Общество

Детям-эвенкам учителей выписывают из Парижа

Профессор Сорбонны Александра Лаврилье создала кочевую школу на Дальнем Востоке

  
2796
Детям-эвенкам учителей выписывают из Парижа

5 октября мы отмечаем День учителя. «СП» рассказывает о самом необычном педагоге России, которая появилась в северном поселке Усть-Нюкжа 20 лет назад.

Кто в чуме хозяин

Когда я впервые увидел эту блондинку на Амурском Севере, то ни за что бы не отличил ее от других девушек Усть-Нюкжи, если бы местные жители бесхитростно не указали пальцем — вот она наша достопримечательность — парижанка Саша, жена охотника-оленевода Паши Васильева. Девушка в китайском пуховике и с фингалом под глазом в моем представлении никак не тянула на выпускницу Сорбонны, в лучшем случае, какого-нибудь местного ПТУ, но она действительно оказалась иностранкой. По словам жителей поселка, скандалы — обычное дело для молодой семьи. Таким способом Паша прививал Саше элементы туземной этики на тему — кто в чуме хозяин. А Саша, прибывшая из страны трех революций с их бессмертными лозунгами: свобода, равенство, братство, умело противостояла домострою. В ее бойцовском активе — опыт хождения на судах матросом в Атлантике, владение ненормативной лексикой на трех европейских, двух языках аборигенов Западной Африки, где она работала в этнографической экспедиции, а также одним мертвым языком. Кроме того Саша побывала замужем за представителем именитого русского рода Мусиных-Пушкиных, который не отличался покладистым характером. Поэтому в столкновении двух цивилизаций доставалось и Паше. Но сегодня речь не только об удивительной француженке, а о том, как Саша Лаврилье проблему коренных народов Севера подняла на мировой уровень и занялась образованием таежных школьников.

Как это было

Студентка Сорбонны (старое название Парижского университета) появилась на российском Дальнем Востоке в составе группы французских журналистов в качестве переводчика ровно 20 лет назад, осенью 1994 года. Французские кинематографисты тогда снимали фильм о жизни кочевых охотников эвенков. Съемки продолжались несколько дней. Все это время Александра фотографировала, записывала свои наблюдения в блокнот, делала рисунки из бытовой жизни эвенков. Самым внимательным из них оказался молодой эвенк Паша Васильев. Позже она родила от него ребенка и стала экзотическим цветком на амурских северах. И пока мы не устаем восхищаться необычной француженкой, она всерьез занимается, тем, чем заниматься должны мы, а в частности, наши чиновники. Судите сами.

Численность эвенков резко сокращается. По данным Амурского управления статистики в 1967 году их насчитывалось 2500 человек, а сейчас всего около 1000 человек. Речь идет о спасении целого народа. По словам Александры Лаврилье, теперь все зависит только от самих эвенков, их упорства, удачливости. Они живут в тайге, охотятся при любой погоде, добывают зверя. Природа для них важна как никогда. Вся их жизнь зависит от природы. А это очень сильное чувство. Но спасет ли природа эвенков?

Вы спросите, а откуда же такой жгучий интерес к проблеме чужой страны у эксцентричной француженки? Первые три года на факультете восточных языков, она изучала русский язык, который французы относят к группе восточных языков. Затем стала параллельно с заниматься на факультете этнографии. Практиковалась в разговорной речи с представителями Саха-Якутии, работающими при ЮНЕСКО. По рекомендации друзей от «Сахи» и попала в журналистскую экспедицию для поездки на Дальний Восток. К 25 годам жизни Александра защитила в университете диплом магистра антропологии, совершила поездку с экспедицией на африканский континент в республику Сенегал, бывшую французскую колонию, побывала замужем, разочаровалась в семейной жизни, слетала на российский Дальний Восток и там нашла свое счастье.

Паша Васильев

Александра объездила многие кочевья, но для постоянного места жительства и научных наблюдений выбрала род Васильевых. Особый интерес вызвал у молодой женщины Павел, удачливый охотник и оленевод, к тому же представитель некогда знатного и богатого эвенкийского рода Ингелас, имевшего в свое время крупные стада оленей и пастбищ в долине реки Чильчи. Как видим, на знатных людей Александре везло с юности. То Пушкин, то Васильев. И это без иронии, ведь Паша в тайге, как Пушкин в Болдино.

Два года с перерывами на поездку в Париж палатка была их общим домом. Потом брак Саши и Паши зарегистрировали в Усть-Нюкжинской поселковой администрации. В мае 2000 года, когда впервые прозвучал голос кукушки и эвенки отпраздновали свой Новый год, у них родилась дочь. Ее назвали Надежда-Александра Васильева-Лаврилье. Потом она отправилась с ребенком в Париж через Москву. В Москве в посольстве Франции были решены протокольные формальности о двойном гражданстве дочери. Дочери, которая наполовину является представителем вымирающего народа Севера. И о котором так печется ее мама Саша Лаврилье.

Шаманизм и наука

Первая монография Александры Лаврилье называется «Шаманизм эвенков-оленеводов, охотников, рыбаков как форма взаимоотношений человека с природой». По словам Александры, шаманизм — это особая система мировоззрения, включающая в себя элементы рационального, иррационального и художественно-образного познания мира. По утверждениям эвенков, существуют белый и чёрный шаман. Белый — добрый, помогающий людям в тяжелых жизненных ситуациях; чёрный — злой, коварный, опасный. Шаманские души, по представлениям эвенков, выглядят как птенцы перелетных птиц (орлов, лебедей, гагар, куликов), тогда как души простых людей выглядят как птенцы синицы. Сейчас она уже доктор антропологии, признанный в Европе специалист по малым народностям. К 2006 году после 10-летнего сбора материала у разных кочевых групп южной Якутии и севера Амурской области Александра подготовила и издала аналитическую монографию объёмом более 700 страниц текста, под названием: «Кочевой образ жизни и оседлой адаптации у эвенков постсоветского периода в Сибири и на Дальнем Востоке». И интригующий подзаголовок: «Как играть, чтобы выжить с шаманами и без шаманов». По словам антрополога, она хочет дать глобальную картину эвенкийского общества сегодня. Она многому научилась у эвенков. Культ охотничьей магии так привлекателен, по словам Александры, что и свидетель, далекий от обрядов, впадает в транс. Эвенки собираются перед началом промыслового сезона у родового камня. В первый день к нему идет шаман, ведет с духами беседу, просит об удаче. Охотники изготавливают из дерева фигурки лосей и оленей, совершают ритуал охоты на животных. Ведь промысел для охотников — источник существования. Культовое отношение к животным формировалось тысячелетиями. Эвенки делят оленей по их хозяйственному назначению: верховой (учак), под вьюк (намован), передовой (брегин), несущий люльку с младенцем (намонки), плохо идущий под седлом (эмник). Оленей различают по форме рогов, экстерьеру.

Несмотря на наличие простых русских фамилий Ивановых, Петровых, Поповых и крещение по православному обряду, в своих верованиях эвенки остаются язычниками. Они делят вселенную на три мира: верхний, средний и нижний. Вход в верхний мир через Полярную звезду. Её эвенки почитают особо. В верхнем мире расположены солнце, луна, звезды. Млечный Путь на звездном небе — это тропа, по которой охотник на лыжах гонится за небесным лосем, похитившем солнце, это след космической охоты.

В Париже

Когда Александра возвращается в Париж, выступает с лекциями в университете, бывает в обществе единомышленников. К эвенкийскому народу в Париже, благодаря Саше, отношение самое лучшее. Друзья во Франции узнают по кинокадрам, слайдам, рисункам, фотографиям ее друзей-эвенков, спрашивают о здоровье, передают приветы, подарки. Очень теплое и уважительное отношение, что редко, по словам Александры, встречается в России. Русские живут в поселке рядом, но мало что знают об эвенках. Нет любопытства. Но есть обида, непонимание, недоброжелательность. У эвенков высоко ценится гостеприимство, открытость чужому человеку, доверительность. Прежде всего человеческие законы — делиться с ближним, не оставлять в беде. Александра, по ее словам, хотела бы жить по таким законам.

— Даже старики эвенки знают, где находится Париж, — говорит Саша, так ласково ее называют в Усть-Нюкже, — кто такие Александр Дюма и Виктор Гюго. Они о многом спрашивают. Я только не могу ответить на вопрос молодых эвенков — почему их огромная родина Россия оказалась очень маленькой для малых народов Севера?

Сериал «Таежная школа»

Зная неподдельный интерес к коренным народам Севера за границей, Александра Лаврилье решила сама искать средства для поддержки вымирающего народа, к которому относятся и ее близкие люди. Муж и дочь. Неожиданно она нашла помощь и понимание у швейцарской фирмы «Ролекс». Производители легендарных часов даже отправили свою киногруппу в Усть-Нюкжу. Сняли кино, которое потом показали высокому руководству компании. Все настолько вдохновились увиденным, что единогласно решили выделить спонсорскую помощь амурским эвенкам в размере 100 тысяч долларов. Сумма предназначалась для развития уникального учебного заведения. Так Александра продвинулась в своей мечте — открыть свою школу в северном поселке.

Кроме оборудования для кочевой школы за счет гранта Александра создала мультимедийные пособия по изучению эвенкийского языка и распространила их по всем национальным селам. Также организована запись на диск эвенкийских песен. С этим проектом школа участвовала в фестивалях национальных культур, который проходил в России.

Если ты полюбишь Север

Итак, что из себя представляет кочевая школа, которую создала в Тындинском районе Амурской области доктор антропологии, профессор Парижского и Версальского университетов Александра Лаврилье?

Справедливости ради следует заметить все же, что модели таежной школы и школьного охотничьего дома были придуманы еще в конце 80-х — начале 90-х годов. Александра Лаврилье здесь не совсем первооткрыватель. По замыслу организаторов, жизнь ученика в таежной школе происходит в семье, а не в интернате. Как это было в советские времена, когда детей кочевых народов определяли в детдома и интернаты, в то время, как родители продолжали охотиться в тайге. В кочевой школе дети живут своей привычной жизнью: уход за оленями, изготовление ловушек, охота на пушных зверей, обучение обработке шкур, шитье меховой одежды и обуви, участие в так называемом «северном многоборье» — бег с тиясуном, прыжки через нарты, метание маута, стрельба. Таежная школа — один из рациональных и возможных путей формирования гармоничной личности, воспитания человека без комплексов, с нормальной психикой. Уверена Лаврилье. Маленьких эвенков оставляют в привычной среде, не отнимают от мам и пап, и это главное.

Александра привнесла в таежную школу, кроме всего прочего, новые технологии в виде информационных и компьютерных знаний, иностранный язык, культуру международных отношений. Цель проекта Александры Лаврилье — дать возможность эвенкийским детям получить образование, живя в семейном кругу, ведя традиционный образ жизни. Доказано, кстати, что дети в атмосфере «безмикробной» тайги не болеют. Их рацион богат витаминной пищей: олениной, ягодами, грибами, рыбой. Одной из главных задач, по мнению автора проекта, является развитие способности ребенка самореализоваться в условиях кочевой жизни и внешнем социальном мире. В таежной школе вместе с о всеми обязательными предметами начального образования изучают традиционные эвенкийские игры и ремесла. На уроках информатики дети создают национальную мини-энциклопедию, куда помещают отснятые в тайге фотографии. Предварительно юные эвенки обрабатывают снимки на компьютере и затем дают описание на трех языках: эвенкийском, русском и английском, французском

Как считает Александры Лаврилье, эвенкийские дети очень талантливы, они уже от природы знают два языка: родной и русский, поэтому им легче изучать и другой язык. В школе ребята постигают азы французского: его преподает носитель языка — сама Лаврилье. Сейчас Александра планирует организовать обмен между воспитанниками Усть-Нюкжинской школы и учебными заведениями Франции, Великобритании. Разрабатывается проект сотрудничества с коренными народами Чили.

Александра, и своего мужа, охотника Павла Васильева, привлекла к работе в школе. Он здесь — воспитатель. В этом необычном образовательном учреждении обычно занимается группа из 10−20 детей-эвенков с первого по четвертый класс. Француженка обучает их русскому, французскому и эвенкийскому языкам. А воспитатель Паша Васильев, признанный охотник и оленевод — всему что знает и умеет с учетом особенностей детей, их интересов и пожеланий родителей. Супруги подолгу кочуют вместе с оленеводами. Наиболее надежный вид транспорта — олени. По свидетельству специалистов образования, дети «таежники» много читают, среди них нет отстающих, все они собранные, аккуратные. Это даже отмечают чиновники от образования. Сейчас в школе работают последователи Лаврилье. Сама француженка продолжает заниматься научной работой в Париже, бывая на амурском севере, приглашает туда педагогов из Парижа, которые тоже кочуют вместе с эвенкийскими детьми. Она и свою дочь приучает к кочевой жизни, воспитывая и в эвенкийских традициях, и во французских. Еще Александру приглашают читать лекции в Амурском университете, в основном они посвящены проблемам лингвистического многообразия, языкам, находящимся под угрозой исчезновения. Александра на этом языке говорит свободно. А главное, что родной язык стали учить и эвенки. Значит, не все потеряно.

Фото автора

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня