Крым рванул к России

Парламент полуострова внезапно объявил, что республика просит принять ее в состав РФ на правах субъекта

  
17336

Еще утром в четверг казалось, что главным политическим событием дня станет резкое обострение ситуации вокруг референдума о статусе Крыма. Дата его проведения Верховным советом АРК была вдруг перенесена с 30 на 16 марта. И на референдум теперь, как выяснилось, вынесут не один, а два вопроса. Первый: «Выступаете ли вы за вхождение Крыма в состав РФ в качестве субъекта Федерации». Второй: «Выступаете ли вы за восстановление конституции Крыма 1992 года». Об этом сообщил вице-премьер автономии Рустам Темиргалиев.

Но уже к обеду грохнула еще более важная новость: Верховный совет Крыма результатов референдума решил не дожидаться и в тот же день принял решение просить Москву о вхождении полуострова в состав Российской Федерации на правах субъекта.

Такой поворот событий стал полной неожиданностью. Еще 4 марта спикер Верховного Совета АРК Владимир Константинов уверял, что дата референдума не будет перенесена на более ранний срок. И вот — в течение двух минувших дней произошло что-то настолько значительное, что повлекло за собой радикальный перенос даты. Можно лишь предполагать, что давление со стороны Запада на Москву настолько усилилось, что заставило Кремль перейти к экстренным действиям.

Но ключевая интрига — даже не дата, а вопрос о вхождении полуострова в Россию в качестве субъекта РФ. Понятно, что такой пункт в повестке референдума не мог появиться без согласования с Кремлем. Ясно и другое: в нынешней обстановке, на волне пророссийских настроений, крымчане, скорее всего, проголосуют «за» присоединение к России.

И здесь возникает резонный вопрос: что в таком случае будет делать Москва?

4 марта президент Владимир Путин, на пресс-конференции в Ново-Огарево, посвященной ситуации на Украине, заявил, что Россия не собиралась и не собирается присоединять полуостров к себе. Но при этом Путин не сказал категоричного «нет».

"Вопрос присоединения Крыма к российской территории не рассматривается. Жители Крыма в условиях свободы волеизъявления имеют право определять свою судьбу. Право нации на самоопределение никто не отменял. Мы ни в коем случае не будем никого провоцировать, и не будем подогревать такие настроения. Только сами граждане, проживающие на определенных территориях, имеют право определять свою судьбу", — заявил Владимир Путин.

И вот, похоже, Крым пошел ва-банк, и решил «определить судьбу» с максимальной ясностью. Пойдет ли, в свою очередь, и Россия до конца, присоединит ли к себе полуостров, или отступит? Воспользуется ли снова формулой, которую президент Путин вывел на пресс-конференции в Ново-Огарево, когда говорил об использовании на юго-востоке Украины российских войск: «Пока такой необходимости нет. Но возможность такая есть…»? Будет ли Крым российским?

— Я сейчас нахожусь в Крыму, в Верховном Совете АРК, и события разворачиваются на моих глазах, — рассказывает директор Института стран СНГ Константин Затулин. — Ситуация в Крыму и на Украине не стоит на месте, она движется в определенном направлении. Люди, которые пришли в Киеве к власти в результате государственного переворота, заняли однозначно враждебные позиции по отношению к крымскому населению, Крыму, и руководству автономии. Достаточно напомнить, что вчера в Шевченковском суде Киева, председатель Верховного Совета АРК и руководитель правительства Крыма были объявлены преступниками. Этот тот самый, памятный мне Шевченковский суд, который в свое время, при Ющенко, запретил мне въезд на Украину, действуя по указке тогдашнего главы СБУ Украины Валентина Наливайченко. Симптоматично, что Наливайченко и теперь, при новой власти, руководит СБУ.

Судя по всему, новые киевские власти — люди невменяемые, никакого политического диалога и компромиссов они не предполагают. Они до сих пор считают, что не может быть федерализации Украины, хотя уже всем понятно, что Украина в прежнем виде не может существовать, не может функционировать как государство, что именно прежние унитарные нормы довели страну до нынешнего кризиса.

В Киеве уже не идет разговор о новых силах, об обновлении политического класса. Мы видим все те же лица — Игоря Коломойских, Сергея Таруту, украинских олигархов, от которых на Майдане обещали навсегда избавиться, и которые новой властью назначаются на губернаторские посты.

«СП»: — Крым это не приветствует?

— Крым за это время успел понять, что нахождение в составе Украины — такой, нынешней Украины — ничего хорошего не принесет. Поэтому трудно порицать крымчан, которые в этой ситуации считают необходимым поставить вопрос по существу. Собственно, прежняя формулировка вопроса, выносимого на референдум (он звучал так: «Автономная Республика Крым обладает государственной самостоятельностью и входит в состав Украины на основе договоров и соглашений (да, нет)?» — «СП») допускала разные толкования при ответе. В новой редакции все демократично: два вопроса, один о вхождении в России, другой — о сохранении в составе Украины, но на основе конституции 1992 года, которая, кстати, в середине 1990-х была «сверху» в приказном порядке отменена.

Я считаю, теперь приходит расплата за украинскую государственность, которая в течение 20 лет не смогла заручиться в Крыму симпатиями населения. Нынешняя ситуация — именно итог ощущений, которые за два десятилетия накопились у крымчан. Просто последние события в Киеве обострили эти ощущения, и позволили поставить вопрос ребром.

Мне кажется, Верховный Совет АРК сознает, что решение о вхождении в Россию должно быть принято на основе волеизъявления крымчан. Поэтому решение депутатов референдум не отменяет, он будет проведен. Но при этом сам Верховный Совет демонстрирует, что склонятся к вхождению Крыма в состав РФ, делает своего рода декларацию.

«СП»: — Какие вы прогнозируете результаты референдума?

— Понятно, что не все население республики проголосуют за вхождение в Россию. В Крыму есть и группы людей, которые выступают за сохранение в составе Украины — например, крымские татары. Но, думаю, абсолютное большинство и русских, и украинцев, проживающих на полуострове, проголосуют «за» вхождение в Россию.

Затем уже этот вопрос должен решаться Федеральным Собранием и президентом РФ: можем ли мы, в каких формах и в какие сроки воспринять вполне вероятное решение Крыма? Можем ли мы пойти навстречу? Сразу после сессии делегация Верховного совета АРК во главе со спикером Владимиром Константиновым направилось в Москву. Думаю, они будут эти вопросы задавать в Кремле…

По мнению президента Института национальной стратегии Михаила Ремизова, решение крымских парламентариев означает разрыв отношений с Киевом.

— До сих пор отношения между новыми властями Крыма и центральной властью находились в «серой зоне». В них отсутствовала определенность. Теперь она обозначена.

«СП»: — Правительство Аксенова идет ва-банк?

— Можно и так сказать. В некотором смысле это ответ на предложение Киева начать переговоры о статусе автономии. Теперь неправомерно начинать их до референдума.

«СП»: — Означает ли это полный разрыв с Киевом? До сих пор Кабинет Аксенова предпочитал, как минимум, сохранять контакты в экономической сфере.

— Других вариантов нет. По экономическим вопросам сотрудничать с Киевом все равно придется. Учитывая хотя бы тот факт, что полуостров подключен к единой энергосистеме Украины. Киев также получает деньги за пресную воду, которая потребляется в Крыму. Таких экономических завязок очень много. Если мы посмотрим на опыт Приднестровья и многих других отделившихся государств, то объявление независимости не приводит к разрыву экономических связей. Хотя такие риски, безусловно, возникают.

«СП»: — В новой формулировке вопрос о статусе Крыма, который вынесен на референдум, по сути, стоит ребром. Почему власти АРК решились на столь радикальный шаг?

— В СМИ приводятся разные трактовки новой версии вопросов, вынесенных на всенародное обсуждение. У меня есть информация, что вопросы звучат так: «Выступаете ли вы за вхождение Крыма в состав РФ в качестве субъекта Федерации?» и «Выступаете ли вы за восстановление Конституции АРК 1992 года?». Положительный ответ на второй вопрос предполагает придание полуострову статуса широкой автономии в составе Украины.

«СП»: — Буквально пару дней назад Сергей Аксенов утверждал, что перенести дату референдума на более ранний срок невозможно чисто технически. Что изменилось, с чем связана такая поспешность?

— На мой взгляд, это связано с тем, что на Крым усиливается давление. Против новых властей ведется очень активная информационная война. Как со стороны Верховной Рады, так и Запада. Цель — дезориентировать и дезорганизовать. Кроме того есть угроза силовых провокаций. Смена власти в Крыму произошла бескровным путем. В случае провокации появятся жертвы.

«СП»: — Кому это выгодно?

— Тем, кто хотел бы сделать процесс необратимым. Естественно, что это не правительство Крыма или Москва. Сохранение статус-кво пока играет нам на руку. Следствием провокации может быть втягивание России в военный конфликт. Она просто вынуждена будет ввести войска по гуманитарным соображениям, когда будет гибнуть русскоязычное население.

«СП»: — Последние решения Верховного совета Крыма были согласованы с Москвой?

— Сложность заключается в том, что большинство людей в Крыму стремятся к воссоединению с Россией. Поэтому если бы в бюллетене на референдуме был только вопрос о расширении полномочий в составе Украины, то могла бы возникнуть путаница. Словосочетание «в составе Украины» может заставить многих сказать «нет». Но, тем самым, они скажут «нет» расширению полномочий. Обывателю было бы трудно понять, за что он голосует. Запутавшись в подоплеке вопросов, многие проголосовали бы против расширения прав автономии. Вот почему логично развести два вопроса. Соответственно, теперь в бюллетене присутствует изначальный вопрос, но только более понятно сформулированный. Конституция 1992 года подразумевает широкую автономию в составе Украины. Альтернатива- присоединение к России. Сторонников такого решения в Крыму немало.

«СП»: — Какой будет реакция Москвы?

— В Приднестровье уже проводился аналогичный референдум. И он имел положительный результат. Но такого рода формулировка еще не означает мгновенной реализации. Это вопрос целеполагания, которое осуществляют жители Крыма. Существенное отличие от ПМР заключается в том, что в плане коммуникаций Крым не отрезан от России. Естественно, что киевские власти не признают решения о вхождении в состав РФ.

«СП»: — Это означает силовой сценарий? И как поведет себя в этой ситуации российское руководство?

— После проведения референдума Россия будет обеспечивать безопасность полуострова за счет размещения здесь своих воинских контингентов. После подписания соглашения о размещении такого рода объектов. Один такой объект уже есть. Это Черноморский флот. Но «вежливые вооруженные люди» хороши как временное решение. В качестве постоянного решения нужно размещать военные базы.

Генеральный директор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев согласился, что крымские власти опасаются провокаций.

— Перенося дату референдума, они, тем самым, затрудняют их проведение. Понятно, что как на Украине, так и во внешнем мире довольно много сил, которые заинтересованы в том, чтобы сорвать этот исторический плебисцит. Более того, в самом Крыму тоже есть такие люди. Видимо, есть опасения, что может произойти военное вторжение на территорию полуострова, организованное боевиками из «Правого сектора» или командованием НАТО. Понятно, что сегодняшнее решение Верховного Совета без проведения референдума будет недостаточным.

«СП»: — Москва дала добро на такое решение или это местная самодеятельность? Путин подчеркивает, что Россия не покушается не территориальную целостность Украины.

—  Москва занимает достаточно двусмысленную позицию. Но это связано с двусмысленность и неординарностью складывающейся ситуации. Как отметил наш президент, Верховная Рада Украины действительно частично легитимна. Но нелегитимны решения, которые принимают в правительстве Яценюка. У меня нет информации, согласовал ли ВС Крыма новую редакцию референдума с Москвой. Не исключено, что это инициатива снизу. Чтобы, сыграв на опережение, подтолкнуть Москву. Напомню, аналогичные решения принимались в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье. По-крайней мере, их парламенты писали аналогичные петиции. И референдумы тоже проводили. Тем не менее, ни одной из этих трех образований не вошло в состав России. Как будет на этот раз, сказать достаточно сложно.

Хотелось бы обратить внимание, что наши законодатели уже сделали шаг навстречу. Внеся изменения в закон о вхождении в состав России новых субъектов. Раньше такого не было. Гипотетически это открывает дорогу для желающих присоединиться к РФ. Но не исключено, что Москва пока не готова к такому радикальному развитию событий. Может быть это игра на опережение, как и предоставленное президенту РФ право вводить войска на Украину. Дескать, если Запад вместе с официальным Киевом будут и дальше оказывать давление на Крым или юго-восточные области, то те просто войдут в состав РФ.

Фото: ITAR-TASS Павлишак Алексей

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня