История

Красный день календаря

О Минине и Пожарском в контексте истории

  
5279
Памятник К.Минину и Д.Пожарскому
Памятник К. Минину и Д. Пожарскому (Фото: Денис Русинов/ТАСС)

Наш новый праздник День народного единства, 4 ноября, появился десять лет назад. Учреждён он был в качестве альтернативы 7 ноября, который в советское время отмечался как День Великой Октябрьской социалистической революции. А в постсоветское — как День согласия и примирения.

Нельзя сказать, что у всех россиян 4 ноября включается историческая память, и они думают о славных деяниях «гражданина Минина и князя Пожарского» (так написано на пьедестале памятника, стоящего на Красной Площади). Зато историческая память включается у поляков, в результате чего их русофобия только усиливается… Но, так или иначе, праздник этот существует, и если уж поляки вспоминают, то и нам стоит вспомнить.

Уроки Смуты

В конце 1611 года Московское государство представляло собой печальное зрелище. Смута, которая началась со вступления на престол Бориса Годунова (1598), достигла апогея. Появились и исчезли загадочные претенденты на престол — Лжедмитрий Первый и Лжедмитрий Второй (Тушинский Вор). Царь Василий (Шуйский) был свергнут с престола и пострижен насильно в монахи. Во главе правительства оказалась «семибоярщина» — «князь Мстиславский со товарищи», которые присягнули польскому королевичу Владиславу… Поляки взяли Смоленск, сожгли Москву и укрепились за стенами Кремля и Китай-города. Шведы заняли Новгород и выставили своего королевича кандидатом на московский престол. В Пскове появился Лжедмитрий Третий, он же Сидорка, Псковский Вор… Первое дворянское ополчение и Боярская дума самораспустились.

Но тогда и начали пробуждаться «силы религиозные и национальные, которые пошли на выручку гибнущей земле», — пишет Ключевский. Призывные грамоты архимандрита Дионисия и келаря Аврамиия подняли нижегородцев под руководством их старосты мясного торговца Кузьмы Минина. На призыв нижегородцев стали стекаться служилые люди, городовые бояре и дети боярские, которым Минин нашел и вождя — князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Так составилось Второе дворянское ополчение. В октябре 1612 года Москва была очищена от поляков. Смута пошла на спад.

…В 1818 году в самой середине Красной площади появился памятник Минину и Пожарскому работы скульптора Ивана Мартоса. Средства на него начали собирать в Нижнем Новгороде, там же он должен был стоять. Но потом решили, что памятнику самое место в Москве, и средства уже собирали по всей России. А в Нижнем в 1828 году был установлен обелиск. В 2005 году под стенами Нижегородского Кремля возле церкви Рождества Иоанна Предтечи — с её паперти Кузьма Минин и обращался к нижегородцам, — была установлена копия скульптуры Мартоса в исполнении Зураба Церетели.

Народные герои в СССР

Отношение к Минину и Пожарскому, как и к другим героям и событиям русской истории, до середины 1930-х годов можно свести к строкам из «Двенадцати»: «Пальнем-ка пулей в Святую Русь — / В кондовую, / В избяную, / В толстозадую!».

Почитание истории связывалось с великодержавным (великорусским) шовинизмом, которому большевики во главе с Лениным объявляли бой. «Решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма является первой очередной задачей нашей партии», — заявляет Сталин в 1923 году.

Ленину очень нравилась книга по истории России историка-марксиста (и ученика Ключевского) Михаила Покровского; она и стала единственным школьным учебником по истории в СССР. Смуту Покровский называл «крестьянской революцией», Лжедмитрии были её вождями. И «агенты торгового капитала» в лице Минина и Пожарского подавляли эту революцию.

Именно Покровский требовал запретить само понятие «русская история» как реакционное. «Да даже само слово „русский“, сказать: „я русский“ — звучало контрреволюционным вызовом, это-то я хорошо помню и по себе, по школьному своему детству. Но без стеснения всюду звучало и печаталось: „русопяты“», — говорит Солженицын о том времени.

На первой странице «Правды» (1 января 1925 года) появляются стихи пролетарского поэта В. Александровского

Русь! Сгнила? Умерла? Подохла?
Что же! Вечная память тебе.
Не жила ты, а только охала
В полутемной и тесной избе.

Эх, старуха! Слепая и глупая!
Разорил твою хижину внук …

В статье «Пора убрать исторический мусор с площадей» публицист В. Блюм пишет: «В Москве, напротив Мавзолея Ленина, и не думают убираться восвояси „гражданин Минин и князь Пожарский“ — представители боярского торгового союза, заключенного 318 лет назад на предмет удушения крестьянской войны» («Вечерняя Москва» от 27 августа 1930 года).

Этот призыв поэтически поддерживает Джек Алтаузен:

Я предлагаю
Минина расплавить,
Пожарского.
Зачем им пьедестал?
Довольно нам
Двух лавочников славить,
Их за прилавками
Октябрь застал.
Случайно им
Мы не свернули шею.
Я знаю, это было бы подстать…

И кощунственные строки в заключение:
Подумаешь,
Они спасли Рассею!
А может, лучше было б не спасать?

Вносит свою лепту и Демьян Бедный:

… На краски октябрьского чудо-парада,
Ухмыляяся бронзовым взором глядят,
Исторически два казнокрада,
Никакой тут особенно нет новизны,
Патриоты извечно по части казны,
Неблагополучны.
Патриотизм с воровством неразлучны…

Таков был модус той эпохи. Но вот что удивительно: звучат эти глумливые стихи так, как будто наши сегодняшние либералы их сочиняли.

Правда, Бедному не повезло: специальное Постановление Секретариата ЦК КВП (б) его строго осудило за «фальшивые нотки, выразившиеся в огульном охаивании „России“ и „русского“». Вроде бы линия партии начала поворачиваться в сторону патриотизма, но дело не только в этом — Бедный упомянул в своих фельетонах восстания в СССР и покушение на Сталина, а темы эти были под запретом.

Так что говорить об изменении отношения большевиков к русской истории еще рано. И Сталин в 1931 году еще на прежних позициях: «В прошлом у нас не было и не могло быть отечества». Тогда же сносят Храм Христа Спасителя, и восторги Демьяна Бедного по этому поводу — «Под ломами рабочих превращается в сор / Безобразнейший храм, нестерпимый позор» — не осуждаются:

Памятник Минину и Пожарскому переносят — чтобы не мешал парадам и демонстрациям — к Храму Василия Блаженного. По изначальному замыслу, Минин рукой указывал Пожарскому на Кремль, который надо отбить у поляков, теперь он как бы предлагает смотреть на облака. Но это, конечно, мелочи.

Возвращение к истокам

Только в середине 1930-х годов линия партии действительно меняется — русская история становится тем оселком, на котором оттачивается и советский патриотизм, и советская государственность. Принимаются постановления, осуждающие Покровского и его школу, учебники истории переписываются… К этому времени и относится анекдот: Лазарь Каганович, показывая Сталину макет Красной Площади, убирает Храм Василия Блаженного как мешающий массовым мероприятиям. «Лазарь! Поставь на место!» — одёргивает его Сталин.

Известна также реплика вождя на полях написанного в 1935 году группой И. Минца учебника истории, в котором действия ополчения Минина и Пожарского назывались контрреволюционными: «Что же, поляки, шведы были революционерами? Ха-ха! Идиотизм!»

Михаил Булгаков (по просьбе композитора Бориса Асафьева) пишет либретто оперы «Минин и Пожарский» — для постановки в Большом театре, которая, правда, не осуществилась.

В 1939 году на экраны выходит фильм «Минин и Пожарский» Режиссёры — Всеволод Пудовкин, Михаил Доллер. Сценарий Виктора Шкловского, написанный по его повести «Русские в начале XVII века». Из описания: «…Народное ополчение Минина и Пожарского наголову разбивает отборные части поляков. Сдаются и засевшие в Кремле остатки польских войск. Ликующие толпы народа заполняют Красную площадь, радуясь освобождению русской земли от ига захватчиков».

С началом Великой Отечественной войны Минин и Пожарский встают в строй. 7 ноября 1941 года Сталин напутствует бойцов, уходящих с парада на фронт: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!»…

На этом драматическая история отношения к Минину и Пожарскому заканчивается. Потом в Советском Союзе издавали хорошие книги о них. Эксцессы же постсоветского времени выделяются разве что выдаваемым за сенсацию утверждением, что Кузьма Минин — крещеный татарин.

…А поляки пусть не обижаются, это же История!

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Ярослав Кабаков
Ярослав Кабаков

Поздравляю редакцию портала «Свободная пресса» с десятилетием издания и желаю дальнейшего развития и процветания, сохранения того драйва, с которым вы делаете свою работу. Объективность, оперативность и внимание к деталям — вот как могу охарактеризовать ваш труд, который ежедневно помогает сотням тысяч людей получать актуальную информацию о событиях в России и мире, беспристрастную и профессиональную аналитику. Если и можно говорить о профессиональной журналистике, то только с оглядкой на вас!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня