Политика

Турецкий марш к России

Анкара готова бросить вызов США и не исключает отказа от доллара в торговле со странами Таможенного союза

  
13185
Турецкий марш к России

В разгар дипломатической перепалки Москвы с Западом по поводу введения экономических санкций против нашей страны, эта новость выглядит дуновением свежего ветерка в жаркой пустыне. Внезапно для многих, официальные представители Турции предложили России использовать национальные валюты во взаиморасчетах во внешней торговле. Но прежде, чем говорить о том, возможна ли в обозримой перспективе столь желанная поддержка попавшего в трудное положение российского рубля, расскажу одну красноречивую, на мой взгляд, историю.

«Мы бы вступили в союз с кем угодно, если бы бензин у нас стоил не сто, а тридцать рублей за литр!» — сетовал старый старик-водитель туристического автобуса под Измиром (Западная Турция). Дело было в сентябре 2013 года. Я согласно кивал головой, а маститый шофер продолжал на ломаном английском: «Конечно, союз может быть только с крепким государством. Все думали, есть только Америка. Но в Сирии оказалось, что Россия крепче, и потом русские — нам родные. Мы одинаковые. Американцы говорят только о прибыли. И они далеко. И они чужые. Нам надо объединиться с Россией. Тогда мы сможем хорошо торговать, будем самыми сильными в Европе. И, самое главное, у нас будет очень дешевый бензин!»

Я пытался образумить собеседника напоминанием о жестоких многовековых битвах между Оманской и Российской империями — он об этом не слышал! Однако однозначно признавал Крым русским и не видел никаких оснований для религиозных битв.

Таковы незамысловатые пути геополитики глазами старого шофера. Но самое удивительное, что всего спустя несколько месяцев после этой беседы, в сущности, такую же точку зрения выразили и официальные власти Турции.

Как сообщил журналистам министр экономического развития России Алексей Улюкаев после встречи министров торговли стан G20 в австралийском Сиднее, официально «обсуждались формы возможного сотрудничества, в том числе и формирование зоны свободной торговли между Таможенным союзом и Турцией. Договорились создать соответствующую рабочую группу и в сентябре начать более подробное обсуждение этих возможностей и перспектив».

Между тем, в настоящее время Турция имеет соглашение о зоне свободной торговли с Евросоюзом. То есть, она сознательно совершает, исходя из своих национальных и государственных интересов, эволюцию ровно в обратном направлении, нежели Украина, Грузия и Молдавия. Более того, именно официальные представители Анкары в минувшую субботу предложили России использовать национальные валюты во взаиморасчетах во внешней торговле. Это выстрелы из большой корабельной пушки сразу по доллару и по евро. Между тем, Турция давно является членом НАТО.

Откуда у Анкары такая смелость и готовность к противостоянию с Западом? Особенно — с могущественным Вашингтоном, для которого турецкая инициатива — прямой политический вызов?

А все потому, что Анкара сегодня остается одним из немногих стран на планете, позволяющих себе полностью самостоятельную и национально ориентированную внешнюю политику. Однако стратегический союз с Москвой, политический разговор о котором начат пусть даже в таких осторожных фразах, совершенно неизбежно означает явное «открещивание» и от Америки, и от Европы. Хотя на бытовом уровне населяющие Малую Азию турки уверенно заявляют, что они европейцы, живут в Европе, и к Азии отношения не имеют.

Может ли в нынешних условиях сформироваться стратегический союз Турции с Россией? Будет ли он прочным и долговечным?

На эти вопросы «СП» отвечает директор Института проблем глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий:

— Движение на сближение с Россией совершенно логично для Турции, которая отчетливо понимает, что ее полноценная интеграция в Евросоюз на выгодных условиях совершенно невозможна. Членство в ЕС на условиях, подобных тем, что приняли Болгария и Румыния, для Анкары невыгодно и потому невозможно. В отличие от этих государств у Турции есть собственный крепкий правящий класс, который умело и последовательно отстаивает и собственные и национальные интересы.

Совершенно понятно, что с точки национальных интересов, вектор интеграции с Евросоюзом для Турции стратегически уже не привлекателен. Она нуждается в новых рынках для своей растущей экономики. Так же, как и для России интересны любые предложения, способствующие расширению Таможенного союза. К тому же, такой союз мог бы компенсировать ослабление наших экономических связей с Западной Европой.

С горечью надо признать, что в индустриальном отношении сегодня Турция более сильная страна, чем Россия. Но у нас большое преимущество в виде наличия свободных денег, на которые можно «поднимать» интересные экономические проекты. Так что мы могли бы вести диалог на равных во взаимном экономическом проникновении.

«СП»: — Но Турция, член НАТО, фактически бросит вызов Вашингтону, если откажется от доллара в торговле с нами?

— Турция имеет много политических конфликтов с западными странами. И отнюдь не лояльна к общей политике НАТО. Она не разделяет политику США на Ближнем Востоке, особенно в курдском вопросе. И в целом — в иракском конфликте. Она имеет территориальные претензии со стороны других членов НАТО. Например, со стороны Греции. Причем, именно к Афинам сама Анкара никаких претензий не формулирует.

Фактически после распада СССР Турция не ощущает угроз со стороны Москвы. У нас нет споров, нет общих сухопутных границ. И Анкара это прекрасно понимает. У нее куда большие проблемы во взаимоотношениях с Западом, нежели с Россией. Проблема, что когда-то Крым был под сильным турецким влиянием, там сегодня воспринимается как идеологическая археология.

При этом очень важно, что Турция имеет самостоятельную внешнюю политику, она не хочет плестись в хвосте вашингтонских резолюций. Вот Болгария и Румыния не имеют собственной внешней политики. А Турция подкрепляет свою самостоятельность собственным большим военным потенциалом. Ее экономика далеко не отсталая, какой она была еще двадцать лет назад. Она достаточно развита, в том числе — в технологическом отношении.

Это означает, что у Турции и России объективно есть очень большие перспективы сотрудничества, и этот союз может быть долгосрочным.

— Турция является восьмым по размеру оборота торговым партнером России. Поэтому переход на расчеты в российских рублях во взаимной торговле сделает нашу валюту более крепкой и востребованной. Точно так же, и гипотетическое вступление Турции в Таможенный союз могло бы быть успешным и взаимовыгодным. К сожалению, остается одно «но» — пока эти намерения лишь политические декларации. И будут ли они реализованы — нельзя утверждать однозначно, — говорит директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня