18+
вторник, 31 мая

Предложение Путина перенести референдум — маневр или???

Юрий Болдырев о предложении Юго-Востоку Украины вести диалог с Киевом

  
32140

День Победы у нас уже давно принято называть праздником со слезами на глазах. Но в этом году — предъюбилейном — это праздник еще и с изрядной долей буквального возвращения в драматическое прошлое. В то прошлое, которое, еще недавно казалось, ушло навсегда.

В преддверие Дня Победы на нашей земле опять идут бои, наши люди опять сражаются, рискуют и погибают. Правда, бои еще не такие, как семь десятилетий назад.

Масштаб пока не тот, что во времена Великой Отечественной. В этом, соглашусь, существенная разница — для внешнего наблюдателя. Но велика ли она для тех, кто сейчас в самой гуще боя? Для тех, кто смотрит смерти в лицо?

И враг, вроде, не совсем тот, что тогда. А если присмотреться? Не тот ли самый, как выясняется, просто недобитый?

Но есть и принципиальные различия — куда более серьезные.

Первое. Кто-то, наверняка, прицепится к моим определениям «на нашей земле» и «наши люди». Но разве «наши» действительно так запросто превращаются в «не наших» — просто потому лишь, что предательские группировки при власти под диктовку наших исторических противников взяли и подписали два с небольшим десятилетия назад Беловежские соглашения о роспуске прежде единой страны?

Поясню: я сейчас не подвергаю сомнению действительность этих соглашений — да, пока они действуют. Я про другое: кто и почему для нас «наши» или, напротив, «не наши». Разве, сумев расколоть прежде единую страну, они тем самым получили право и на то, чтобы диктовать нам, кто для нас теперь свой, а кто — чужой? Такое право мы им точно не делегируем.

А вот возможности напрямую вмешаться и воевать с врагом вместе, единым фронтом, нас лишили. Именно в этом принципиальная разница с тем, что было семь десятилетий назад. Тогда — не было отдельной войны против Белоруссии или Украины. Тогда наши деды были вместе. Теперь же морально мы вместе, но физически — наши братья вынуждены сражаться в одиночку.

И второе, не менее важное. Наши противники, объясняя тщетность усилий юго-востока Украины, приводят такой аргумент: мол, они, жители юго-востока, делающие свой выбор в пользу союза с Россией — это какой-то сплошной «отстой» и «совок», да и ностальгируют они не по России, а по СССР, которого уже давно нет и больше не будет…

Самое тяжелое в том, что доля истины — не в оскорбительных определениях и оценке усилий как тщетных, но в существе устремлений — в этом, на самом деле, есть. И об этом стоит чуть подробнее.

Юго-восток Украины, разумеется, заинтересован в жизни в едином моральном, политическом и экономическом пространстве с нами, в единой стране или, как минимум, в едином долгосрочно стабильном союзе государств. Но в какой именно стране (в каком союзе)? В стране (или союзе) к чему стремящейся? В стране (или в союзе со страной) как относящейся к своим частям и своим союзникам?

Приведу пример. По контролируемому Газпромом радио «Эхо Москвы» слушаю популярного публициста, являющегося, кстати, обозревателем и основной официозной государственной «Российской газеты». То есть, человек — из «обоймы» тех, кто отражает некоторую, пусть не официальную, но вполне реальную кремлевско-газпромовскую позицию. И что слышу о перспективах сотрудничества России с будущими независимыми Донецкой и Луганской республиками? Оказывается, для нас — для России — это не более чем тяжелая обуза. Вроде как, уголь, сталь и все прочее, что есть на юго-востоке Украины, никому в мире не нужны, а нам — тем более.

Что ж, не вдаюсь в оценку подобных заявлений — ранее неоднократно писал, что все ныне происходящее в Крыму и на юго-востоке Украины имеет смысл лишь в том случае, если и экономическая политика России будет радикально изменена — повернута от нынешней деградации к развитию. Будет развитие — будет место и украинским углю и стали. И, тем более, авиа- и судостроению, машиностроению и т. п. Но важно и другое: представьте себе, что семь десятилетий назад руководство нашей страны решало бы вопрос освобождения или не освобождения той или иной нашей земли от врага исходя из того, прибыльная ли это территория или дотационная?

Обращаю внимание: лаяла бы это дворняжка из подворотни — так можно было бы и не обращать внимания. Но так думают и говорят весьма обласканные властью (допущенные во влиятельные СМИ), пусть не официальные, но, надо понимать, все же спикеры от имени власти и олигархата.

Так разве люди на юго-востоке Украины сейчас идут на смерть ради того, чтобы оказаться в зависимости от вот таких, с таким мировоззрением и таким восприятием целей и смыслов нашего воссоединения или союза?

…И вот неожиданная для меня новость: президент России порекомендовал жителям юго-востока Украины перенести референдум. Вроде как, ради «создания условий для диалога» с киевскими властями. Причем, никак не обусловлено: мол, если Киев немедленно прекратит все боевые действия и пойдет на переговоры, то в ответ, как компромисс, согласие на перенос референдума. Нет — просто перенос, без всяких условий. А все остальное — про прекращение огня и т. п. — лишь как благие пожелания…

Как к этому относиться? Вышеупомянутый неофициальный газпромовско-кремлевский спикер на том же газпромовском радио разъяснил предельно просто и цинично: мол, Кремль «сливает» юго-восток Украины (надо понимать, руководствуясь описанной логикой «нерентабельности» борьбы), а борцов, мол, просто «развели» — в каких-то других «раскладах»…

Разумеется, я не владею всей информацией, побудившей президента России к такой рекомендации. Но его заявления о том, что жители юго-востока должны получить от Киева какие-то «гарантии учета их интересов» (вместо ясного и однозначного их собственного решения о самоопределении), вызывают у меня вопрос: неужто он сам верит в то, что подобные «гарантии» в современном мире и, конкретно, на нынешней Украине могут чего-то стоить?

Уж президент-то точно знает, что если есть окно возможностей, то оно чрезвычайно узкое — ровно до 25 мая. Как только у Украины появится формально законный президент, давление на юго-восток Украины будет совершенно иное. И тогда из-под него будет или вообще уже не вырваться, или несопоставимо большей кровью…

Конечно, могу еще допустить, что это какой-то маневр с целью продемонстрировать миру «конструктивную» позицию России. Могу также допустить, что по неофициальным каналам передано совершенно противоположное — как можно быстрее форсируйте референдум, так как иного шанса у вас уже не будет, а мы поддержим, в том числе, если что, и силой… Но так ли это на самом деле?

И главное: вся поддержка, выражаемая в какой-либо иной форме, до наших на юго-востоке Украины украинскими СМИ доведена не будет, а вот пожелание референдум «перенести» — уж точно доведут, растрезвонят, подадут как недвусмысленный отказ России от поддержки «пророссийских террористов», сдачу своих врагу. И какова тогда польза от такого «маневра»?

Наконец, эти последние переговоры (на этот раз с ОБСЕ — уже после перечеркнутых женевских) предложили не мы — Запад их инициировал, а мы согласились и … пошли на поводу. Но разве вся предшествующая история, в том числе, новейшая — украинского конфликта, не свидетельствует однозначно и убедительно, что Запад предлагает переговоры только в одном случае — если проигрывает, и только с одной целью — выиграть время, усыпить бдительность и затем нанести удар?

В общем, с тяжелым сердцем приходится идти к празднику.

С Днем Победы всех, кто помнит Великую войну, кто воевал, кто работал на победу, кто, может быть, еще маленьким просто выжил, кто чтит погибших, кто осознает величие и ценность подвига наших предков!

И мужества вам — всем тем, кто сражается сейчас на Украине за наше общее дело, за нашу общую будущую жизнь!

Фото: ИТАР-ТАСС.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Цитата дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье