Политика

Прямым текстом

Академический тон дискуссии не подходит для общения с американскими политиками

  
65607

«С печалью докладываю, что я никогда не видел столь полного, жалкого, неисчислимого, бесчестного отхода от набора обещаний и соглашений, которое имело место. За последние недели у меня было шесть разговоров с Лавровым. Последний был кафкианский, это была другая планета, это было просто странно. Нет никого, кто вам лучше бы сказал, что красное это синее, чёрное — это белое… Вот, с чем мы имеем дело».

Кто это так о Лаврове? А это его «партнёр», Джон Керри. Американский госсек в минувшую пятницу выступал с отчётом на закрытом совещании созданной Дэвидом Рокфеллером в 1973 году Трёхсторонней комиссии, которую многие не без оснований называют теневым всемирным правительством, вершащим судьбы миллиардов людей за спинами тех правительств, которые эти люди избирают.

Я глубоко сомневаюсь, чтобы Керри, не знающий ни Казахстана, ни Киргизии, но знающий «Кырзахстан», когда-либо читал Кафку. Ещё больше сомнений в том, что даже Кафку прочитав, Керри хоть что-то понял. Не те мозги.

Меня беспокоит Лавров. Как просто человеку мне абсолютно безразлично, знакомы ему или нет такие вещи, как честь и чувство собственного достоинства. Но как гражданина меня выворачивает наизнанку от того, с какой покорностью министр иностранных дел моей страны сносит оскорбления каких-то кретинов. Ведь дело доходит до того, что «говорящая голова» госдепа с говорящей же для русского уха фамилией Саки (у нас повсеместно произносят фамилию представительницы госдепа совершенно неправильно. Латиницей она действительно пишется как «Jennifer Psaki». Но первая буква в её фамилии немая, так что правильно: «Саки»), на весь мир с лёгкостью необыкновенной называет его заявления «абсурдными». Эта «сачка» в университете училась только потому, что занималась плаванием. Сколь-нибудь умной её может посчитать только Керри, интеллектуальные способности которого еще в 2004 году ставили под сильное сомнение.

Лавров, будучи ярко выраженным интровертом, в критических ситуациях никогда не найдёт общего языка с американцами, у которых в почёте экстраверты. С ними он всегда будет говорить на разных языках, даже говоря по-английски. Вежливо-отстранённый тон, пригодный для академической дискуссии, неприемлем, бесполезен и вреден там, где даже в словесном диалоге, нужно твёрдо и недвусмысленно отстаивать интересы своего государства.

Поспешно сляпанное Женевское соглашение провалилось. Провалилось, потому что российская сторона наивно понадеялась на возможность достижения договорённостей с американцами на основе порядочности и доверия к (честному?) слову.

Нет у американцев ни порядочности, ни чести.

В Женевском заявлении от 17 апреля сказано: «ВСЕ стороны обязались воздержаться от любых форм насилия, запугивания или провокационных действий…», «участники встречи решительно осудили и отвергли ВСЕ проявления экстремизма…», «ВСЕ незаконные вооруженные формирования должны быть разоружены; ВСЕ незаконно захваченные здания должны быть возвращены законным владельцам; ВСЕ незаконно захваченные улицы, площади и другие общественные места в украинских городах должны быть освобождены». Наша делегация полагала, что эти «ВСЕ» относятся и к «Правому сектору», и к «Свободе» тоже. Три другие стороны переговоров так не думали.

Что надо было сделать? Надо было предметно и конкретно прописать кто, где и в какие сроки будет разоружаться, какие здания, площади и улицы в каких городах и в каком порядке освобождать. Нашем МИДу ещё «на берегу», до вступления Лаврова в переговоры, надо было жестко, недвусмысленно и обязательно в письменной форме определиться с американцами и европейцами о предмете и этапах переговоров, о деталях и стадиях реализации будущих договорённостей. С американцами по-иному нельзя. Вот и результат.

Понятное дело, что тогда в Женеве было бы подписано не заявление, а договор. Но американцы — нагнув ещё и европейцев — уже и так трактуют простое заявление о намерениях как договор. И, следуя своей извращённой логике, применяют санкции, словно за нарушение юридически обязывающего договора. Хотя и это является нарушением норм международного права. Они намеренно и планомерно, с тех времён, когда Олбрайт была даже не госсеком, а всего-то послом США при ООН, настаивают на «enforcement» — принуждении к исполнению. То есть, Вашингтон целенаправленно стремится приравнять международное право к внутреннему уголовному праву, где статья о преступлении (!) состоит из диспозиции (описания) и санкции (наказания). В то время, как в международном праве действует совершенно противоположный основополагающий принцип: «Pacta sunt servanda» — «договоры должны соблюдаться». Именно этот принцип закреплён в Уставе ООН, в Венской конвенции о праве международных договоров и известен как «принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву». Насилия для исполнения договоров он не допускает. Похоже, не отвечая на санкции против себя, Россия лишь поощряет безнаказанность Запада. В результате дело придёт к тому, что мы будем вынуждены пройти через насилие, чтобы отстоять принцип ненасилия в международных отношениях.

Но разговоры с американцами нельзя вести не только Лаврову. Чтобы понять это, обратимся к телефонным разговорам нашего министра обороны Сергея Шойгу и его американского «партнёра».

Начнём с имени. На сайте минобороны России, там, где размещено сообщение о состоявшемся разговоре, американец назван Чаком Хейгелом. К чему вопрос, ведь на сайте Пентагона он назван так же? Действительно, это так. Только фамильярность, принятая среди американцев, недопустима для нашего протокола. «Чак» — это кличка, прозвище, своего рода аналог нашего уменьшительно-ласкательного обращения. Гораздо уместнее называть Хейгела Чарльзом. Он нам не друг, и должен знать своё место.

А теперь к содержательной стороне вопроса — части, касающейся ситуации вокруг Украины. «Генерал армии С.К.Шойгу прокомментировал инциденты, связанные с облетом 12 апреля с.г. двумя российскими самолетами СУ-24 американского эсминца „Дональд Кук“ в Черном море…» Было бы хорошо знать, как конкретно ответил наш министр на заявления американцев о том, что действия российской стороны были «провокационными и непрофессиональными»? В сообщении об этом ни слова. Есть только взгляд в будущее: «Министр обороны России предложил дать поручение руководителям генеральных штабов Вооруженных сил обеих стран обсудить возможные дополнительные меры в интересах предотвращения неверного восприятия действий сторон в будущем».

Любой телефонный разговор Лаврова и Шойгу с их американскими «партнёрами» в Штатах являются первостатейными новостными событиями. Эти события американские пропагандисты — если кому-то угодно, пиарщики, но это одно и то же — отрабатывать умеют. По сравнению с ними наши — дети малые. И каждый раз американцы — будь то Керри или Хейгел вполне успешно выставляют себя в роли (нраво)учителей и контролёров — по крайней мере, протестов с нашей стороны не поступает. А значит, в соответствии с законами пропаганды, неопровергнутая ложь признаётся правдой.

Так, в сообщении Пентагона указано, что Хейгел «потребовал прояснить намерения России в Восточной Украине». Ему заявлений президента Путина по этому поводу недостаточно? Изображая Шойгу оправдывающимся, американцы заявляют, что он «повторил свои заверения о том, что российские [вооружённые] силы не будут вторгаться в Украину». Если это действительно так, то, может быть, стоило бы своим согражданам объявить о том, что президент России снял с повестки дня вопрос об использовании вооружённых сил на территории Украины?

Часть сообщения нашего минобороны о том, что «под предлогом „борьбы с терроризмом“ киевский режим сосредоточил около 80 танков, более 130 боевых машин пехоты и бронетранспортеров, не менее 60 артиллерийских орудий и минометов. Систематически привлекается боевая авиация, вертолеты. Суммарная численность украинской группировки войск достигает 15 тыс. человек. И все это — против мирного населения собственной страны…» перекликается с пассажем Пентагона о том, что «касательно недавних акций украинских сил безопасности секретарь [в американских реалиях — министр] Хейгел повторил [положение о] прав[е] правительства Украины на поддержание законности и порядка в пределах своих границ. Он продолжил [тему], попросив своего российского партнёра о помощи России в обеспечении освобождения семи инспекторов из Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которые в настоящее время задержаны на Восточной Украине». Вот так Хейгел врёт «своему российскому партнёру», называя военных шпионов-советников киевских фашистов «инспекторами ОБСЕ». В сообщении нашего министерства обороны об этом также ни слова.

В сообщении Пентагона умалчивается об увязке «масштабных военных учений на национальной территории в регионах, примыкающих к границам с Украиной» с перспективой применения Киевом «жестких силовых действий против мирного населения» и о возвращении российских подразделений «в места их постоянной дислокации». Нет ни слова о беспрецедентном росте «активности вооруженных сил США и НАТО в Восточной Европе у российских границ». Но зато сообщается, что «Хейгел также призвал положить конец дестабилизирующему влиянию России внутри Украины и предупредил, что продолжающаяся агрессия и дальше будет изолировать Россию, что будет иметь результатом ещё большее дипломатическое и экономическое давление». Шойгу согласен, чтобы с ним вели беседу в таком тоне?

Нашим руководителям, общающимся с американскими «партнёрами» следует иметь в виду, что они общаются с людьми крайне непорядочными. Шулерами, с которыми лучше не общаться вовсе. По телефону допустимо разговаривать исключительно с теми, к кому имеется доверие, про которых можно с уверенностью сказать, что содержание переговоров не будет переврано и искажено. Все контакты с западниками вообще, и с американцами в особенности, должны быть переведены на уровень инстанций, не допущенных к принятию решений. Например, на уровень послов и военных атташе. А то их со времён «друга Билла» и «друга Бориса» вообще практически выключили из по-настоящему дипломатической работы.

Если абсолютно необходимо провести телефонные переговоры, то необходимо «предохраняться», исходя из шулерских привычек и замашек «партнёров». Как минимум, совершенно необходимым предварительным условием разговора должно стать взаимное обязательство сторон к опубликованию единого коммюнике или заявления для прессы.

Фото: РИА Новости/Эдуард Песов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня