18+
четверг, 25 августа
Политика

Выйти из кризиса в победу

Михаил Делягин: как перестроить украинскую политику РФ по Конфуцию

  
24479
Выйти из кризиса в победу

Первый шаг любого управления — ответ на простой вопрос: «Кто мы такие и что считаем правильным», причем не обесценившимися вконец словами, а делом.

Без этого невнятность не позволит привлечь сторонников, вызовет лишние ожидания и разочарование, а главное — создаст впечатление виктимного поведения, лишь приглашающего агрессора.

Стремление любой ценой избежать обострения конфликта было расценено Западом как демонстрация слабости и приглашение к агрессии. Результат — тысячи погибших, десятки тысяч искалеченных, сотни тысяч, а скоро и миллионы беженцев, чудовищные разрушения, которых легко можно было избежать практически на любом этапе конфликта демонстрацией внятной позиции.

Неминуемым шагом к выживанию России и ее нынешнего руководства является вполне конфуцианское «исправление понятий», называние вещей своими именами.

Любую осмысленную деятельность можно начать лишь с четкого и публичного определения, что хорошо и что плохо.

В нашем случае путь к минимизации конфликта на Украине может начаться лишь с фиксации очевидного: США и их сателлиты по НАТО, воспользовавшись справедливым протестом украинского народа против рэкета и коррупции Януковича, организовали в Киеве нацистский государственный переворот. Их цинизм был таковым, что дипломаты США, а также министры иностранных дел Германии, Великобритании и Польши организовывали этот переворот и приход к власти нацистов совершенно открыто и публично.

Переворот был нацистским потому, что единственной русофобской силой Украины являются нацисты, — а целью Запада был захват ресурсов и спроса Украины, для чего необходимо было окончательно и бесповоротно оторвать ее от России.

Поскольку украинская экономика может существовать лишь в интеграции с российской, а украинская культура крайне близка русской, нацистский переворот противоречил самым насущным нуждам населения Украины и привел к краху украинской государственности.

В условиях ее отсутствия Крым воссоединился с Россией, Восток восстал против нацизма, а на территории Новороссии при помощи самого чудовищного и демонстративного террора началось формирование средневекового феодального государства олигарха Коломойского, вооруженные силы которого, например, открыто не подчиняются киевским «властям» (например, отказываются соблюдать их приказы о прекращении огня).

Сами киевские «власти» не могут, а главное — не хотят выполнять даже минимальных обязанностей государства (от выполнения обязательств по международным договорам и социальной поддержки населения до поддержания порядка на улицах) и представляют собой кровавых марионеток, держащихся лишь за счет Запада и погружающих народ Украины в пучину безумия, нацизма и русофобии.

В этих условиях Россия, отношение которой к нацизму определяется как ее трагической историей, так и решениями Нюрнбергского трибунала, считает киевские и днепропетровские власти оккупационными и террористическими режимами, ведущими наиболее богатую и развитую часть Советского Союза — Украину — к превращению в «конченое государство» в стиле Сомали и массовому вымиранию населения.

Соответственно, Россия считает сотрудничество с этими властями преступным (и карает за такое сотрудничество, как за измену Родине) и поддерживает с ними лишь минимум возможных отношений для защиты интересов граждан России на временно оккупированных нацистами территории Украины. Сотрудничество, включая торговлю, может развиваться лишь с освобожденными от нацистской оккупации ее регионами.

Россия не скрывает, что ее главным национальным интересом на Украине является денацификация последней и восстановление взаимовыгодного сотрудничества. Поэтому украинские борцы с нацизмом будут получать всю помощь, которую только сможет предоставить Россия (от гуманитарной и военной до помощи в государственном строительстве), а российские добровольцы должны перед отправлением на фронт обучаться за государственный счет так же, как нацистские боевики с начала 90-х обучались в лагерях на Западной Украине, в Польше и Литве за счет госбюджетов Украины и стран НАТО.

Бежавшие на территорию России нацистские каратели (надо понимать, что «военные» со своим народом не воюют), не совершившие преступлений и не желающие искупить свою вину в рядах ополчения, должны интернироваться до освобождения Украины. Преступники должны предаваться военным трибуналам, перешедшие границу без документов — передаваться ополченцам для установления личности и степени ответственности.

Все информационные и дипломатические возможности России должны быть использованы на полную мощность для информирования мирового и российского общественного мнения о зверствах и животной русофобии США и их сателлитов по НАТО на Украине и натовских ставленников в Киеве и Днепропетровске. Следует особо выделять роль и заинтересованность базирующихся в США глобальных монополий в разжигании этого конфликта.

Крым должен быт превращен в надежно защищенную от любых диверсий территорию опережающего развития, свободную от нынешних российских пороков и ограничений. Его жители должны получать паспорта с регистрацией в близлежащих российских регионах, чтоб обеспечить им получение иностранных виз.

Разумеется, натовским агрессорам все это не понравится. Не стоит забывать, что генсек НАТО Расмуссен вполне искренне заявил недавно, что источником легитимности любой власти является одобрение американской администрации, а отнюдь не мнение какого-то там народа, — и ни один представитель Запада, и ни один либерал не возмутился этим!

Поэтому все государственное имущество России в странах НАТО должно быть спешно либо выведено оттуда, либо приватизировано в пользу формально не связанных с Россией коммерческих структур: иначе оно так или иначе будет использовано для шантажа или просто конфисковано в счет реальных или выдуманных убытков. Для Запада свята лишь та собственность, которая служит ему, все остальное — законная добыча.

Необходима спешная работа по переориентации всех хозяйственных связей России с Запада на страны, не ведущие против нас холодной войны. В наиболее болезненном для нас вопросе высокоточных станков это, например, Южная Корея.

Учитывая произвольный характер применения Западом норм «международного права», надо немедленно начать работу по выходу из сферы его автоматического применений. В первую очередь — по отмене неоколониального соглашения о присоединении к ВТО в связи, например, с государственным нацистским переворотом на Украине и односторонним возобновлением Западом пока еще холодной войны против России, что является безусловным и вполне достаточным форс-мажором для любого хозяйственного договора.

Европейские потребители российского газа должны быть проинформированы, что в случае хищения нацистами хотя бы одного кубометра газа поставки через территорию бывшей Украины будут полностью прекращены до полной выплаты нацистами всех долгов за ранее поставленный им российский газ. Приведшие преступников к власти европейские кликуши должны понимать, что они своими руками создали форс-мажор, и что им придется как минимум платить за последствия своей деятельности.

Разумеется, в случае продолжения агрессивных заявлений украинских нацистов в отношении России (не говоря о продолжающихся обстрелах ее территории и убийствах ее граждан) наше государство должно оставить за собой возможность перейти к прямым методам принуждения к миру, однако этого следует избежать: украинцы должны сами освободить свою страну, так как только в этом случае они будут ее полноценными хозяевами.

Праздник непослушания: за что Запад никогда не простит Путина

Считающим эти меры чрезмерными не стоит забывать: даже если провокацию с «Боингом» удастся сорвать, — за ней последуют следующие. Ибо в рамках логики современного Запада Путин совершил проступки, не поддающиеся прощению.

И дело не в отрицании «европейских ценностей» в их нынешнем состоянии в виде неприятия агрессивного навязывания гомосексуализма, не в воссоединении с восставшим против нацистского и этнического террора Крымом, не в нежелании совместно с Западом и его ставленниками истреблять население Востока Украины, расчищая место новым хозяйственным и этническим проектам.

Дело в непослушании.

Элиты современного Запада — от Обамы до Ляшко — привыкли беспрекословно подчиняться глобальному бизнесу: это их хозяева в совершенно прямом, рабовладельческом смысле слова.

Путин, демонстрируя непослушание его воле, способность хотя бы задумываться над какими-то своими целями и интересами, в конфликт с глобальным бизнесом как таковым не входит: за редким (хотя и громким) исключением его представители понимают, что Россия — это не Запад, а, скорее, нечто вроде потенциально возможного Китая, и потому некоторые ее отличия вполне естественны. Конечно, лучше свергнуть возомнившего о себе туземца и посадить вместо него «нормальную общечеловеческую», то есть оккупационную, администрацию, но, если этого не получится и пожилой лидер по каким-то причинам выстоит — можно и подождать, развивая сотрудничество, его смены от естественных причин. И даже если он оставит после себя жизнеспособную политическую систему, способную поддерживать независимость от глобального бизнеса, — нет проблем: сотрудничество с такой может с конкурентной точки зрения быть более выгодным, чем ее порабощение.

Для западных же политиков ситуация иная: даже робкие путинские намеки на возможность неподчинения (не говоря о прямых ответах вроде встречных санкций) — страшное личное оскорбление, ибо невольно ставят Путина над всем политическим классом нынешнего Запада. Этот класс, повторю, вынужден подчиняться своим хозяевам из глобальных монополий беспрекословно, и все его степени свободы укладываются в лавирование между корпоративными нюансами интересов (отсюда, кстати, и почти поголовное личное ничтожество нынешних западных «лидеров»).

Путин, даже не демонстрируя непослушание как таковое, а всего лишь мельком, невольно обозначая его возможность, показывает, насколько современный русский, сам того не сознавая, выше современного европейца и американца своей внутренней свободой, ибо (при всех своих бедах и пороках) признает установленные правила не как высшие и абсолютные законы природы, но именно как равнозначимые ему правила человеческого общежития, разумной части которых надо с удовольствием подчиняться и пытаться их перенять, а неразумную оставлять в чужих странах.

Это вызывает в западных лидерах страшную личную обиду, так памятную нам по советским мещанским «общественникам»: как так, я беспрекословно подчиняюсь навязанным мне идиотским правилам (от коллективной физзарядки до коллективного же изучения речей «дорогого Леонида Ильича»), а какой-то интеллигентский хлыщ смеет все это игнорировать и оставаться безнаказанным, не теряя ни зарплаты, ни социального статуса!

Это ненависть лютая, неутолимая, и лечится она только жестокой демонстрацией неодолимой и непредсказуемой силы, позволяющей агрессивному быдлу осознать, что вызывающий зависть субъект — им не ровня. У него дядя в КГБ, или теща на овощебазе, или он ухлестывает за дочкой секретаря парткома, или просто фарцовщик, — в общем, на лестнице социальной эволюции он стоит значительно выше, и потому кусать его опасно.

Убедившись в этом, таких начинают страстно любить, — но до этой любви надо нанести парочке экземпляров серьезный и демонстративный ущерб, ибо гопота, — что из подворотни, что из мещан, что из западных лидеров, — воспринимает мир и учится ему исключительно на близких себе примерах.

Слова, намеки и даже нанесение ограниченного ущерба (а 12 млрд евро европейских потерь от продовольственных санкций — это капля в море) не помогут: чтобы быть воспринятым, ответ должен быть асимметричным и неадекватным.

Это абсолютное правило человеческого общежития — от провонявшей мочой подворотни до зала заседаний Генассамблеи ООН.

Пора расстаться с 90-ми в кадровой сфере

Первый шаг к выживанию — освобождение от агентуры противника, явной и потенциальной. Либерал может быть прекрасным человеком и толковым специалистом, но святая вера в то, что государство должно служить глобальному бизнесу, а не своему народу, объективно делает его врагом этого народа.

Поэтому сегодня и (пока еще) завтра самый святой либерал хуже самого тупого и кровавого вора, желающего «жить в этой стране» (в том числе и потому, что в других ему не позволят воровать).

И первое, что надо сделать для выживания страны, — очистить государство, являющееся мозгом и руками общества, от считающих его независимость преступной, непозволительной ересью.

Либералы, жаждущие вернуть Россию в 90-е (в том числе и по причине массовой безнаказанной педофилии и снижения «возраста согласия» до 14 лет), должны быть удалены с государственной службы, от администрации президента до мэрий малых городов (где их отчетливо меньше), быстро и беспощадно — как минимум, в связи со служебным несоответствием и за утрату доверия.

Остальные должны быть поставлены перед выбором: либо госслужба, либо личные активы на Западе. И утаивший такие активы чиновник должен увольняться с миром и позором лишь после долгой и муторной проверки всех его слов и дел на предмет предательства национальных интересов России в пользу Запада, — и, если проверка покажет факт предательства, он должен идти в тюрьму.

Резкое численное сокращение даст прекрасную возможность для реструктуризации госаппарата (который не выполняет ряд объективно необходимых функций и при этом чрезмерно раздут там, где государству нечего делать) и его переводу на электронную систему принятия решений, но надо быть реалистами: поглощенное борьбой за выживание руководство страны эту возможность, скорее всего, упустит, — и к данной теме придется возвращаться заново.

Не до жиру — быть бы живу

Как ни горько, жертвами чистки неминуемо падет множество прекрасных и ни в чем, кроме игнорирования интересов России, не виновных людей вроде премьера Медведева. Последний, несмотря на свое, насколько можно судить, отчаянное нежелание стал чем-то вроде свернутого до поры в чехол знамени антипутинских сил.

Сегодня его пребывание на должности премьера создает (убежден — вопреки его личным устремлениям) для Запада колоссальный соблазн физического устранения Путина просто для того, чтобы страну возглавил понятный и легко если не управляемый, то манипулируемый младший менеджер, при котором «все будет как при дедушке» (Ельцине).

Верю: Медведев сам по себе ни в чем не виноват и в своих желаниях так же далек от президентского поста, как и от обычного здравого смысла. Но в политике порой приходится наказывать людей не за их вину, а за связанную с ними и никак не зависящую от них лично потенциальную опасность.

Поэтому третий президент России должен заняться делом, соответствующим его профессиональному и личностному уровню.

Социально-экономический блок — на уровне как правительства, так и Банка России — должен управляться людьми, стремящимися к хозяйственному и социальному прогрессу нашей Родины, а не к повышению рентабельности иностранных инвестиций на ее территории.

Массовые медиа, в первую очередь ключевые телеканалы, радиостанции и Интернет-порталы (включая поисковики, ключевые новостные агрегаторы и ленты) являются частью механизма управления обществом и потому должны быть выведены из-под внешнего управления столь же решительно, что и органы госуправления.

Национализация ключевых медиа неминуемо вызовет истерику среди либералов в России и на Западе (как это было в начале 2000-х, когда телевидения отобрали у олигархов и лишили их инструмента шантажа государства), но альтернатива — саботаж в каждой точке, на фоне которого либеральный саботаж «майских указов» покажется просто цепью досадных случайностей.

Не только к СМИ, но и ко всей частной собственности должен быть применен простой принцип социализации, закрепленный в конституции безупречно демократичной и рыночной Германии: собственность имеет право на существование только в той степени, в которой она служит интересам общества. Если же она используется во вред обществу, для его разрушения — ни о какой «святости» ее нет и речи: она преступна и поступать с ее владельцами надо, как с преступниками, а с ней — как с орудием преступления.

Как изменить страну за один год

Ключевой инструмент развития — комплексная модернизация инфраструктуры, резко снижающая издержки общества и выводящая на качественно новый уровень деловую активность.

Важно, что это единственная сфера, в которой государство гарантировано от недобросовестной конкуренции с бизнесом: для него вложения в основную часть инфраструктуры непосильны в принципе (так как деньги тратит один, а результат достается всем).

Деньги для этого есть — в бюджете валяется без движения 7,8 трлн. рублей, малой части которых достаточно, что построить на месте нынешней полуразрушенной либеральными реформаторами России качественно новую, современную страну.

Но правильным является направление бюджетных денег на социальные и оборонные нужды с развитием экономики за счет перехода к проектному финансированию: выпуск в обращение рубля должен, как в развитых странах и Китае (не говоря о нашей стране до ее перехода под внешнее управление), определяться ее собственными нуждами, а не тем, сколько нам разрешат заработать наши стратегические конкуренты. Без этого любые разговоры о суверенитете остаются не более чем безответственной пропагандой.

Для успешной модернизации инфраструктуры необходимо технологически элементарное, но рискованное политически (так как приведет, насколько можно судить, к изменению самого государственного строя) кардинальное ограничение коррупции и произвола монополий (так как иначе выделенные средства частью будут украдены, а частью уйдут в рост цен, как стало с жильем из-за активности Медведева), переход к разумному, хотя бы на европейском уровне протекционизму (иначе выгода от роста деловой активности достанется зарубежным конкурентам) и гарантирование прожиточного минимума, являющегося экономическим выражением права на жизнь. Цена вопроса — около 420 млрд руб. в год (основная часть которых вернется в виде налогов), но без этого воспитание и привлечение квалифицированной рабочей силы, необходимой для модернизации, невозможно в принципе.

Понятно, что это лишь первоочередные меры. Нужен и переход к прогрессивной шкале налогообложения личных доходов (сейчас она по сути регрессивная: чем человек беднее, тем выше его обязательные социальные взносы, а для богатых создан настоящий «налоговый рай»), и электронная система принятия решений, и компенсационный налог на грабительскую приватизацию.

В стране, искусственно удерживаемой либералами в бедности, доступные качественные жилье, здравоохранение и образование для трех четвертей населения должны быть почти, а для одной четверти — и полностью бесплатными.

Наконец, мир создают технологии, — и сейчас, в начале новой смены технологического базиса («сланцевая революция» и 3D-принтер являются лишь первыми ласточками будущих потрясений), Россия имеет возможность вернуться на уровень глобальной конкурентоспособности на базе поиска и доработки технологий еще советского ВПК, кустарно развивающихся сейчас в щелях между бюрократией и монополиями.

Нужно и многое иное.

Однако перечисленные меры за первый же год своей реализации превратят Россию в качественно новую, прогрессивную и эффективную страну, сделавшую окончательный выбор между развитием и воровством.

Общаться с хозяевами, а не со слугами

Надо понимать: государства, даже США, давно уже не являются главными участниками мировой политики. Над ними выросла и сомкнулась новая могущественная общность — глобальный бизнес.

Поэтому, сохраняя всю традиционную дипломатию и межгосударственные отношения, центр тяжести внешней политики стоит переносить на отношения с реальными хозяевами современного мира — глобальными монополиями. Без этого российские власти выглядят в мире столь же нелепо, что и гость, пытающийся установить контакт с прислугой и напрочь игнорирующий при этом хозяина дома.

Глобальный бизнес неоднороден; как раз сейчас происходит тектоническое по своему значению изменение — вхождение в него китайских государственных и псевдогосударственных корпораций.

На противоречиях внутри него можно и должно играть, — но для этого надо его хотя бы знать; у нас же изучением глобального бизнеса и тесно спаянных с ним в глобальный управляющий класс аристократии, культурных и технологических элит не занимались со времен Сталина.

Отдельные шаги в этом направлении (вроде организации сотрудничества «Роснефти» с «ЭкссонМобил») правильны, но разрозненны, не систематичны и потому заведомо недостаточны.

Положение России перспективно: наглядный крах традиционного мироустройства заставляет искать новые ценности, обращаясь к культуре, патриотизму и социальным ценностям, символом чего всегда была наша страна.

Значительно более важно, что русская культура, объединяя гуманизм и способность к технологическому творчеству, является единственной мощной культурой современного мира, способной стать спасением от двух уже вполне очевидных стратегических угроз: расчеловечивания и технологической деградации (очевидной пока как образовательная деградация). Ее мессианский характер позволяет ей стать ресурсом выживания не только России, но и всего человечества, — однако, чтобы эта возможность стала реальностью, государство должно хотя бы начать исполнять свои прямые обязанности.

Что сейчас, по мере развития предательства антинацистского движения бывшей Украины, представляется все более несбыточной и оторванной от реальности мечтой.

Автор — директор Института проблем глобализации, д.э.н., издатель журнала «Свободная мысль» (до 1991 — «Коммунист»)

Фото ИТАР-ТАСС/ Александра Краснова.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Эльдар Касаев

Востоковед, дипломат

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Медальный зачет
Страна Золотые медали Серебряные медали Бронзовые медали Всего медалей
1. США 46 37 38 121
2. Великобритания 27 23 17 67
3. Китай 26 18 26 70
4. Россия 19 18 19 56
5. Германия 17 10 15 42
6. Япония 12 8 21 41
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье