История / День в истории

Анна Иоановна: курляндская княгиня с русской душою

О роли племянницы Петра I в истории империи

  
11487
Анна Иоановна: курляндская княгиня с русской душою

30 января 1730 года в результате боярских интриг на русский престол была возведена Анна Иоановна (1693 — 1740). Ее десятилетнее правление оценивается неоднозначно. При Анне Иоановне существенно укрепился военно-морской флот и модернизировалась армия. Упорядочилась работа бюрократической машины. И в то же время активизировалась работа репрессивных органов. При ней возникла «бироновщина», проклинаемая историками. Но и это явление было также неоднозначным.

Подмена завещания

После смерти Петра Великого, последовавшей в 1725 году, императорская корона некоторое время была чем-то вроде переходящего приза, которым награждались представители враждующих боярских кланов, одерживавших победу над противниками по части интриг. Несмотря на существовавший алгоритм назначения престолонаследников, от него порой удавалось отступать.

Два года императорствовала жена Петра Екатерина I. После ее смерти императором стал 12-летний внук Петра — Петр II. На первых порах страной, по сути, руководил Александр Данилович Меншиков. И даже готовился породниться с царствующей фамилией — дело шло к выдаче его дочери за Петра II.

Но у клана Долгоруких были иные планы на руку и сердце венценосного подростка. Меншикова обвинили в измене и сослали в Березов, лишив всех регалий. И освободившееся место невесты императора заняла 18-летняя княжна Екатерина Алексеевна Долгорукова.

Дело шло к счастливой развязке интриги. Но император внезапно заболел и буквально таял на глазах. Долгорукие спешили. Свадьба была назначена на 19 января 1930 года. Но в ночь перед свадьбой Петр II скончался.

На заседании Верховного тайного совета, который возглавлял князь Дмитрий Михайлович Голицын, Долгорукие предъявили подделанное завещание императора, в котором тот якобы передавал власть своей невесте. Однако номер не прошел. И тогда перешли к рассмотрению завещания Екатерины I.

Согласно ему, очередность наследования престола была такова. Вначале шел двухлетний сын дочери Петра I Анны, также Петр, который через много лет на краткое время стал Петром Третьим. Ему в затылок дышала его тетка Елизавета Петровна. И лишь третьей в очереди стояла вдовствующая 37-летняя племянница Петра I Анна Иоановна.

Вот ее-то и решили пригласить на царствование. По той простой причине, что вдовствующая княгиня жила в Курляндии и не имела никаких контактов с российским истеблишментом. И, следовательно, ее можно было использовать, как пешку, в своих закулисных играх.

Это была роковая ошибка. Многие Долгоруковы расплатились за нее буквально головами. А Голицыны — удалением от власти.

Обретение абсолютной власти

Вместе с троном вдовствующей княгине предложили подписать «кондиции», которые лишали ее права начинать войну и объявлять мир, назначать наследников, вводить подати и налоги, без суда лишать жизни дворян, производить в чины, жаловать вотчины, вступать в брак…

Однако императрица, прибыв в Москву, проявила незаурядные способности, переиграв интриганов. Она добилась массового движения в поддержку неограниченной власти монарха. И 8 марта 1730 года порвала «кондиции», приступив к полноценному правлению.

Понимая, что опереться на московскую знать, невозможно — при удобном случае нож в спину всадят, она приблизила хорошо известных и прекрасно понятных ей иностранцев, условно говоря, немцев. Выписала из Курляндии своего фаворита Эрнста Иоганна Бирона — графа Курляндского и герцога Священной Римской империи. И он стал ее главным советником. В так называемую «немецкую партию» вошли Андрей Остерман, Карл Левенвольде, Бурхарт Миних…

Осознавая не вполне легитимное получение власти, Анна Иоановна видела заговоры даже там, где их не было. В связи с чем возродила Канцелярию тайных и розыскных дел, которой были предоставлены широкие полномочия по политическому сыску и репрессивным действиям. В целеполагании этой организации значились два пункта: «ежели кто каким измышлениям учнет мыслить на императорское здоровье злое дело или персону и честь злыми и вредительными словами поносить» и «учнет мыслить о бунте и измене». Вполне понятно, что в методах проведения расследования Канцелярия не была ограничена. Мерами наказания были преимущественно казни. Причем зачастую практиковались тайные, когда человек бесследно исчезал.

Понятное дело, дворянство возроптало. Это обстоятельство, а также приближение «немцев», получившее название «бироновщины», стало причиной негативной оценки, данной Анне Иоановне подавляющим большинством историков.

При этом логика выстраивалась на основании высказываний представителей «пораженных в правах» родов. Прежде всего Долгоруких. Княжна Ксения Долгорукова так отзывалась об императрице: «Престрашного она была взору. Отвратное лицо имела. Так была велика, когда меж кавалерами идет, всех головой выше, и чрезвычайно толста».

В то же время жена английского посла, вспоминая уже за пределами Москвы, в безопасности, была иного мнения: «Она почти моего росту, но несколько толще, со стройным станом, смуглым, веселым и приятным лицом, черными волосами и голубыми глазами. В телодвижениях показывает какую-то торжественность, которая вас поразит при первом взгляде, но когда она говорит, на устах играет улыбка, которая чрезвычайно приятна. Она говорит много со всеми и с такою ласковостью, что кажется, будто вы говорите с кем-то равным. Впрочем, она ни на одну минуту не теряет достоинства монархини; кажется, что она очень милостива и думаю, что её бы назвали приятною и тонкою женщиною, если б она была частным лицом».

При этом отличалась простотой нравов, предпочитая примитивные, а то и низменные развлечения. Охотилась на вепрей и медведей. Окружила себя «шутами и дурками». Князя Михаила Алексеевича Голицына, учившегося в Сорбонне, за провинность лишила всех званий и сделала шутом, положив ему высиживать в корзинке куриные яйца. Этим не ограничилась: построила ледяной дворец, где женила князя на «своей любимой калмычке» Евдокии Ивановне Бужаниновой.

За и против

Анна Иоановна, как и все русские императрицы, за исключением Екатерины II, в государственные дела вникала мало. Ее талант самодержца состоял в выборе, как теперь принято говорить, эффективной команды.

И эта команда добилась значительных успехов в укреплении империи. Верховный тайный совет был заменен более «прозрачным» Правительствующим Сенатом. Была оптимизирована структура государственных учреждений и проведено сокращение раздутых штатов. Было совершена попытка, отчасти удачная, защитить крестьянство от произвола помещичества за счет распространения на крестьян действия судов. В экономике был сделан упор на производство и торговлю. По сути, это было продолжение недоделанных Петром реформ.

Бурно развивалось строительство военно-морского флота, захиревшего после смерти Петра I. При Анне Иоановне было построено более половины кораблей Балтийского флота. Причем были введены в строй мощные линейные 66-пушечные суда.

Во внешней политике достижения были еще ощутимее. После того, как в Польше после смерти короля Августа II Франция посадила своего ставленника, Россия, вняв просьбе законного наследника — Августа III, разгромила французский флот. Тем самым был ликвидирован очаг напряжения в виде недружественного государства на границе России.

Был также нанесен чувствительный удар по могуществу Османской империи. В результате военных действий Россия получила Азовское море, Подолье (часть территории, которая сейчас называется Правобережной Украиной), Большую и Малую Кабарду.

Обвинения «бироновщины» опираются на два главных момента.

Получило большой размах казнокрадство «пришлыми немцами». С этим можно поспорить, поскольку коррупция на Руси существовала и до, и после. И вряд ли она имела такой уж фантастический размах, поскольку в этот период налицо были ощутимые достижения как внутри страны, так и во внешнеполитической деятельности. Вполне понятно, что негатив по данному пункту исходил от представителей «ущемленных» кланов, которые прежде с удовольствием занимались казнокрадством.

Кстати, «пришлые немцы» появились задолго до того, при Петре. И неплохо себя зарекомендовали.

Что же касается усиления политических репрессий, то с этим трудно поспорить. Машина подавления работала с большой производительностью. Правда, до опричнины Ивана Грозного ей было далеко.

Скончалась Анна Иоановна 17 октября 1740 года от подагры в соединении с мочекаменной болезнью. На престоле ее заменил несчастный полугодовалый Иоанн Антонович при регенте Бироне. Через год его, едва научившегося говорить, свергла Елизавета Петровна. И он остаток жизни, 23 года, провел в тюрьмах.

Снимок в октрытие статьи: портрет императрицы Анны Иоанновны, художник Луи Каравакк

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня