18+
вторник, 24 мая
Политика / Евромайдан

Молчание Кремля

Остались ли у России рычаги влияния на Украину?

  
45288

События, происходящие на Украине, принимают всё более русофобский оттенок. Очередным решением Рады отменён закон, по которому русский язык имел статус регионального в тех областях, где на нём говорили больше 10 процентов населения. То есть в подавляющем большинстве украинских регионов.

Звучат угрозы в адрес тех украинцев, которые хотя бы с долей симпатии относятся к России. Главными фигурами в политическом процессе на Украине стали такие люди, как Олег Тягнибок, призывающий подвергать уголовному преследованию всякого, кто в «незалежной» осмелится говорить по-русски.

В своё время история с переносом памятник Бронзовому солдату в Таллине стал поводом для большой шумихи и грозных дипломатических заявлений со стороны российского МИДа. В субботу 22 февраля под Львовом был снесён памятник советскому солдату, и наш МИД обошёл молчанием это проявление «обыкновенного фашизма».

Российское руководство вообще молчит, либо выдаёт какие-то удивительно невнятные и нерешительные реплики, вроде заявления министра финансов Антона Силуанова о том, что продолжение финансовой помощи Украине зависит от экономической политики будущего правительства этой страны. Или осторожного сомнения Дмитрия Медведева в легитимности новой украинской власти. Власти, которая, напомним, держится на бендеровских дубинках «Правого сектора».

Явно затянулось и молчание Владимира Путина. Если раньше его как-то можно было объяснять Сочинской олимпиадой, то последние сутки оно вызывает всё больше вопросов.

Например таких: стоит ли ждать, что Россия поддержит те силы на Украине, которые традиционно ориентировались на неё и остались ли в принципе у нас рычаги влияния на эту страну, учитывая изменившийся геополитический расклад?

— События последнего времени продемонстрировали неэффективность прежней политики РФ в отношении Украины, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Эта политика заключалась в том, чтобы поддерживать там относительное равновесие интересов различных элитных групп. Как показали последние события, подобного рода баланс на Украине легко ломается при помощи грубой силы в жёстких формах.

Поэтому если Россия не хочет совсем потерять своё влияние на Украину, ей надо предпринимать достаточно решительные действия. В настоящий момент, как запад Украины, так и глобальный Запад нанесли России достаточно чувствительное поражение, и развивают экспансию на традиционно пророссийские регионы Юго-востока Украины.

В связи с этим необходимо контрнаступление, особенно если Владимир Путин не хочет, чтобы потом что-то похожее произошло и в нашей стране.

Наши возможности влияния на ситуацию на Юге и Востоке Украины до сих довольно обширны. Надо пускать в ход самые разнообразные финансовые и административные рычаги, есть и варианты ограниченно-силового влияния. Главное, что существует группа поддержки, на которую можно опереться. Главное, чтоб она состояла не из серых, корыстолюбивых чиновников, а из людей, которых выдвинуло само население этих регионов. На мой взгляд, стоит провести своего рода кастинг, чтобы выявить харизматиков, на которых уже делать ставку.

«СП»: — Может ли выделение Россией обещанных денег усилить пророссийские настроения на Украине?

— Подпитывать финансами возникающий режим — нецелесообразно. Даже если мы будем регулярно «подкармливать» кредитами Украину, её руководство лояльней не станет. Это было видно и в отношениях с Януковичем, что уж говорить о тех, кто идёт ему на смену.

Поэтому любую выдачу финансовых бонусов Украине необходимо прекратить. Тем более, что Запад пока только обещает помочь кредитами. Причём обещают это не конкретные политики, а депутаты Европарламента, которые ни на что не влияют. У ЕС масса своих проблем. Поэтому абсолютно непонятно, кто будет выделять деньги, и кто захочет спонсировать весьма затратные выборы 25 мая, если они состоятся.

Имеет смысл не только остановить оказание помощи, но и ввести определённые экономические санкции. В частности, в России работает достаточно много гастарбайтеров с Западной Украины. В этой ситуации вполне можно закрыть им границу. Вариантов масса.

«СП»: — Есть ли признаки, что политика России действительно будет меняться в сторону ужесточения? Прошёл уже не один день обострения украинского кризиса, а реакции первых лиц России нет.

— Заметны признаки того, что позиция руководства России остаётся инертной. Мы опять следуем в канве событий, а не пытаемся на них воздействовать, играть «первым номером». России имеет смысл продемонстрировать, что она является сильным игроком на украинской политической арене. В противном случае, если мы в очередной сдадим свои позиции на Украине, говорить о каком-то нашем влиянии в этой стране будет бессмысленно.

Между тем, в самой России уже раздаются голоса о том, что надо договариваться с Юлией Тимошенко, но это уже не Тимошенко времён Ющенко, с которой ещё можно было найти общий язык. Сейчас — это фигура, подкреплённая победой националистического Майдана. И Запад будет делать ставку именно с учётом произошедших в последние дни событий. Тимошенко будет гораздо менее договороспособной.

«СП»: — Чем всё-таки вызвано затянувшееся молчание Кремля, Олимпиадой?

— Я думаю, в настоящий момент российское руководство прикидывает варианты. Вмешательство в этой ситуации в украинские процессы вызовет серьёзное недовольство Запада. Это неизбежно поставит под риск сбережения российской элиты, немалая доля которых находится на счетах западных банков.

И здесь Владимир Путин вынужден учитывать настроения российской элиты в целом. Хотя сейчас после Олимпиады, режим Владимира Путина оказался победителем и у него есть некий карт-бланш народного доверия. А вот бездействие Путина на украинском направлении может привести к тому, что у части оппозиции появится соблазн реализовать этот сценарий здесь.

«СП»: — Какова может быть реакция Запада, если при обострении ситуации в отдельных регионах Украины, Россия примет решение ввести туда войска?

— Можно не сомневаться, что реакция будет крайне негативной. Я не думаю, что будут предприниматься прямые меры военной помощи. Разве что здесь возможно в какой-то степени повторение приднестровского сценария. Если Юго-восток Украины поднимется, защищая себя от экспансии бандеровцев, будет возможность прийти к ним на помощь в качестве миротворцев.

К этому можно присовокупить помощь оружием, финансами, специалистами.

— У России остаются рычаги для того, чтобы создать ситуацию в свою пользу, — считает ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований Тамара Гузенкова. -Но есть — главное «но». Захочет ли руководство России это делать. До тех пор пока мы будем действовать в русле происходящих событий, соглашаться на те реактивные процессы, которые идут в Киеве помимо нас, это будет полный геополитический проигрыш.

«СП»: — С чем связано затянувшееся молчание Путина?

— Мы надеемся, что связано оно исключительно с Олимпиадой. Кроме того, наверняка, проводились и проводятся кулуарные непубличные переговоры.

Взгляд из Киева.

— России необходимо конкретно определить свои цели, которые соответствовали бы интересам значительной части украинского общества, — считает директор Института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов. — При этом нужно избегать ошибочных действий, ведущих к эскалации конфликтов, потому что ситуация на Украине такова, что если новая власть не будет приступать сразу к репрессивным действиям и открывать охоту на ведьм, то значительная власть украинцев будет относиться к ней с умеренной поддержкой, поскольку, когда горит дом, нужно тушить пожар.

России необходима последовательность в отношении тех групп украинского народа, которые возлагают на неё определённые надежды. У этой части общества с политическим представительством сейчас плохо. Политики, действовавшие от их имени, дискредитированы.

«СП»: — Насколько эффективны будут экономические санкции по отношению к Украине? Например, на основании того, что здесь снесён Памятник советскому солдату-освободителю или того, что русский язык потерял статус регионального?

— Украина уже проходила через это. Эксперимент с «таможенной блокадой» привёл к резкому росту негативных настроений в отношении России среди украинцев. Повторение такой тактики — бессмысленно. С другой стороны ясно, что новое украинское правительство вряд ли сумеет вступить в конструктивные переговоры с Россией. А если и вступит, вряд ли будет со вниманием относиться к пожеланиям России относительно внутриполитических событий. Поэтому с 1 апреля скидку на газ Украина, скорей всего, потеряет, не говоря уже о каких-то кредитах. Изменение экономических отношений уже просматривается.

Сегодня усугубление экономических проблем Украины из-за позиции России будет стимулировать процессы идеологического характера, которые, может, и будут приветствоваться в США, но вряд ли приведут к каким-то конструктивным отношениям между нашими странами. Исход ситуации на Украине ещё не до конца определён, поэтому со стороны России более уместным было бы какое-то инструментальное, а не лобовое влияние.

«СП»: — Если выборы 25 мая состоятся, возможно ли появление за оставшееся время кандидата в президенты, настроенного в первую очередь на сближение с Россией и при этом имеющего реальные шансы победить?

— Такого кандидата сегодня нет. После самоустранения Януковича, Юго-восток в политическом плане на сегодня фактически обезглавлен и безоружен перед предстоящими выборами. Партия регионов не способна к формированию внятной политической линии, и не сможет активно участвовать в политической жизни в ближайшее время. Ей предстоит процесс самоорганизации, самоопределения. Появление сильного пророссийского кандидата в президенты за оставшийся срок практически невозможно.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье
Жестокая правда без любви Жестокая правда без любви

Никита Михалков в Пензе говорил о «Ельцин-центре», травле «Утомленных солнцем» и потерянных поколениях