Политика

«Ходка» во власть

Руководство страны разрешило осужденным за тяжкие и особо тяжкие преступления баллотироваться в губернаторы и президенты

  
3601

Осужденным за тяжкие и особо тяжкие преступления возвращено право быть избранными в органы власти. Владимир Путин подписал закон об ограничении избирательного права для осужденных по тяжким и особо тяжким статьям УК РФ: на 10 лет после снятия или погашения судимости за тяжкие преступления и на 15 лет — за особо тяжкие. таким образом, речь идет не о 10−15 годах после «отсидки», а о 10−15 годах после погашения судимости, можно сказать, что это некий второй «срок».

Также предусматривается, что кандидату необходимо сообщать о своей судимости, в том числе снятой или погашенной. Эти сведения предполагается размещать в бюллетене и публиковать на стендах, где представлена информация о кандидате. Новый закон затронет все виды выборов, в том числе губернаторских и президентских.

Напомним, что после того как Конституционный суд РФ признал неконституционной норму закона, вводящую пожизненный запрет гражданам, имеющим в биографии судимость за тяжкие и особо тяжкие преступления и отменил ее, депутаты Госдумы РФ начали разрабатывать новые нормы для судимых кандидатов.

Сопредседатель Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков уверен: если Конституционный суд РФ признал неконституционной норму закона, вводящую пожизненный запрет гражданам, имеющим в биографии судимость за тяжкие и особо тяжкие преступления, то она должна быть отменена.

— Человек, который отсидел срок, — имеет такие же гражданские права, как человек, который никогда не сидел, то есть он не только может участвовать в выборах как избиратель, но — и как кандидат. Это одно из гражданских прав россиянина. Думаю, эти поправки — некая попытка обойти решение Конституционного суда и найти лазейку для того, чтобы не пустить на выборы тех, кто представляет угрозу для власти. Пора бы уже прекратить заниматься глупостями, ведь такого термина как «погашенная судимость» нет ни в одной стране мира. Кто-то просто пытается придумать какой-то очередной выборный фильтр. Я — не поклонник людей, осужденных за «уголовку», но давайте предоставим избирателю право выбирать. Если избиратель — дурак, то он проголосует за уголовника, если нет, то не будет этого делать. Зачем за нас будет решать какая-то власть?

Я думаю, что Конституционный суд должен занять тут принципиальную позицию и сказать: «Ребята, эта новая норма не конституционна».

Исполнительный директор ассоциации «Голос» Григорий Мелконьянц полагает, что новые нормы не помогут людям, осужденным за тяжкие и особо тяжкие преступления, стать действующими политиками.

— Сроки отстранения от выборов — огромные! Конечно, такие поправки в закон лишь формально выполнили решение Конституционного Суда, но на практике — это все-таки серьезный удар по возможной политической деятельности бывших осужденных. Думаю, этот закон — вынужденная мера, потому как решение Конституционный суд вынес и его без внимания оставить нельзя. Инициаторы могли бы и в более мягкой форме принять этот закон .а не устанавливать для ранее судимых повторное наказание .в виде лишения их права баллотироваться в органы власти. Очевидно, что барьеры какие-то надо устанавливать, но, по сути, сейчас на политической карьере граждан, которые отбыли наказание и уже искупили свою вину перед обществом, ставится крест. Поэтому я не исключаю, что в Конституционный суд могут быть повторные обращения, где будут оспариваться уже эти сроки.

На мой взгляд, страшилки о том, что сейчас во власть пойдет криминал, — они надуманны. Наш избиратель вполне способен отличить людей, которые рвутся во власть для каких-то криминальных дел, от людей, которые действительно хотят изменить ситуацию к лучшему. Мы слишком много ставим ограничений на пути к избирательным бюллетеням, заранее решая за людей кто достоин участвовать в выборах. Наоборот — необходимо открывать возможности участвовать в выборных кампаниях свежим лицам, пусть даже это будут люди, которые были ранее судимы. Мы знаем, что много коррупционеров уже сейчас находятся во власти и для них этот закон не является какой-то преградой. А вот для многих оппозиционных политиков, осужденных под каким-либо надуманным предлогом, — это серьезная проблема. Поэтому я все-таки ориентировался бы на избирателя, который вполне самостоятельно способен разобраться — достоин или не достоин тот или иной кандидат участвовать в выборах.

Руководитель проекта «Школа новой власти» Комитета гражданских инициатив Наталия Шавшукова справедливо замечает: любое соблюдение закона Российской Федерации и прямое следование ему — это всегда хорошо.

— Почему именно сейчас одобрен? Наверное, чтобы изобразить некий либерализм на фоне «болотного дела» и его окончания. Может быть, власть тем самым оставляет лазейки и для людей типа Ходорковского, хотя статья, по которой его судили, — не тяжкая… Конечно, здесь можно иронизировать, мол, возможно, сегодняшние чиновники оставляют некую лазейку для себя, чтобы потом все-таки иметь возможность баллотироваться, но в целом подобные либеральные инициативы можно только приветствовать.

Что касается мнений, что новой нормой якобы сможет воспользоваться криминал, то в России есть много других способов попадания во власть, помимо свободных выборов. Так, в середине «нулевых» в Совете Федерации было много людей, по которым, что называется, «тюрьма плакала». Выборы — это своего рода фильтр для подобного рода людей, при условии, что у нас свободные выборы, свободная пресса, есть институт независимых судов и люди имеют возможность знать — кого они выбирают, и кто на самом деле баллотируется. Поэтому уголовники и люди, которые действительно совершили серьезные преступления, в условиях нормальных свободных выборов во власть не попадут.

Председатель Совета Российского Института избирательного права Игорь Борисов считает, что законодатель сейчас смягчил требования к избирательному законодательству и действительно отказался от лишения права осужденных граждан по тяжким и особо тяжким статьям участвовать в выборах.

— На мой взгляд, это достаточно осторожный шаг законодателя в сторону либерализации избирательного законодательства. Думаю, это не последняя правка, которая затронет наше избирательное законодательство в рамках смягчения требований, в том числе и к лицам, совершавшим преступления. Хочу заметить, российский законодатель преднамеренно не идет на ограничение активного избирательного права, то есть права бывших осужденных голосовать. А мы знаем прецеденты в современных демократических странах, где лица, совершившие тяжкие или особо тяжкие преступления, лишены активного избирательного права. За примерами далеко ходить не надо: такой закон действует в США.

Что касается включения в информационные материалы сведений о наличии судимости, то это — оправданный шаг: каждый избиратель должен знать за кого он голосует. Кстати, есть примеры, когда судимость наоборот привлекала избирателей. Скажем, жители Ненецкого автономного округа в 2001 году в соцопросах говорили, мол, мы знаем, что кандидат в губернаторы Владимир Бутов был судим, но будем все равно за него голосовать. Но это я привел пример открытой и гласной предвыборной борьбы, где избиратель делал осознанный выбор.

Фото ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня