История

5 «авиаподвигов» на грани фола

  
66259

15 декабря 1938 года на Ходынском поле в Москве разбился легендарный Валерий Чкалов. При заходе на посадку у истребителя И-180, который он испытывал, заглох мотор. Чкалов в последний момент отвернул от крыши жилого барака, и врезался в металлическую высоковольтную опору. От удара пилота выбросило из кабины вместе со штурвалом. Чкалов жил еще два часа. Последними его словами были: «В случившемся прошу никого не винить, виноват я сам».

Страна запомнила Чкалова героем, прежде всего, благодаря перелету через Северный полюс в Америку. 18 июня 1937 года тяжело нагруженный АНТ-25 с экипажем из командира Чкалова, второго пилота Георгия Байдукова и штурмана Александра Белякова поднялся с Щелковского аэродрома и взял курс на север. Перелет был полон трудностей. Когда самолет проходил Полюс недоступности, запасы кислорода почти иссякали. У Чкалова пошла носом кровь. Вдруг раздался хлопок, и стекло кабины покрылось слепой ледяной коркой — лопнула трубка системы охлаждения. Пока Байдуков, высунув руку в форточку, скалывал лед, Чкалов с Беляковым вылили в расширительный бачок всю оставшуюся на борту питьевую воду и мочу, которую собирали для анализов. 20 июня, после 63 часов изматывающего полета АНТ-25 приземлился на аэродроме Баракс в Ванкувере. Героический экипаж встречали тысячи американцев, президент США Франклин Рузвельт организовал прием в честь советских летчиков. Это был триумф не только Чкалова и двух его соратников по перелету, но и всей советской авиации.

Но в историю авиации Валерий Чкалов вошел еще и как летчик, совершивший ряд «подвигов» на грани фола. Он отсидел на гауптвахте 10 суток за полет вниз головой, еще 10 суток — за эксперимент с мертвыми петлями (заключил пари, что непрерывно прокрутит 50 петель, а сделал 250). Плюс 5 суток за пролет боком между двумя растущими рядом деревьями. Но дольше всего — 15 суток — за пролет под мостом Равенства (Троицким) в Ленинграде.

Мы составили подборку случаев в отечественной авиации, которые также можно назвать «подвигами» на грани фола.

Полет под мостом на реактивном истребителе

3 июня 1965 года военный летчик, капитан Валентин Привалов совершил единственный в мире пролет под мостом на реактивном самолете. Дело было под Новосибирском. После тренировочного полета Привалов вышел из плотной облачности прямо на Коммунальный мост через Обь. Сбросив скорость, МиГ-17 заскользил в метре над водой. Привалов прошел впритирку к фермам моста и круто ушел вверх. Для справки: размер арки моста — приблизительно 30 на 120 метров, размах крыльев МиГ-17 — 9,6 метра.

Вот как описывает этот случай очевидец, майор авиации в отставке Анатолий Рыбьяков: «С третьего разворота он снизился, и прошел под мостом. Скорость — где-то 400 км/ч. Был ясный, солнечный день. Люди на пляже купались, загорали, и вдруг — грохот, и самолет взмыл вверх свечой, избегая столкновения с железнодорожным мостом. Ясно было, что такое не скроешь».

Удивительно, что Привалову этот поступок сошел с рук. Его практически сразу арестовали, но вскоре пришла министра обороны СССР, маршала Родиона Малиновского: «Летчика Привалова не наказывать. Ограничиться теми мероприятиями, которые с ним проводили. Если не был в отпуске, отправить в отпуск. Если был, дать десять суток отдыха при части». После этого Привалова повысили в звании, и он сделал карьеру — стал командиром эскадрильи, а потом и заместителем командира полка.

Посадка Ту-124 на Неву

21 августа 1963 года пассажирский Ту-124 под командой Виктора Мостового совершал обычный рейс Таллин-Москва. Маршрут включал промежуточную посадку в Ленинграде для дозаправки. На подлете к Северной столице обнаружилось, что одна из стоек шасси заклинила и не выпускается.

Замначальника Ленинградского управления гражданской авиации Владимир Сиротин приказал экипажу совершить аварийную посадку на грунтовую полосу за городом по отработанной технологии — «на брюхо». Туда подогнали пожарные машины и кареты «скорой». Самолет должен был кружить над городом, пока баки не станут почти пустыми.

А затем вышло следующее. «Борт» панически сообщил, что горючее выработано полностью, и минимум топлива для захода на посадку отсутствует. Это значило, что машина может рухнуть прямо на дома. К счастью, внизу оказалась Нева, и Ту-124 сел на воду между Большеохтинским и Финляндским мостами. Это один из редчайших случаев в истории мировой авиации, когда от посадки на воду самолет не разрушился.

Капитан катера, который плыл по Неве, подпер крыло Ту-124 и начал толкать самолет к берегу. Пассажиры и экипаж сошли. Авиационное начальство поначалу оценило «подвиг» Мостового как разгильдяйство, и отчислило его из авиаотряда. Но на борту были иностранцы, в прессе поднялся шум — и Мостового снова допустили к полетам, и даже наградили орденом.

Как самолет взлетел без пилота

Этот анекдотичный случай произошел в поселке Ново-Шульба, что в ста километрах северо-восточнее Семипалатинска, в середине 1960-х. Он описан в книге заслуженного пилота СССР Турыскали Мадигожина «Экстремальные полеты».

Зимой в поселок добраться было практически невозможно, поэтому власти Семипалатинска организовали местную авиалинию. Работали на ней По-2 и Як-12. В тот день пилоты развезли всех пассажиров на трех По-2, но осталось еще трое — полная загрузка для Як-12, — которым нужно было в Ново-Шульбу. Николай Ульянов — в тот день он был дежурным командиром — решил отвезти их сам.

Но обнаружилось, что в системе запуска двигателя Як-12 нет воздуха, давление недостаточное. Завести мотор на базе в Семипалатинске — не проблема, но как быть в Ново-Шульбе? Выход получался один: по прилету не глушить двигатель, и командиру оставаться в самолете.

На том и порешили. В Ново-Шульбе Ульянов высадил пассажиров, но оказалось, что в поселковом аэропорту женщина ждет рейса в город. Сидя в кабине работающего Як-12, Ульянов ждал пассажирку, как вдруг увидел заходящий на посадку По-2. По явному занижению глиссады снижения он понял, что летчик По-2 (на линии работали молодые пилоты) не видит посадочный знак «Т», который «Як» запорошил при посадке. Ульянов выпрыгнул из кабины и побежал к знаку, чтобы очистить его от снега.

А в это время к Як-12 уже шла пассажирка — крупная дама в зимней одежде. Она не стала мерзнуть возле самолета, а полезла в кабину по обледенелому трапу. На ступеньках дама поскользнулась, рухнула плашмя на пилотское кресло и рванула на себя сектор газа.

Самолет взревел — это разогретый двигатель сразу вышел на взлетный режим. Тормоза не удержали машину на рыхлом снегу, и самолет стал стремительно разгоняться. Ульянов в этот момент находился от «Яка» метрах в сорока. Поняв, что происходит, он со всех ног бросился к самолету. Одним рывком Ульянов выдернул из кабины незадачливую пассажирку, благо ноги ее торчали прямо из двери. Неуправляемый Як-12 разогнался, легко оторвался от земли, набрал высоту 60 метров, и отвесно рухнул вниз.

ЧП расследовала ведомственная комиссия, но грубого нарушения инструкций, а также преступной халатности не обнаружила. Тем не менее, многие требовали наказать летчика, дело разбиралось в горкоме партии. В итоге Ульянов уволился из авиации по собственному желанию.

Из Перми в Москву — в отсеке для шасси

Зимой 2007-го работники столичного аэродрома «Внуково» нашли на взлетной полосе обмороженного паренька. Им оказался 14-летний Андрей Щербаков из села Частые Пермского края. Как оказалось, он убежал из дома, и в аэропорту Перми забрался в отсек шасси Ту-154. Получалось, что подросток проделал 1300 километров до Москвы на высоте 10 тысяч метров, в негерметичном отсеке, да еще при температуре за бортом минус 50 градусов. В это никто не верил. Парня доставили в больницу, где ему ампутировали несколько обмороженных пальцев на руках.

Тем временем прокуратура провела проверку ЧП, и пришла к выводу, что Щербаков не врет. Как заявил замруководителя Свердловского межрайонного следственного отдела прокуратуры Перми на транспорте Александр Кузнецов, «среди самолетной копоти и пыли внутри гондолы мы увидели и сфотографировали следы ботинок и рук мальчика — именно в том месте, которое он указал». За халатность поплатились несколько работников аэропорта Перми, а к Щербакову в родном селе намертво приклеилась кличка «космонавт».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня