Крымская катастрофа Гитлера: Где горы русских трупов и победы Вермахта?

Немецкие генералы водили за нос своего фюрера

  
13092
На фото: бойцы 393 батальона морской пехоты поднимают флаг Военно-Морского флота в освобожденном городе Севастополь
На фото: бойцы 393 батальона морской пехоты поднимают флаг Военно-Морского флота в освобожденном городе Севастополь (Фото: Межуев Алексей/ТАСС)

9 мая 1944 года советские войска освободили Севастополь. Ровно через год — день в день — пала фашистская Германия. Немецкая газета Die Welt, вспоминая военную операцию в Крыму, написала: «Когда Вермахт в начале июля 1942 года завоевал советскую крепость Севастополь, Третий рейх находился на вершине своего господства. Победитель, Эрих фон Манштейн, был повышен Гитлером до звания генерал-фельдмаршала. Когда последние немецкие защитники Севастополя в мае 1944 года бросили оружие, 126 солдат Красной Армии были удостоены звания Героя Советского Союза. Сколько в этом символизма».

Сегодня на фоне жесткого противостояния между Западом и марионеточной Украиной с одной стороны и Россией — с другой, заслуживают внимание любопытные публикации западных порталов о событиях 74-летней давности в Крыму. В частности, американский историк Пэт Мактаггарт, изучив обстоятельства битвы за Тавриду, пришел к выводу, что полуостров оказался роковым для Вермахта. И проигранное немцами в 1944 году сражение имело для Германии не менее тяжелые последствия, чем разгром в Сталинградской битве. Ибо в Крыму Гитлер лишился своей лучшей армии — 17-й, такой же сильной, как и 6-я, уничтоженная на Волге.

Как известно, с самого начала Великой Отечественной войны бесноватый фюрер был одержим Крымом. Он клялся своим фашистским богам, что как только полуостров окажется в его руках, он никогда не выпустит его.

Читайте также

Даже после разгрома в Сталинграде Гитлер все еще думал, что крымский и кубанский плацдармы могут быть использованы в качестве отправных точек для будущего похода на южные нефтяные месторождения Советского Союза. Именно поэтому, по его приказу, одна из наиболее боеспособных дивизий — 50-я пехотная — была прикреплена к 17-й армии Вермахта, что сделало ее сильнейшей отдельной военной группировкой Третьего рейха.

Однако после Курской битвы немецкие войска в Крыму запаниковали, предчувствуя повторение Сталинграда. В ночь на 28 октября 1943 года генерал-полковник Эрвин Йенеке предпринял отчаянную попытку вывести свою (17-ю) армию из полуострова. Он позвонил фельдмаршалу Эвальду фон Клейсту. Между ними состоялся диалог на повышенных тонах.

Клейст: Вы должны защищать Крым!

Йенеке: Я не могу выполнить этот приказ. Никто другой не выполнит его. Командиры корпуса думают так же, как и я.

Клейст: Итак, сговор, заговор с целью ослушаться приказ! Если вы не можете, кто-то другой будет командовать армией!

Йенеке: Я еще раз утверждаю, что в свете моей ответственности за армию я не могу выполнить приказ.

Клейст: (Ругательство)… такое отношение только подрывает доверие. Если я направлю вам еще одно подразделение, все будет в порядке.

Йенеке: Это строительство воздушных замков. Здесь нужно иметь дело с реальностью.

Клейст: Армия (17-я) еще не подверглась нападению. Немного подкрепления на (Перекопе) перешейке, и все будет в порядке (ругательство).

Йенеке: Крым должен быть защищен по всему периметру. Если русские нападут, катастрофа произойдет быстро. Я должен напомнить еще раз о судьбе Паулюса под Сталинградом.

Фон Клейст в ответ пригрозил трибуналом, после чего уточнил, будет ли командующий 17-й армией Вермахта выполнять приказ или нет? Эрвин Йенеке был вынужден подчиниться.

Когда 8 апреля 1944 года началось освобождение Крыма, полуостров обороняли 227484 немецких и румынских солдат, а также 28486 человек вспомогательного персонала. На тот момент это были лучшие войска Гитлера: отлично обученные, хорошо вооруженные и непотрепанные в боях.

Эрвин Йенеке приказал сосредоточить силы, как того и требовал фон Клейст, на Перекопе, чтобы парировать предполагаемый удар 4-й Украинского фронта генерала армии Федора Толбухина. Однако еще в конце 1943 года советские войска захватили небольшие плацдармы на южном берегу Сиваша. Именно к ним зимой были проложены броды и построены мосты чуть ниже поверхности воды, по которым переправилась 51-я армия генерал-лейтенанта Якова Крейзера, она разгромила 10-ю румынскую дивизию. Путь на Севастополь был открыт. До полного освобождения Тавриды от фашистов оставалось 35 дней.

По десятидневным отчетам медицинских служб 17-й армии Вермахта немецкие потери выглядят следующим образом:

с 1 по 10 апреля 1944 года — 823 человека;

с 11 по 20 апреля 1944 года — 2610 человек;

с 21 по 30 апреля 1944 года — 9894 человека;

с 1 мая по 10 мая 1944 года — 2142 человека;

с 11 мая по 20 мая 1944 года — 1274 человек;

с 21 мая по 31 мая 1944 года — 53482 человек.

Из этих 70225 солдат и офицеров было ранено 32312. Судьба 34283 была неизвестна. В более поздних источниках немецкая сторона сообщила о гибели в Крыму 31700 немецких и 25800 румынских военнослужащих.

Крымская наступательная операция была завершена 12 мая 1944 года, когда на мысе Херсонес были разгромлены остатки вражеских войск. То, что значительная часть потерь попала в десятидневный отчет третьей декады мая, когда 17-я армия генерала Карла Альмендингера (сменил 1 мая Эрвина Йенеке - авт.), уже не воевала, говорит о шоке командования, которое долго не верило в масштаб катастрофы и требовало перепроверок.

Кстати, в ФРГ издано 6 томов архивных документов о «русской кампании 1941−1945 годов», каждый весом по 5 кг, но и там не приведены точные цифры потерь Вермахта весной 1944 года в Крыму. Очень многие немецкие солдаты, которые обороняли полуостров, не попали в списки убитых, раненных, пленных или пропавших без вести, хотя больше не служили и не вернулись домой. Зато достоверно известно, сколько фашистов вырвалось из Тавриды после того, как Гитлер подписал приказ об эвакуации — всего 31708 человек.

Такие нестыковки, на деле, говорят о полном разгроме 17-й армии и о занижении сначала руководством Третьего рейха, а потом и архивными службами ФРГ реальных цифр уничтоженных в нашей стране фашистов.

Но как витиевато Пэт Мактаггарт сообщил американским читателям о потерях в Крымской операции: с немецкой и румынской стороны убитыми — 57500, пропавшими без вести — 20 тысяч и еще «несколько тысяч были пленены». А вот в советских войсках, по оценке этого историка, число убитых и раненных составило 84331. Мактаггарт ссылался на наши источники. Правда, он почему-то забыл уточнить, что в Красной Армии в апреле-мае 1944 года в Крыму погибли 17754 человек, тогда как 67065 бойцов в качестве раненных и больных поступили в медпункты и лечебные учреждения. Это значит, что элитная 17-я армия Вермахта, введя бои в обороне, потеряла даже по немецким сведениям в три раза больше, чем советские войска.

По данным Минобороны СССР, безвозвратные потери 17-й армии Вермахта превысили 120 тысяч человек, из которых 61 580 попали в плен.

Шокирует другой факт: на просторах рунета и на полках российских книжных магазинов можно найти книгу «От Кубани до Севастополя. Зенитная артиллерия Вермахта в сражениях на Юге России. 1943—1944». Автор — генерал нацистской Германии Вольфганг Пиккерт. Вышла она в серии «За линией фронта. Военная история».

Читая эту «военную историю», складывается впечатление, что «героические немцы били в Крыму орды глупых русских, которые, не считаясь потерями, шли напролом». Дескать, доблестных солдат Вермахта завалили трупами красноармейцев. Вот некоторые отрывки из мемуаров Пиккерта:

«Когда 18 мая (1943) бои временно стихли, выяснилось, что в общем и целом противник лишь незначительно продвинулся вперед, понеся при этом очень большие безвозвратные потери. Было подбито 159 танков; кроме того, Советы потеряли 173 самолета, которые были сбиты немецкими истребителями и зенитчиками».

«15 апреля 1944 года показалось, что 17-й армии удастся успешно завершить смелую операцию по объединению в районе Севастополя немецких войск, отходивших с северного фронта Крыма и из района Керчи.
Зенитные батареи, установленные на этом участке внешнего обвода Севастопольского укрепрайона, сбили при отражении атаки штурмовой авиации противника 4 вражеские машины. При этом один вражеский самолет был сбит первым же выстрелом из единственного 88-мм орудия, отставшего от своей батареи при отступлении.

Весомый вклад в успешное завершение этого первого оборонительного боя на новом рубеже внесли зенитные батареи, подбившие в общей сложности 7 вражеских танков. Тем самым командование армии убедилось в высокой боевой готовности своих соединений к обороне северного рубежа города-крепости".

Читайте также

Однако можно ли доверять мемуарам нацистского генерала, который, к слову, обманом сбежал на самолете из Сталинградского котла, оставив свою дивизию, которая была полностью разгромлена в январе 1943 года? Пиккерт, оказавшись в Берлине, в ставке Гитлера, так живописал свои подвиги, что его даже наградили Рыцарским Железным крестом с Золотыми дубовыми листьями, хотя частично обвинили в бегстве и даже во лжи при оценке реальной ситуации. Герман Геринг вообще отказался видеть красноречивого обманщика.

И во второй раз Вольфганг Пиккерт легко бросил в Крыму свою 9-ю дивизию, заново сформированную. И на этот раз его солдаты были полностью уничтожены. Генерала опять вызвали в ставку, но несмотря на разгром вверенной ему дивизии, 5 июня 1944 года Гитлер наградил его вторым Рыцарским Железным крестом с Золотыми дубовыми листьями, кстати, высшим орденом Третьего Рейха.

Оказывается, фюреру очень понравился отчет Пиккерта от 26 апреля 1944 года, где генерал расписал об уничтожении огромного числа советских самолетов и танков, не забыв упомянуть про горы убитых красноармейцев. Это было именно то, что мечтал услышать Гитлер.

Странно как-то получается. В России, которая вынесла всю тяжесть войны с жестоким врагом, зачем-то печатают любимчика Гитлера, который даже в Вермахте имели дурную слову лжеца и карьериста. Создается впечатление, что речь идет о монументальном труде. А потом мы удивляется, почему русские дети просят прощения в Бундестаге.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Судаков

Политолог-американист, профессор Академии военных наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня