Политика

В Европу — банкротом

Представлена «дорожная карта» реализации соглашения об ассоциации ЕС и Украины

  
16192
В Европу – банкротом

Вечером в четверг, 19 июня, комиссар ЕС по вопросам расширения и политики добрососедства Штефан Фюле опубликовал «с целью широкого общественного обсуждения» проект «дорожной карты» по реализации соглашения об ассоциации ЕС и Украины. 27 июня, в Брюсселе, президент Петр Порошенко подпишет экономическую часть этого документа.

Из «дорожной карты» следует, что ЕС готов предложить более масштабную интеграцию с Украиной, чем, например, с ассоциированной Турцией. Причем большая часть инициатив — это внутренние реформы, более масштабные, чем в Грузии в 2005 году.

Ключевое требование «карты» — проведение до осени этого года «всеобъемлющей конституционной реформы». Она включает в себя децентрализацию власти и «делегирование значительной части президентских полномочий территориальным общинам и местным советам». Также будет проведена реформа местной и судебной власти. На места будут переданы, в частности, полномочия по решению вопроса использования русского языка.

Частью движения к ЕС объявлена и начавшаяся в мае реформа госслужбы, полицейского сектора и органов безопасности, включая реформу прокуратуры уже в 2014 году. Отдельно обозначена кооперация Украины и ЕС в области борьбы с коррупцией, а также программа улучшения делового и инвестиционного климата.

Среди мер «экономической поддержки», в дополнение к стабилизационному кредиту МВФ, Еврокомиссия (ЕК) обещает в 2014 году выделить € 1,61 млрд. и техническую помощь в «модернизации» Бюджетного кодекса и налогового администрирования. Этот же раздел содержит пункт, предполагающий развитие восточных и южных регионов путем финансирования специальных программ.

Экономический блок является базой соглашения об экономической ассоциации. Он касается внешней торговли и ее администрирования (в рамках создания зоны свободной торговли ЕС и Украины), а также энергетики. Планируется устранение барьеров во взаимной торговле, содействие в приведении украинских требований к качеству продукции к европейским стандартам, оснащение лабораторий. В газовой сфере предполагается разделение «Нафтогаза Украины», его контракт с европейским Eustream, а также соглашения по газовому реверсу с Венгрией и Польшей.

Раздел, посвященный сельскому хозяйству, предполагает подтягивание к нормам ЕК законодательства об обороте сельхозземель, кадастре и требований к качеству продукции — причем, уже в 2014—2016 годах. При этом Украина должна будет отменить систему разрешений на импорт животноводческой продукции, а ЕК, «где это возможно», — открыть рынок для украинской сельскохозяйственной продукции.

На реформирование Украины отпущено € 11,2 млрд., которые должны предоставить европейские институты развития и меценаты «донорской платформы». Первый транш «безвозвратной помощи» в размере € 250 млн. Киев уже получил 16 мая.

Способна ли конституционная реформа ослабить градус гражданского противостояния на Украине? К чему на деле приведет реализация «дорожной карты»?

— «Дорожная карта» обещает Юго-Востоку не совсем понятную децентрализацию власти, аморфные права местным общинам, размытые обещания решить вопрос с использованием русского языка — по сути, это цветы, которые ЕС пытается предложить тяжелобольному, — отмечает замдиректора Центра украинистики и белорусистики МГУ Богдан Безпалько. — Принципиального значения эти предложения не имеют, поскольку они должны быть закреплены на конституционном уровне, и киевским властям давным-давно следовало сказать, как именно они будут закреплены.

На мой взгляд, политический блок «карты» может быть реализован только при одном условии — федеративном переустройстве Украины. У Европы такая модель перед глазами: Федеративная Республика Германия. В ФРГ разные земли обладают реально различными правами и широкими полномочиями. Но для Украины федеративная модель даже не рассматривается — об этом сразу после инаугурации заявил новоизбранный президент Петр Порошенко.

В свою очередь, премьер Донецкой народной республики Александр Бородай отметил, что заявление Порошенко о будущем Украины как унитарного государства ДНР не интересует, и что «переговоры с Киевом начнутся лишь тогда, когда нога последнего украинского солдата покинет нашу землю».

На мой взгляд, политический блок «дорожной карты» — не более чем красивый жест Евросоюза, призванный прикрыть нынешнюю «миротворческую» деятельность Порошенко на Юго-Востоке. Это значит, что к снижению напряженности в стране конституционная реформа не приведет. Напротив, противостояние могут подхлестнуть трудности в экономике, с которыми Украина неизбежно столкнется в ходе реализации пакета реформ.

«СП»: — Почему вы так думаете?

—  «Карта» в плане экономической интеграции предлагает Порошенко нечто большее, чем прежде предлагала Виктору Януковичу. Но принципиальных изменений экономический блок не претерпел. Например, сейчас речь идет о том, что украинскую сельхозпродукцию подтянут к нормам Еврокомиссии, и некоторые украинские продукты будут допущены на европейский рынок. Но проблема в том, что квота этих поставок, скорее всего, будет крайне незначительной.

Не решена и главная проблема — что будет после подписания экономической части соглашения с украинской промышленностью? В нормальной экономике именно промышленность — авиационная и космическая отрасли, тяжелое машиностроение — является основным источником роста ВВП. На Украине все эти отрасли будут уничтожены, поскольку Евросоюзу они просто не нужны.

«СП»: — На реформирование Украины отпущено € 11,2 млрд. Этого достаточно, чтобы смягчить негативные последствия реформ?

— Явно недостаточно. По оценкам экспертов, Украине единовременно требуется около 35 млрд. долларов, чтобы просто удержать экономику на плаву. Думаю, можно с уверенностью говорить, что украинскую экономику ожидает ощутимый спад, едва РФ закроет свой рынок для украинской продукции под предлогом защиты его от реэкспорта европейских товаров. В том, что Россия пойдет на такой шаг — сомневаться не приходится.

Украина нужна Евросоюзу исключительно как экономическое топливо — как рынок сбыта для европейских товаров и рынок дешевой рабочей силы. Скорее всего, через полгода-год после подписания Порошенко экономической части соглашения экономика Украины столкнется со значительными трудностями, и это поставит страну на грань нового политического кризиса.

— Украине предлагается пройти путем стран Восточной Европы образца 1990-х, — уверен доцент кафедры европейской интеграции МГИМО (У) МИД России Александр Тэвдой-Бурмули. — Евросоюз, открывая двери перед странами Восточного блока, в первую очередь модернизировал их политические структуры и полностью переформатировал правоохранительные и судебные органы. Украина — очередной масштабный проект ЕС такого же рода.

Правда, переформатировать Украину куда сложнее, чем другие страны Центральной и Восточной Европы. Она крупнее по территории, и в ней намного больше проблем. Да, если следовать «дорожной карте», через три-пять лет на Украине будет изменена структура управления, а многие государственные институты созданы заново, с нуля. Но это — в теории. На практике с переформатированием могут возникнуть трудности, — прежде всего, из-за конфликта на Юго-Востоке.

На Левобережье конфликт развивается уже по собственной внутренней логике. Значительная часть населения Юго-Востока крайне ожесточена против Киева, и потому любые попытки Порошенко выстроить отношения с «мятежными» регионами будут восприниматься с недоверием.

Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов российский фактор, который будет оказывать центробежное влияние на Левобережную Украину. Поэтому я не исключаю, что конституционная реформа, заявленная в «дорожной карте», Юго-Восток вообще не затронет. Да, она создает гарантии для местного самоуправления, для языковой политики. Но остается открытым вопрос, устроят ли эти инициативы жителей Юго-Востока теперь, когда противостояние зашло уже очень далеко.

«СП»: — Как отразятся реформы на экономике Украины?

— Здесь неизбежны негативные процессы. Так, значительная часть украинской сельхозпродукции будет Европе не нужна. Аграрная политика Евросоюза гарантирует его самообеспечение продовольствием с помощью жестких протекционистских мер. Но достигается это жестким планированием. В Брюсселе решают, какая страна выращивает ту или иную культуру, и дают ей на это дотации. Остальных просто вышвыривают с рынка.

В этом смысле показательна — и неутешительна — судьба восточноевропейских стран. Например, Латвия лишилась выхода на сельскохозяйственный европейский рынок, хотя у нее был чрезвычайно развит аграрный сектор. Деградировал сельскохозяйственный сектор Венгрии — просто потому, что был не нужен Брюсселю. Думаю, такая же судьба ждет Украину.

Что до украинской промышленности, значительная ее часть устарела. На европейском рынке она неконкурентоспособна.

Словом, негативных экономических последствий в сближении Украины с ЕС намного больше, чем возможных политических плюсов. Именно на этом сыграла Россия осенью прошлого года, дав тем самым Януковичу аргумент, чтобы не подписывать соглашение об ассоциации с ЕС — доказала, что евроинтеграция несет для Украины реальные экономические риски.

Сейчас эти риски возвращаются, но у Украины нет выбора: она оттолкнулась от России и идет на Запад. В условиях, когда отношения по линии Запад-РФ резко обострились, Запад готов дать Киеву больше, чем планировал ранее. Но и Украине придется за сближение с Евросоюзом дорого заплатить — банкротством экономики и ростом безработицы. А это чревато возникновением зон социального бедствия и новым витком напряженности в украинском обществе…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Николай Лазаренко.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Анатолий Баранов

Главный редактор ФОРУМ. мск

Александр Шершуков

Секретарь Федерации независимых профсоюзов России

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня