18+
вторник, 6 декабря
Политика / Кризис на Украине

Донбасс отправляют в загон

Власти Украины говорят о целостности страны, но предлагают отгородиться стеной от ДНР и ЛНР

  
13534
Донбасс отправляют в загон

Заключенное 5 сентября соглашение в Минске заставило Украину задуматься о политическом устройстве территории Донбасса. Правда, видят его в Киеве несколько специфически. Советник президента страны Юрий Луценко высказал идею о необходимости оградить контролируемые ополченцами районы Донетчины и Луганщины забором. «Мы должны изолировать эту специальную зону, взять ее под контроль, в том числе инженерными сооружениями», — заявил советник Порошенко. После возведения стены Луценко предлагает властям ДНР и ЛНР посоревноваться с остальной Украиной в повышении уровня жизни населения. При этом речь не идет о признании народных республик, Киев намерен и дальше считать все земли Донбасса своими.

Понятно, что на подписание минского протокола Киев подтолкнули военные неудачи. И, в принципе, украинские власти добились довольно приемлемых для себя формулировок: представители ДНР и ЛНР обозначены как частные лица, их республики не фигурируют как участники переговоров, а заключенные соглашения подразумевают участие центральных властей в политической жизни на подконтрольной ополченцам территории.

Тем не менее, подавляющее большинство украинских политиков продолжают говорить о том, что договоренности временные, и власть не должна отказываться от идеи окончательно разгромить «сепаратистов». Нынешние маневры украинской армии наглядно подтверждают этот тезис. Выстраивать долгосрочную стратегию на случай длительного сохранения перемирия мало кто решается. Один из них — Юрий Луценко.

Если еще можно как-то объяснить инициативу Коломойского возвести стену между Украиной и Россией, то идея оградиться от Донбасса выглядит крайне странно. В мире много примеров, когда центральная власть не признает фактическую независимость отдельных территорий. Но именно для того, чтобы подчеркнуть единство государства, центральная власть не возводит никаких видимых границ. Скажем, на линии разделения Приднестровья и Молдовы стоят только пограничники ПМР. Строить забор не додумались даже власти Тбилиси, дабы оградиться от Абхазии и Южной Осетии, хотя разграничение произошло во многом не по политическому, а по этническому признаку. Стену возвел Израиль, чтобы оградиться от территорий Палестины, но в Тель-Авиве признают широкую автономию региона. Инициативу от Луценко можно трактовать только как попытку разделить свой же народ, живущий в одной стране. Такую идею высказывали только маргиналы в России, когда Чеченская Республика после соглашений в Хасавюрте оказалась под контролем ваххабитских банд. Но официальная власть такую идею не поддерживала и продолжала исправно перечислять в неспокойный регион пенсии, пособия и прочие выплаты.

— У нас на дворе 21-й век, а не Средневековье, чтобы возводить стены, сейчас такие преграды можно легко обойти и нивелировать, — говорит член правительства ДНР Мирослав Руденко. — Будем говорить откровенно: мы воспринимаем украинскую сторону как оккупантов на нашей земле. Еще не хватало, чтобы они городили стену. На подконтрольных Киеву территориях Донбасса похищена масса людей, о чьей судьбе мы можем лишь догадываться. Значит, особой любви Киеву там не будет. Сейчас растет партизанское движение в Запорожской и Харьковской областях, то же будет в Донецкой и Луганской.

Без того, чтобы агрессоры покинули земли Донбасса, никаких перспектив у мирных договоренностей не будет. В Донецкой и Луганской республиках прошел референдум, народ высказался однозначно, так что украинские военные должны оттуда уйти.

Тем более, огонь во время перемирия не прекращался. Украинские силовики продолжали обстрел на всей линии фронта. Может, и с меньшей интенсивностью, чем раньше, но вооруженный конфликт продолжается. Стреляли даже по Донецку. Накануне подписания перемирия баллистические ракеты летели на Харцызск и Иловайск. В Киеве считают такие действия допустимыми. Не говоря уже про слабо контролируемые центральной властью территориальные батальоны, финансируемые олигархами. Там и вовсе собраны убежденные нацисты, у которых мировоззрение не адекватно понятиям о мире.

Стоит учитывать, что сейчас идет перегруппировка украинских войск. Они стягивают резервы и концентрируют их на стратегических направлениях под Мариуполем и под Дебальцево, тянут артиллерию из Днепропетровска. Они готовятся к продолжению войны. Нынешнее перемирие — это аналог июньского прекращения огня, когда Киев готовился к решительному наступлению.

Еще 10 лет назад, перед выборами, Тимошенко предлагала оградить Донбасс колючей проволокой. Спустя десятилетие, они решили это реализовать. На мой взгляд, перспектив у такой затеи нет.

«СП»: — Но в Киеве могут решить, что силой задавить ополчение не получится. В этом случае строительство стены вполне реально.

— Я не верю в длительное прекращение огня. Вооруженные силы народных республик уже заявили о постоянном нарушении режима перемирия. Наша армия оставляет за собой право нанесения ответного удара. Нынешнее перемирие может прекратиться в любой момент и, скорее всего, вследствие агрессии Киева. Военные приготовления украинской стороны говорят о попытке решать проблему военным путем. Поэтому никаких долгосрочных стратегий не может быть. Особенно, если речь идет о каком-то заборе.

«СП»: — Готовится ли ополчение к возможному наступлению украинской армии?

— Наши военачальники смогли в августе добиться успехов и поставить украинскую армию на грань поражения. К ним есть доверие. И я думаю, что в случае нападения будут ответные действия, и ополчение сможет выгнать противника за пределы народных республик.

«СП»: — В минском протоколе сказано, что на контролируемых ополчением территориях должны пройти выборы, причем на основе принятого в Киеве закона «Об особом статусе».

— Логично проводить выборы только после освобождения народных республик. Разумно вначале провести выборы местного уровня, отработать технологию, чтобы провести голосование в центральные органы власти ДНР и ЛНР. Конечно, выборы необходимы, статус наших органов власти временный. Мы просто не могли проводить выборы в условиях военной агрессии. Наш Верховный Совет готовит для этой процедуры необходимые акты. Но я не вижу участие Киева в этом процессе.

Что касается формулировок минского соглашения, то возникает пока еще много вопросов. Видимо, требуется разъяснение.

Эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский предложения по политическому обустройству Донбасса считает отражением неадекватности украинских политиков:

— Никаких заборов в Донбассе не будет, как и стены на границе с Россией, проект которой разрабатывает премьер Яценюк. Всё это элемент пиара наших «выдающихся» политиков, которые постоянно представляют себя на сцене. Им ничего не стоит выдать желаемое за действительное. Ранее Луценко говорил о том, что целый ряд стран уже договорились о предоставлении Украине летального оружия. Тут же последовательно эти страны дали опровержения, а министр обороны США заявил, что ничего не знает о неких секретных договоренностях. То есть, украинские политики не отвечают за свои слова и легко относятся к тому, что их ловят на лжи. Никто же не извиняется за сообщение о разгромленной колонне российских танков или за массу другой информации, которой переполнены украинские СМИ. Так что серьезно я бы не относился к словам о стене.

Другое дело, что Луценко есть за что зацепиться, говоря о строительстве забора. В минском протоколе сказано о том, что особый статус получат районы Луганской и Донецкой областей. Понятно, что это районы, контролируемые ополчением. Но надо понимать, что хоть протокол и подписан, план выглядит невероятным. Не может быть, чтобы в Донецке была одна программа школьного обучения, а в близком Славянске исключили из обучения русский язык и заменили его немецким. Пункты минского протокола дают основания для разного рода спекуляций. За исключением самого главного: появилась возможность для прекращения огня.

«СП»: — Если Киев настаивает на территориальной целостности страны, то не должно быть никаких ограничений для районов Донецкой и Луганской областей.

— Политики просто болтают совершенно безответственные слова. Можно их спросить, считают ли они занятые ополченцами районы «отрезанным ломтем»? Но тогда надо обсуждать формат договора между отдельными странами. На этот вопрос никто не собирается отвечать. Стоит вопрос задать публично, как сразу человек услышит, что он агент Кремля. Никакой серьезной дискуссии сейчас нет.

Среди элиты есть только большие или меньшие сторонники войны. Все сходятся на том, что надо собраться с силами и «замочить» ополченцев. Но общество уже думает по-другому. Интересны данные социологического исследования компании «Ю.С.С.», которая раньше не была замечена в сторонниках российско-украинского сближения. По ее данным, 58,2% украинских граждан выступают против продолжения военной операции на Востоке, а бороться до победы хотят только чуть больше трети.

Пока есть инерция военной истерии, мы будем слышать заявления вроде того, что сделал Луценко. Хотя никогда еще не было, чтобы какой-то советник президента говорил такие речи. С одной стороны, он официальное лицо и должен вроде поддерживать своего шефа, с другой, — он ни за что не отвечает. Так что я бы серьезно к подобным словам не относился. Тем более, мы сейчас живем в предвыборный период. И каждый политик будет стараться говорить то, что, как ему кажется, понравится электорату.

«СП»: — Как долго может продлиться перемирие?

— Было бы странно, если бы украинская армия не проводила перегруппировку сил, а ополченцы бы не готовились ответить. Слишком высокий уровень недоверия между сторонами. Каждая пытается использовать перемирие на тот случай, если оно будет прервано другой стороной. И каждая считает себя неудовлетворенной сложившимся положением вещей.

В то же время, я уверен, что и Донбассу, и, в большей степени, Киеву продолжение войны невыгодно. Продолжение боевых действий слишком рискованно для Киева. Сегодняшняя ситуация еще не выглядит как катастрофическое поражение, в украинских СМИ она представлена как некая пауза перед окончательным решением вопроса. Если же наступление ополчения продолжится, украинская армии опять будет отступать, а ополченцы пойдут в Запорожье. Дело закончится крахом киевского режима. Порошенко и члены его команды понимают это, а потому не пойдут на масштабное наступление. По крайней мере, сейчас. Что будет через две-три недели, никто не знает — именно из-за высокого уровня недоверия между сторонами.

Думаю, что перемирие важно и для ополчения. Остался всего месяц, чтобы подготовиться к зиме. Если ополченцы допустят на контролируемой территории гуманитарную катастрофу, то настроят против себя население. Поэтому они заинтересованы в ремонте инфраструктуры. Только после этого можно думать о том, нравятся или не нравятся контуры границы.

— Серьезно к планам возведения стены нельзя относиться, — говорит российский политолог Анатолий Несмеян (Эль-Мюрид). — Во-первых, перемирие долго не продержится, во-вторых, Луценко не тот человек, на кого в принципе можно ссылаться. Это такой человек, которого сложно понять. Он слишком много делает всяких заявлений, которые потом приходится опровергать. Так что на его слова не стоит обращать внимание.

«СП»: — В минском протоколе сказано об отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

— Это понятно почему. Дело в том, что Порошенко не хочет отводить войска на административные границы регионов. На территории, которую контролирует он, ничего менять не собирается. А ополченцам он просто что-то обещает.

«СП»: — Но такие соглашения представители ДНР и ЛНР подписали, хотя и высказывают недовольство документом.

— От соглашений вряд ли стоит ожидать чего-то серьезного. Пока не понятно, в каком формате они подписаны и тем более не ясно, как они будут выполняться. Сегодня еще очень рано говорить о политическом устройстве территорий.

«СП»: — Украинская армия стягивает свои войска к линии фронта.

— Сколько будет длиться перемирие — неизвестно. Его можно прервать и завтра, а можно подождать до весны. Прогнозировать очень сложно.


Вечером во вторник стала известна реакция на идею Луценко о строительстве заградительной стены и о придании трети территории Донецкой и Луганской областей особого статуса. «Большое спасибо господину Луценко за столь щедрое предложение, но мы со своей землей как-нибудь сами разберемся. ДНР — это вся Донецкая область, а ЛНР — вся Луганская область», — цитирует РИА «Новости» премьер-министра Донецкой республики Александра Захарченко.

Фото ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня