Политика

Кость для Новороссии

Что даст Украине конституционная реформа Петра Порошенко?

  
13597
Кость для Новороссии

В четверг, 26 июня украинский президент Петр Порошенко внес в Верховную Раду проект поправок в конституцию. Вот как выглядят ключевые изменения в системе государственной власти на Украине:

— губернаторов будут избирать на местах, а не назначать из Киева;

— полномочия территориальных общин и местных советов будут расширены;

— языковые вопросы перейдут в ведение общин;

— статус русского языка не изменится — единственным государственным языком останется украинский, но в регионах русский и языки нацменьшинств можно будет «использовать наравне с украинским»;

— местные администрации ликвидируют, взамен создадут государственные представительства, которые будут координировать деятельность территориальных органов исполнительной власти.

Значительный блок поправок посвящен полномочиям президента — по сравнению с прежними, они урезаются:

— причиной импичмента может стать «наличие в действиях президента признаков состава преступления»;

— для начала процедуры импичмента достаточно будет заручиться поддержкой 150 депутатов Рады (раньше требовалось 226), для вынесения решения — согласием двух третей парламента (300 депутатов);

— чтобы объявить импичмент, больше не требуется подтверждающего решения Верховного суда.

Еще один блок расширяет права Верховой Рады, и делает парламент практически «бессмертным»:

— президент сможет распустить парламент только в одном случае — если Рада за 60 дней не сможет сформировать правительство;

— депутаты не будут обязаны входить во фракции партий, от которых избирались;

— премьера будут назначать по согласованию с президентом, но по предложению коалиции парламентского большинства, которая будет состоять не из фракций, а из отдельных депутатов — их должно быть 226 (из 450).

— Рада получит право вводить чрезвычайное положение и принимать решение об использовании вооруженных сил; создавать, ликвидировать и реорганизовывать суды; вводить и ликвидировать административно-территориальные единицы;

— депутатов нельзя будет брать под стражу до решения суда и без согласия парламента.

Поправки в конституцию расширяют и права украинских силовиков. В Совет национальной безопасности войдет глава Службы внешней разведки. Создается, кроме того, еще одна силовая структура — Государственное бюро расследований.

Что реально меняет конституционная реформа для самого Порошенко, Юго-Востока и России?

— Даже если все поправки, внесенные Порошенко, когда-нибудь вступят в силу, произойдет это не раньше, чем через четыре месяца, а то и полгода, — отмечает президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. — К тому времени Порошенко может уже и не быть президентом Украины.

Прежде чем вступить в силу, поправки должны обсуждаться в комитетах Верховной Рады, а потом выноситься в сессионную залу и обсуждаться там. Потом парламент должен проголосовать за них большинством голосов. Потом поправки нужно отправить в конституционный суд Украины, который даст заключение на их соответствие конституции. И только после этого поправки должны быть приняты двумя третями голосов в Раде. Причем два голосования в парламенте — первое и второе — должны состояться на двух последовательных сессиях.

Как видите, это сложная процедура, и я не уверен, что поправки, внесенные Порошенко, пройдут ее в принципе и пройдут в том виде, в котором были внесены.

«СП»: — Поправки решают проблемы с использованием на Украине русского языка?

— В поправках сказано, что русский язык можно будет «использовать наравне с украинским» в качестве регионального. Фактически это ничего в языковом вопросе не меняет. По закону Кивалова-Колесниченко «о региональных языках», который действовал с августа 2013 года и вплоть до последнего времени, русский язык на Украине автоматически становился региональным на всей территории страны, и автоматически его обязаны были использовать наравне с украинским.

Поправки же Порошенко узаконивают схему, которую во время борьбы с законом Кивалова-Колесниченко предлагали неонацисты из «Свободы». Речь о том, что в каждом отдельном населенном пункте каждый отдельный руководитель будет принимать решение: необходим ли здесь русский язык в качестве регионального, или нет.

Можете быть уверены: после принятия поправок Порошенко Украина в едином порыве скажет: нет необходимости во введении русского языка в качестве регионального в моем селе, районе, городе. И, таким образом, получится так: в конституции вроде бы есть право на русский язык — а в стране русского языка нет: население не хочет, чего пристали?!

«СП»: — Реформа подразумевает ограничение полномочий Порошенко. Это меняет расклад сил внутри страны?

— Порошенко сохраняет ключевые полномочия — контроль над силовиками. Более того: силовики, согласно поправкам, существенно усиливаются. После этого все права парламента - в пользу бедных. Если к вам может в любой момент прийти прокурор или спецслужба от президента, вы этому президенту и будете подчиняться. И не важно, что у него нет прямых полномочий вами руководить.

В итоге, президент в результате реформы формально ослабляется, но по сути — усиливается. Потому что на сегодняшней Украине тот, кто контролирует вооруженных людей — контролирует и власть.

«СП»: — Но Порошенко говорит о децентрализации…

— На Украине все правительства и все президенты последовательно проводили децентрализацию. Это означало, что полномочия, которые не в состоянии профинансировать центральный бюджет, передавались на места. А потом Киев разводил руками и говорил: «Послушайте, вы же имеете право построить себе дороги — чего вы их нее строите? Обратитесь к своему местному руководству. Вы имеете право открывать школы и больницы — чего не открываете? Обратитесь к местному руководству». И далее по списку.

Сейчас у Киева вообще ни на что не остается денег, и он говорит: пожалуйста, забирайте все необеспеченные финансами полномочия на места и разбирайтесь с ними как хотите. На деле, сохранение силового и судебного контроля, а также контроля над бюджетом, дает Киеву возможность руководить любым местным самоуправлением и любыми региональными властями.

Так, Порошенко намерен отменить облгосадминистрации (ОГА), и заменить их государственными контролирующими органами. Но ведь и в функции ОГА — а до этого, при Кравчуке, в функции представителей президента на местах — только контроль и входил. Остальные полномочия — без всяких конституционных поправок — были в руках местных советов. Правда, чисто теоретически. А на деле, именно ОГА, которые опирались на поддержку Киева и потому располагали реальным финансовым ресурсом, руководили регионами. Точно так же будет и впредь, и неважно, как ОГА будут отныне называться, — государственными представительствами или как-то иначе. Содержание останется — а упаковку можно менять как угодно.

«СП»: — А избираемость губернаторов?

— Поймите, в нынешней украинской системе неважно, будут ли губернатора избирать или назначать из Киева. Просто в регионах все прекрасно понимают: изберем не того — будем с неугодным центру губернатором, но без денег.

«СП»: — Получается, конституционная реформа не может устроить Юго-Восток в принципе?

— Юго-Восток требовал двух вещей: федерализации и государственного статуса для русского языка. Где эти пункты в нынешних поправках? Их нет. К тому же сейчас Юго-Восток говорит уже о другом — о своей независимости. Если с ним и можно вести переговоры Киеву — то только о конфедерации, а вовсе не о том, чтобы Донецку разрешили выбрать Сергея Таруту губернатором.

«СП»: — Ваш прогноз: что мы увидим на Украине в обозримом будущем?

— Продолжение боевых действий: они не прекратились толком, и стороны наращивают силы. Будем видеть попытки международного посредничества, но при несводимости позиций двух сторон — Киева и Юго-Востока — эти попытки едва ли будут успешными.

А дальше посмотрим. Все будет зависеть от успешных боевых действий со стороны Юго-Востока. Чем дальше продвинется армия ополченцев на Запад Украины, тем больше шансов, что и Киев, и ЕС, — а на каком-то этапе и США, — станут совершенно договороспособными…

— Поправки не вносят изменений, направленных на федерализацию украинского государства, — считает заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ Богдан Безпалько. — По большому счету, нынешняя реформа — это мягкое стремление к децентрализации, но которое не учитывает требований реальных общин, наподобие Луганской и Донецкой народных республик.

В данной ситуации реформа — это попытка бросить кость жителям Донбасса, чтобы они удовлетворились ею и признали свое поражение.

На деле, Киев сейчас выдохся и пытается задействовать инструменты, которые еще остались в его распоряжении. Вооруженным путем киевские власти добиться успеха в борьбе с Юго-Востоком не смогли, дипломатическим — тоже: им не удалось ни рассорить Россию с ЕС, ни добиться введения против РФ серьезных экономических санкций. В свете сказанного, предлагаемая конституционная реформа выглядит как поражение киевского руководства.

После такого количества точек невозврата и пролитой крови жители Донецкой и Луганской республик на предложенный Порошенко план «федерализации», естественно, не пойдут. Для них принципиально важно выйти из состава унитарной Украины — неважно, будут ли в ней действовать предлагаемые поправки в конституцию или нет.

Фото: ИТАР-ТАСС/ ЕРА.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня