История / День в истории

Советский десант на Аляску

Неизвестные подробности уникальной военной операции

  
23144
Советский десант на Аляску

К сентябрю 1945 года окончательно стало ясно, что на востоке и северо-востоке у нас вместо японцев появился другой противник — США, которые, судя по всему, уже вовсю готовились к агрессии. И СССР был вынужден готовить ответный ход — десант на Аляску.

Не валяй дурака, Америка

Об агрессивных планах Соединенных Штатов говорили многие факты: американцы тихой сапой промеряли фарватеры в наших территориальных водах в районе Берингова пролива на случай внезапного вторжения их флота, засылали самолеты-разведчики для составления более подробных карт — в том числе Камчатки и Чукотки, проводили учения и смотры оружия. В общем, готовились к активным боевым действиям. К слову, то, что США вынашивали далеко не мирные планы, показало ближайшее будущее, когда в сентябре 1950 года американцы внезапно и немотивированно разбомбили наш аэродром на Сухой Речке в Приморском крае.

Именно тогда, отдавая распоряжения своим приближенным, в том числе и Берии, Сталин произнес фразу: «Мне нужно 100 дивизий дальней авиации». Смысл сказанного подчиненные уловили не сразу, а вернее сказать, впали от услышанного в ступор, но не то что ослушаться — даже переспросить у вождя: «Сколько-сколько!?» — никто просто не посмел. Началась работа по формированию авиачастей. И первой ласточкой в этом ряду стал 132-й полк дальней авиации. Именно этому авиационному подразделению была отведена роль в воздушном прикрытии готовящегося десанта на Аляску.

Самое интересное, что полк этот все-таки осуществлял из СССР вылеты за рубеж и даже проводил регулярные бомбардировки. Но об этом чуть позже. А роль частей непосредственного вторжения была отведена 126-му горнострелковому корпусу, состоявшему из трех бригад. В дальнейшем это соединение стало основой для формирования 14-й армии — той самой, к слову, которой полвека спустя командовал в Приднестровье генерал Александр Лебедь. А в 1945 году корпус погрузили на транспортные суда и боевые корабли сопровождения, после чего вся эта эскадра отправилась морем в сторону Камчатки и далее на Чукотку. В приказе Верховного Главнокомандующего и постановлении Совета Народных Комиссаров СССР, датируемом 14.09.1945 г., как раз и было сказано о создании на Чукотке оборонительных форпостов, а также о прикрытии от возможного вражеского десанта основных морских баз на побережье бухты Провидения и всего Анадырского залива.

Ну, а «если завтра война», которую развяжут проклятые американские империалисты, то задача ставилась предельно ясно и четко: одним стремительным марш-броском форсировать Берингов пролив (зимой) или (летом) десантироваться на судах на Аляску и занять там плацдарм, нанеся таким образом супостатам ответный удар. И, конечно же, многим представителям высшего военного командования, а также государственным руководителям вскружила голову лишняя возможность восстановить историческую справедливость — вернуть России исконно русскую землю — Аляску.

14-я десантная армия вторжения

Как бы то ни было, в преддверии зимы 1945−46 г. г. части 126-го корпуса прибыли на Чукотку и обосновались там во временных жилищах, разбитых с грехом пополам на скалистой прибрежной местности. Можно только гадать, как бойцы, поселившиеся в обычных армейских палатках, переносили жесточайшие 40−50-градусные морозы. Надо признать, среди солдат и офицеров было немало тех, кто из-за неблагоприятных погодных условий заболел, имели место и обморожения военнослужащих. Тем не менее, свою задачу по несению боевого дежурства и недопущению провокаций со стороны зарвавшихся американских вояк они выполняли с честью.

Из-за объективных трудностей в стране с транспортом и элементарным финансированием первый Северный завоз добрался до Чукотки только через три года. А с ним бойцы корпуса получили долгожданные инструменты, технику, лес, цемент, прочие стройматериалы (и даже печки-буржуйки). Такая своевременная и весьма нужная помощь позволила красноармейцам в короткий срок возвести и обустроить для себя стационарные отапливаемые казармы-щитовки. Но не только материалы прибыли на полуостров. Следуя за «строительными» пароходами, в 1948 году на Чукотке высадилось еще и пополнение из расформированного в Забайкалье 36-го стрелкового корпуса (по другим данным — армии). Вместе с прибывшими бойцами и офицерами все находившиеся на Чукотке части и подразделения и стали вновь образованной 14-й десантной армией вторжения, командовал которой Герой Советского Союза генерал-лейтенант Николай Николаевич Олешев, прошедший две войны — Великую Отечественную и Советско-Японскую.

Наследники Скорцени

К этому моменту (1948 году) американцы развернули на Аляске бурную деятельность по строительству дорог и новых военных баз, усилению группировки войск специального назначения и расширению присутствия там военно-воздушных сил, а также совершенствованию систем ПВО, возведению новых и реконструкции существующих аэродромов. Но дело не ограничивалось одним только строительством стратегических военных объектов. За короткое время Аляску наводнили подчиненные Эдгара Гувера и агенты другой стратегической разведывательной службы — Управления специальных расследований ВВС, которые тут же начали вербовать наемников из местных сорвиголов для операции по специальному диверсионно-партизанскому плану «Корыто» (в другом переводе — «Раковина»), предусматривавшему в том числе и вторжение на территорию СССР. Согласно рассекреченным документам, инструкторам, прибывшим с эфбээровцами и вэвээсниками из Управления спецрасследований на Аляску, было чему поучить потенциальных диверсантов. Ведь среди «покупателей» были даже бывшие абверовцы и подчиненные Скорцене, которых американцы, вместо того, чтобы осудить и воздать по заслугам, заботливо пригрели в 1945 году на своей груди. Поэтому программа обучения ничем не отличалась от той, что была в фашистских разведшколах, из которых во время войны в СССР забрасывались шпионы и диверсанты: радиодело, наука шифрования и дешифрования сообщений, прыжки с парашютом, рукопашный бой и прочие специальные навыки, которые преподавались кандидатам. И платили диверсантам весьма неплохо — из расчета трех тысяч долларов в год. А это по тем временам сумма достаточно большая. В современном эквиваленте — 30.000 долларов. Но это только на время обучения и ожидания. Во время боевых действий сумма удваивалась.

Первым делом — самолеты

Но и наши военные не дремали, снабжая 14-ю армию всем необходимым оборудованием, техникой и вооружением, проводя одни учения за другими и отрабатывая марш-броски «в лыжном строю». Сами армейцы-десантники, в свою очередь, в ускоренном порядке тоже строили и новые аэродромы подскока и доводили до ума те площадки, что оставались еще от ленд-лизовской трассы «АлСиб», по которой наши летчики перегоняли в западную часть страны американские самолеты. Кроме того, в штабе Дальневосточного военного округа, а также в Генштабе планомерно и тщательно готовились и штудировались подробнейшие оперативные карты Аляски и западного (тихоокеанского) побережья США и Северной Америки, в том числе и Канады, как одного из ближайших штатовских союзников. Вместе с тем, поддерживались в боевой готовности и постоянно усиливались наши войска, находящиеся на тихоокеанском театре военных действий. Так, к 1948 году группировка сил, входящих в Дальневосточный военный округ, включала в себя пять стрелковых корпусов, один из которых базировался не так далеко от месторасположения 14-й десантной армии вторжения — на Камчатке. Два корпуса дислоцировались на Курильских островах и еще два — на Сахалине. Кстати, именно здесь, в Южно-Сахалинске располагался штаб Дальневосточного военного округа.

Но кроме стрелковых корпусов здесь же дислоцировались и авиационные части, боевые самолеты которых в том же, 1948 году, стали перегоняться на подготовленные бойцами 14-й армии аэродромы. С Приморья, Курильских островов, Сахалина на Камчатку и Чукотку перебазировались бомбардировщики «Ту-2» 132-го Берлинского дальнебомбардировочного полка, 334-й Кенигсбергской авиадивизии и других авиационных частей. Причем, все эскадрильи были укомплектованы исключительно боевыми экипажами, прошедшими Великую Отечественную войну.

Кстати, спустя сорок лет командиром 132-го бомбардировочного авиаполка стал подполковник Джохар Дудаев. Именно под его руководством наши бомбардировщики регулярно громили душманов в Афганистане…

А приготовления к броску на Аляску окончились через два года так же внезапно, как и начались. Все дело в том, что 25 июня 1950 года войска Ким Ир Сена вторглись на территорию Южной Кореи. Разгорелся затяжной корейский кризис, и взоры советских стратегов устремились в другую сторону — на Корейский полуостров. Приготовления для десанта на Аляску были свернуты практически полностью. Теперь Генштаб был озабочен помощью северокорейским товарищам — в их распоряжение направлялись эскадрильи советских истребителей вместе с экипажами, которым, в отличие от пилотов бомбардировщиков на Чукотке, пришлось вдоволь навоеваться с американцами. В то время, как советский десант на Аляску стал со временем всего лишь несостоявшейся историей.

Снимок в открытие статьи: ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Першиков

Политолог

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня