Политика

Дотационный союзник России

Любая новая власть в Абхазии обречена повторять ошибки предыдущей

  
3381

Абхазия начинает формировать органы власти с чистого листа. После массовых протестов в отставку подал президент страны Александр Анкваб, вслед за ним это сделал председатель правительства республики Леонид Лакербая. 24 августа гражданам этой молодой страны предстоит выбрать нового президента. Но сумеют ли новые власти решить те проблемы, из-за которых была свергнута власть старая?

Так как Абхазия довольно маленькое государство, причем основанное на национальной идентичности и граничащее с недружественной Грузией, гражданское противостояние могло завершиться только всеобщим хаосом, но никак не победой отдельных лидеров. После того как 27 мая тысячи человек вышли на площадь в центре Сухума, президент Анкваб попытался собрать митинг своих сторонников. У него это получилось, в его поддержку вышло людей не меньше, чем под знаменами оппозиции. Но дальнейшее его пребывание у власти в любом случае означало бы глубокий раскол общества.

Теперь у народа есть шанс преодолеть гражданское противостояние за счет новых выборов, которые и определят нового лидера государства. Полномочный представитель президента России Владислав Сурков отметил мудрость противостоящих сторон в этом конфликте. «Главное достигнуто — кризис разрешен мирно. Благодаря мудрости и ответственности всех участников переговорного процесса и великодушному решению президента Александра Анкваба сохранена стабильность», — заявил Сурков. Абхазские СМИ сообщили, что ушедший в отставку Анкваб уже встретился с временно исполняющим обязанности президента Абхазии председателем парламента Валерием Бганба. Анкваб добровольно отдал в руки Бганба гербовую печать.

Но главный вопрос состоит в том, способна ли будет новая власть решить экономические проблемы страны. Беда в том, что за все последние годы не было сделано сколько-нибудь эффективных шагов по выстраиванию собственной экономической базы Абхазии. Не прилагала власть усилия и для того, чтобы изменить мышление своих сограждан.

Даже после признания Абхазии со стороны России в 2008 году, жители страны продолжали жить за счет российской помощи, сезонных продаж мандаринов и сдачи своего жилья туристам. Многие люди искренне не понимали, зачем вообще нужно, скажем, внедрять в свой бизнес эффективные методы управления или посылать детей получать хорошее образование, когда есть такие красивые горы, красивое море, чистая вода в горных реках.

На абхазских дорогах можно было увидеть много больших автомобилей дорогих марок. Это родственники из Турции присылали поддержанные «БМВ», «Мерседесы» и «Лексусы». Некоторые откладывали деньги на покупку «красивого» номера, но обычно не имели средств к починке отвалившегося бампера или разбитой фары. При этом никто не ремонтировал потрескавшийся асфальт, не штукатурил облезлые дома и даже не чистил общественные туалеты. Понятно, что даже туристов было завлечь не просто. Тем более что в республике весьма часто встречались случаи, когда гостей «страны души» обворовывали, а виновных никто не искал. На всё это у многих абхазов был готов ответ: «Всего 20 лет назад закончилась война, мы только в начале пути восстановления». Экономические проблемы как бы оставались за границами деятельности как властей, так и рядовых граждан.

Борьба за власть в Абхазии тоже была весьма специфической. Разница между кандидатами обычно заключалась не в их идеологии, а в том, какие кланы они представляют. После президентских выборов 2004 года в стране чуть не разгорелась гражданская война. Рауль Хаджимба (один из лидеров выступлений против Анкваба), хоть и набрал 32% против 50% у Сергея Багапша, решил не мириться с поражением. Избирательная комиссия и Конституционный суд показали тогда полную недееспособность. Кризис удалось разрешить фактически после того, как губернатор Краснодарского края Александр Ткачев пригрозил приостановить выплату пенсий абхазским пенсионерам до урегулирования политического кризиса. Тут же нашлась новая формула власти: Багапш стал президентом, а Хаджимба — вице-президентом.

Нынешнюю отставку Анкваба тоже сложно назвать конституционной. Но в Абхазии, как видим, силу имеют не государственные институты и закон, а внутренние договоренности между элитами.

Сейчас ответственность за происходящее в стране взял на себя Координационный совет оппозиционных партий и организаций (КСОПО), состоящий из одиннадцати разношерстных движений. Все они (впрочем, как и ушедший в отставку Анкваб) во главу угла ставят углубление сотрудничества с Россией. Но смогут ли они и, главное, хотят ли сделать из Абхазии не только дружественного России соседа, но и выгодного партнера?

Научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института Востоковедения РАН Андрей Арешев полагает, коренных перемен в Абхазии ждать пока не стоит:

— Отношения между Россией и Абхазией после смены власти не претерпят существенных изменений. Стратегическое партнерство двух стран никогда не оспаривалось и не оспаривается сейчас никакими политическими силами в Абхазии. Другое дело, что тактика сотрудничества в экономической, гуманитарной, политической, социальной сферах будет корректироваться. Хотя возможный «коридор изменений» здесь достаточно узкий.

Анкваба критиковали за недостаточное взаимодействие с Россией, но вряд ли оппозиция сможет сама предложить что-то новое, какие-то новые проекты, связанные с развитием транспортной инфраструктуры или с добычей полезных ископаемых на территории Абхазии. Всё это проекты, которые не найдут поддержки в абхазском обществе. Так что в будущем взаимоотношения России и Абхазии будут укладываться в традиционную схему: из Москвы будет поступать финансовая помощь социальной сфере Абхазии и отдельным отраслям абхазской экономики, прежде всего, туризму.

«СП»: — Может ли политический кризис заставить абхазское общество задуматься о необходимости изменений?

— Я не вижу радикальных путей для пересмотра сложившихся схем и принципов взаимоотношений между Россией и Абхазией. Другое дело, что Москве требуется большая информированность о происходящем. Случившаяся смена власти зрела давно, недовольство в обществе присутствовало.

Но недовольство носило, в большей степени, внутриэлитный характер. Отдельные влиятельные группы почувствовали себя обделенными. Поэтому я не вижу особого желания и особого стремления пересмотреть имеющиеся схемы, так как это чревато дальнейшими потрясениями. А сейчас все будут делать ставку на сохранение стабильности в Абхазии.

Безусловно, должно быть более прозрачным распределение получаемой от России помощи, должна увеличиться роль местных кадров в развитии отдельных секторов абхазской экономики.

Досрочные президентские выборы, конечно, не лучший вариант для страны. Но предыдущий президент растерял значительную долю своей поддержки. Только вот новые руководители Абхазии быстро проблем не решат. Хочется надеяться, что они извлекут уроки из правления Александра Анкваба.

«СП»: — Возможно ли, что, увидев политическую нестабильность, к Абхазии изменится отношение у российского руководства?

— Наверное, произойдет корректировка помощи. Она предполагает большую ориентацию страны на внутренние ресурсы. Но возможности Абхазии тоже ограничены. Поэтому выплаты в социальной сфере сохранятся, она никуда не может деться. Что касается экономики, то в ближайшее время, я думаю, власти республики получат новые сигналы, что надо больше думать о развитии страны. Чтобы абхазские деятели сами выходили на российских инвесторов, предлагали свои проекты.

Единственно, для этого нужно четкое законодательство, продуманные правила ведения бизнеса. Об этом в Абхазии давно говорится, но мало что делается в этом направлении. Наверное, сейчас они будут вынуждены как-то пересмотреть свои взгляды.

Декан экономического факультета Абхазского государственного университета политолог Беслан Барателия считает, что запрос на перемены в обществе есть, но вот реализовать ожидания граждан пока некому:

— Сейчас абхазское общество пережило очередное испытание. Последняя неделя была непростой, все были в напряжении. Но, как мне кажется, все сумели проявить мудрость, власть и оппозиция. Смена руководителей произошла бескровно. Само по себе это большое достижение, так как накал страстей был очень большим. Сейчас главная задача — успокоить людей, дать всем остыть, начать предвыборный процесс.

Конечно, в обществе чувствуется ожидание перемен, надежда на изменения. Но пока об этом говорить рано. Главный вопрос на повестке дня — кто будет следующим президентом. Оппозиция очень разношерстная. И пока не известно, кто станет властью, а кто будет представлять оппозицию. Думаю, что к концу лета, когда будут ясны шансы того или иного кандидата, будет более четкое понимание, какая экономическая программа будет реализовываться.

«СП»: — Но главная проблема в отсутствии собственной базы у абхазской экономики.

— Сегодня я не вижу у политических сил конкретных экономических программ. Мне даже сложно предположить, какие они будут и чем будут отличаться друг от друга. Как показывает наша новейшая история, избирателей тоже больше волнует не экономическая программа, сколько идеологические и политические вещи.

«СП»: — Но все партии говорят о дружбе с Россией, о необходимости укреплять государственность Абхазии. В чем камень раздора у партий?

— Я бы сказал так, что разные партии и движения представляют разные экономические и политические слои. На мой взгляд, раскол, который имел место в 2004 году между сторонниками первого и второго президента, дает о себе знать и сегодня. Хотя сейчас этот раскол выражен не так четко, как было раньше.

«СП»: — Есть ли в народе ощущение, что надо многое менять, в том числе, и в собственном образе жизни?

— Безусловно, запрос на изменения есть. И поддержка оппозиции больше обусловлена не доверием к конкретным оппозиционным кандидатам, сколько потребностью в реформах. Я думаю, что в этом плане давление общества на власть будет вырастать. Тем более что вырастает новое поколение граждан, которые уже по-другому смотрят на организацию общества в Абхазии. И мне кажется, что какие-то реформы всё-таки начнутся и будут изменения.

Но пока вряд ли можно говорить о том, что есть элиты, способные эти изменения претворить в жизнь. Есть только надежда на то, что такая элита появится.

Фото ИТАР-ТАСС/ Артур Лебедев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Александр Шершуков

Секретарь Федерации независимых профсоюзов России

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня