18+
среда, 29 марта
Общество

1000 бесхозных атомных бомб, разбросанных по стране

Именно столько мини-АЭС «потерял» когда-то Минатом СССР на территории нынешней России

  
1493

Пару недель назад премьер-министр Норвегии Й. Столтенберг прилетал в Москву на встречу со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Два премьера говорили о многом: о совместном освоении Штокмановского газового месторождении, об управлении совместными рыбными запасами, об утилизации советских атомных подводных лодок… Несколько раз в их беседах звучало загадочное слово «ритэг».

— Мы с российскими коллегами также осуществляем проект по удалению ритэгов вдоль российского побережья Северно-Ледовитого океана, — сообщил после встречи с Путиным журналистам Столтенберг.

А чуть раньше об этих самых ритэгах разговаривали губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов с главой соседней норвежской провинции Финнмарк Гуннаром Хенноем.

Интересно, что это за ритэги такие удаляют норвежцы с нашего родного побережья? — заинтересовались мы. Заглянули в словарь и ахнули: ничего себе — это ж, по сути, компактная атомная бомба! И их в советское время, в 1960−80-е годы, «разбросали» по всему северу СССР — всего около 1000 штук. Кто разбросал и зачем? Где они теперь? Не на все эти вопросы есть сегодня ответ.

Атомная бомба для оленевода и террориста

Конечно, ритэг (радиоизотопный термоэлектрический генератор) это не совсем атомная бомба, а — компактная атомная электростанция. Но после Чернобыля кто эти два понятия разделяет?

Ритэги сконструировали советские инженеры для электропитания необслуживаемых приборов в труднодоступных района страны: на метеостанциях, маяках и т. п. Ресурс свой многие эти мини-АЭС уже давно выработали, но их начинка — радиоактивный стронций-90 или плутоний-238 — будет фонить еще сотни лет, если ее не утилизировать. И самое страшное — капсулы с радиоактивным веществом могут стать легкой добычей атомщиков-любителей, которые занимаются производством «грязных бомб» для террористов.

Также крайне опасны ритэги, брошенные в тундре или тайге, для местных жителей, промышляющих охотой за цветными металлами. Известно также несколько случаев, когда люди, живущие на Крайнем Севере, воровали электростанции с заброшенных метеостанций и притаскивали в свои жилища для обогрева. Дело в том, что прибор — неиссякаемый источник не только электричества, но и тепла. Эта радиоактивная печка тихо и незаметно убивала всех без исключения хозяев жилища, а потом переходила «по наследству» к их родственникам или соседям. Убив и их, отправлялась гулять дальше по чумам оленеводов и зимовьям таежных охотников.

Бесхозные АЭС «засветили» экологи

В мае 2006 года экологи «Беллоны» и Гринписа случайно узнали, что в конце 2005 года при ликвидации филиала воинской части 9621 под Норильском (г. Кайеркан), восемь ритэгов были просто брошены в тундре военными. По данным экологов, они составляли энергетический комплекс с суммарным радиоизотопным источником в 170 тысяч Кюри, что достаточно, чтобы облучить все население, например, Москвы!

Уже ранней весной следующего года местные жители в поисках цветных металлов проникли на территорию части и разобрали четыре станции из восьми. До сих пор никто не знает, выжили воры после своего вояжа или нет? Правда, в ответ на официальный запрос «Беллоны», заместитель военного прокурора округа Е. Иванов заявил, что, да, инцидент имел место, но похитители унесли, якобы, не радиоактивные детали электростанции.

Даже если прокурор говорит истинную правду, саму возможность несанкционированной разукомплектации ритэга экологи назвали вопиющим фактом.

— Считается, что катастрофа в Чернобыле произошла главным образом из-за человеческого фактора. То, что произошло теперь в Норильске, показывает, что ядерная сфера, в которой цена ошибки неприемлемо высока, не может быть застрахована от разгильдяйства, и чернобыльская беззаботность угрожает нам и через 20 лет после аварии, — прокомментировал инцидент Владимир Чупров, сотрудник Гринписа.

Увы, Норильск был не первым. На свет стали всплывать и другие инциденты.

Вспомнили, что в августе 1997-го в районе мыса Марии на Сахалине при транспортировке вертолет уронил ритэг в море. Станция принадлежала Минобороны и была ли поднята с 30-метровой глубины — неизвестно.

Вспомнили также, что в 1999 году капсулу от ритэга излучением более 1000 рентген в час обнаружили на… автобусной остановке в Кингисеппе Ленинградской области. Для сравнения: человек, получивший 100 рентген, непременно заболевает лучевой болезнью, а доза в 600 рентген — смертельна.

В ноябре 2003 года в Мурманской области опять же охотники за цветными металлами разграбили ритэг типа «Бета-М», а капсулы со стронцием бросили рядом. Тогда Мурманская областная администрация публично заявила, что извлеченная капсула «представляет собой источник повышенной радиационной опасности с мощностью излучения на поверхности около 1000 рентген в час. Нахождение людей и животных вблизи источника (ближе 500 метров) представляет опасность для здоровья и жизни». Список подобных инцидентов, в результате, оказался настолько велик, что дошел, наконец, до российских чиновников.

Деньги на утилизацию

14 декабря 2006 года Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору издала грозный указ о том, как следует осуществлять надзор за обеспечением радиационной безопасности при выводе из эксплуатации, транспортировании и передаче на долговременное хранение ритэгов. На его выполнение было выделено больше полумиллиарда рублей, часть из которых дали норвежцы.

— Россия вопрос поднимала на самом высоком уровне и получает деньги на решение проблемы из-за рубежа, — говорит глава Сибирского округа Федерального надзора по ядерной и радиационной безопасности (в составе Ростехнадзора) Владимир Прилепских и добавляет: — Хотя я считаю, что у нас у самих должны быть на это деньги. Что же касается норильских ритэгов, в соответствии с постановлением правительства 1007 и директивой Д-3 министерства обороны от 20.01.2003 атомный надзор лицензирует и контролирует ритэги Миноборны как ядерные установки, не относящиеся к ядерному вооружению. Тем не менее, в целом надзор за радиационной и ядерной безопасностью в воинских частях с 1995 года возложен на Минобороны. Получается, что контролирующий государственный орган — атомный надзор, но мы к этим ритэгам часто реально не имеем доступа… Мы, с одной стороны, как граждане возмущены, что такое происходит, а с другой, как представители государственной надзорной службы заинтересованы, чтобы все вошло в норму. Но нас не слышат или не хотят слышать.

Спасибо норвежцам

Самый удачным оказался проект утилизации ритэгов на северо-западе России с участием норвежцев. Он называется «Замена ритэгов на альтернативные источники электропитания на маяках Гидрографической службы Северного флота на побережье Баренцева и Белого морей на территориях Мурманской и Архангельской областей». О том, как идет реализация проекта корреспондент «Свободной прессы» распросил Андрея Пономаренко, координатора проектов по радиационной безопасности Мурманской общественной экологической организации «Беллона"-Мурманск.

— На сегодняшний день я обладаю вот какими данными. У Росатома имелись планы собрать все ритэги на территории России, которых, как известно, около 1000, к 2012 году. Но прогнозы оптимистичны: специалисты министерства объявили, что программу можно реализовать и к концу 2010-го.

«СП»: — Подробнее, пожалуйста…

— Более подробная информация у меня имеется по Кольскому полуострову. Здесь было брошено 85 ритэгов, все они уже вывезены, причем последние 17 штук — еще в 2007-м году.

«СП»: — С помощью иностранцев?

— Да. Вообще данный проект по трем северо-западным российским регионам осуществлялся по договору с МИДом Норвегии и предполагал утилизацию и замену мини-АЭС на солнечные и другие электростанции в Архангельской и Мурманской областях, а также в Ненецком автономном округе. Мурманская область, как я сказал, уже очищена, на сегодня остается еще 30 ритэгов на территории Архангельской области и Ненецкого АО. Их планируется вывезти до конца текущего года. Всего с побережья Баренцева и Белого морей ликвидировано 153 ритэга: 85 мурманских, 68 Архангельских.

«СП»: — У Минатома на карандаше абсолютно все брошенные ритэги?

— Этого, к сожалению, я не знаю, сами они утверждают, что все. Могу отвечать лишь за те цифры, которые назвал.

«СП»: — Сколько стоит вывезти и утилизировать один ритэг?

— Что-то около одного миллиона рублей.

«СП»: — В эту сумму входит доставка его из тундры в город, потом — в Челябинск на предприятие «Маяк» и непосредственна сама утилизации?

— Да.

«СП»: — Это правда, что если начинка ритэга попадет к террористам, то они в состоянии изготовить из нее атомную бомбу?

— На мой взгляд, сделать атомную бомбу довольно сложно. Если что-то террористы и могут — это смастерить так называемую «грязную» бомбу, которая в отличие от обычной не взрывается, но способна загрязнить радиоактивными веществами определенную густонаселенную людьми территорию.

Денег на всех не хватит

Итак, по словам Андрея Пономаренко ликвидация одного ритэга обходится в миллион рублей. Следовательно, чтобы вывезти все 1000 ритэгов потребуется миллиард, а выделено, как мы говорили, полмиллиарда. При этом все деньги практически истрачены в трех названных выше регионах. Но ведь ритэги до сих пор «валяются» едва ли не на всем побережье Ледовитого океана?

— Да, проблема бесхозных источников стоит очень остро, — утверждает глава Сибирского округа Федерального надзора по ядерной и радиационной безопасности Владимир Прилепских. — Мы находим 2−3 бесхозных источника в год. И это стало нормой. На мой взгляд, это происходит потому, что никто не хочет навести порядок. За 10 лет мы не нашли ни одного владельца брошенных источников… Большая часть ритэгов находится в ведении Гидрографического предприятия Минтранса. Но они не в состоянии их контролировать и обслуживать, у них нет денег даже на то, чтоб их все объехать.

А местные власти, даже если и обнаруживают бесхозные ритэги, как правило ничего не делают, ссылаясь на отсутствие денег на вывоз.

По словам Прилепских, единственная область в Западно-Сибирском регионе, где решена эта проблема — Иркутская. Там администрация «договорилась со спецкомбинатом „Радон“, заплатила ему деньги, и они теперь приезжают по вызову и забирают радиоактивные источники». А в Новосибирской области никакого механизма нет — «просто губернатор звонит на Новосибирский завод химконцентратов и просит забрать».

— Именно местным властям часто приходится отвечать за источники, которые были собственностью обанкротившихся предприятий, — говорит Прилепских. — В законе «О банкротстве» сказано, что предприятие-банкрот должно заплатить налоги, зарплату рабочим, но нигде не написано, что нужно привести организацию в безопасное состояние.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня