанный — и вот пришло время его исправить.

Нас, безусловно, не должны волновать ни российские телеведущие, ни украинские комментаторы: всем вменяемым людям ясно, что тренд на дерусификацию Украины был обозначен сразу.

Так обманутыми оказались (по крайней мере, нам так кажется) русские активисты киевской революции: ну, не за снос же памятников и ущемление русского языка они сражались.

В блогах сторонники Майдана пытаются объяснить снос памятника голодомором (как будто это памятник голодомору, а не миллионам павших солдат, освободившим мир от фашизма) и что в России тоже бы не понравилось, если б у нас стоял памятник наркому Ежову (мы вынуждены повториться, что советский солдат-освободитель не имеет никакого отношения к наркому Ежову, и не надо тут передёргивать).

Что до русского языка, то нас уверяют, что «как говорили на русском — так и будут говорить».

Всё это не выдерживает никакой критики. Естественно, немедленный запрет на русский язык введён не будет — но результаты новой украинской политики дадут о себе знать несколько позже: например, когда там лет через пятнадцать вырастет новое поколение людей, которое не учило русский язык в школе, так как его не преподавали. Кроме того, исчезнет сама возможность вести делопроизводство, участвовать в судебных разбирательствах и так далее, так далее, так далее — на русском языке.

Аргументы радикально настроенных сторонников Майдана понятны: они считают Украину своей страной, и не видят никакой необходимости делиться с русскоязычными гражданами своим, в самом широком смысле, влиянием.

Но это их аргументы!

Оторопь вызывает, что фактически все ведущие игроки российской оппозиции и абсолютно подавляющее число либеральной интеллигенции, мало того, что никак не реагирует на сложившуюся ситуацию — но находит её совершенно нормальной. Вы слышите: нормальной.

Но что нормального в том, что человек, вся родня, все предки которого жили на украинской земле, сто, двести, триста, а то и больше лет — вдруг теряет право учиться и, в самом широком смысле, пользоваться своим языком — во всех случаях, кроме бытовых и семейных.

Примеры Польши, Финляндии, Голландии и так далее, которые приводят сторонники Майдана — это, простите, дурь. Русскоязычные люди, живущие на территории Украины — жили там всегда, работали на эту землю, воевали и погибали за неё — кто вправе им запретить что-то, если они во многих городах составляют большинство населения?

Да, да, да, сто раз да — украинская сторона имеет право на свою точку зрения по этому поводу. Но с чего мы должны её разделять? Мы не запрещаем, скажем, татарский язык здесь и не мешаем этому народу ставить свои памятники — отчего бы нам не служить примером в данном вопросе?

И тут мы подходим к очень простому выводу.

И Украина, и другие бывшие республики СССР, и европейские страны, боровшиеся с собственной коммунистической властью или с либерально-буржуазными коррупционными режимами — имеют интеллигенцию и оппозицию, всегда чётко и неукоснительно ставящую интересы своей страны, своего языка и своего народа превыше всего.

И только в России сложился удивительный, непостижимый класс подавляющей части либеральной интеллигенции и серьёзной части оппозиции, который с параноидальным усердием выступает в качестве прокурора интересов своего народа и адвокатов народов других.

Кто эти люди? Откуда их завезли сюда?

В моих словах нет никакого империализма — ни малейшего. Никто здесь не считает Украину придатком России, нет; украинцы свалили Януковича — они молодцы. Но!

Но почему тридцать тысяч человек на киевском Майдане российской как бы оппозицией воспринимаются как соратники, а тридцать тысяч человек, вышедших на митинг в Севастополе — как противники? Это не титушки, вы же видите — это люди, просящие о помощи на вашем же языке.

Наши «властители дум» отказывают этим людям в пассионарности, силе воле, красоте, честности — и наделяют этими правами исключительно собравшихся в Киеве.

Это же нечестно. Это, в конце концов, не демократично — вы же демократы?

Это, более того, даже подло.

Российская либеральная интеллигенция могла бы хотя бы высказаться с нотой протеста: мол, украинские братья по оружию — что там такое происходит, давайте не будем перегибать палку…

Но они даже не смолчали — большинство из них выступило «за»! И нашли для этого аргументы!

Давайте, читатель, предположим, что завтра новая украинская власть решит силовым методом решить ситуацию в Севастополе (Одессе или Керчи). Вопрос на засыпку: на чьей стороне в случае противостояния выступят российские либералы или российские идейные коллеги «Правого сектора»?

Ответ не нужен в силу очевидности — они выступят против «сепаратистов».

Вся эта как бы оппозиция и как бы интеллигенция отстаивает не русский народ и не русский язык — а свои ценности. Для них либеральные ценности (так, как они их понимают) или националистические ценности (как они их с трудом понимают) — важнее ценностей собственно русских. Подобная оппозиция аналогов в мире не имеет.

Действуя в этом направлении, наши герои достигают удивительных глубин и высот демагогии.

Особенно мне понравилось объяснение одного либерального публициста, который попытался объяснить смысл употребление слов «москали» и «жидовня» в речи известного украинского политика.

«„Москаль“ в данном контексте — это русский имперец, который лезет во все щели, куда его не приглашают. А „жидовня“ — это тот, кто не гнушается обманом иноверцев и инородцев, презирает их, ставит барыш выше чести», — пояснил либеральный публицист, кстати сказать, при иных обстоятельствах — ну, то есть, в случае незапланированной встречи с бандеровцами, имевший шансы угодить под оба эти определения.

Но он решил, что раз он не занимается обманом инородцев и имперцем не является — значит, это не по его части.

И что нам со всем этим делать? Кого позвать? Доктора?

Никто не делает так много для укрепления правящего режима в России, как российская либеральная интеллигенция и прочие как бы оппозиционные фигуранты этой истории.

Никто! В фундаменте, на котором стоит этот строй, названные мною замешаны поровну с кремлёвской пропагандой и «единороссами».

В России минимальны шансы выбить этот режим и стопудовое ворьё, сидящее у нас на шее, вовсе не по той причине, что народ — раб, а по той причине, что вы, господа — пришельцы. Вас сюда с Луны завезли.

Кто бы вас обратно увёз теперь! Мы бы тут всё сделали без вас, а потом обратно пригласили бы. Построили бы вам министерство толерантности и психиатрии, и вы бы им тихо управляли, в накрахмаленных смирительных рубашках.

Ну, что вам стоит?

Фото: EPA/ ИТАР-ТАСС

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье