Общество

Страна, рожденная Революцией

Ветеран комсомола Галина Гуляева о Ленине, войне и секретных сотрудниках

  
7086
Страна, рожденная Революцией

Галина Сергеевна Гуляева вступила в ВЛКСМ еще в 1937 году. А в 1941 году по комсомольскому призыву попала в истребительный отряд при НКВД, затем трудилась всю войну на предприятиях нефтегазового комплекса. После войны она четырежды избиралась народным депутатом краевого Совета, награждена орденом Трудового Красного Знамени, медалью к 100-летию В. И. Ленина, удостоена целого ряда почетных званий.

Интервью с ветераном Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи было уже подготовлено к публикации, как родные Галины Гуляевой сообщили в редакцию о том, что Галина Сергеевна скончалась на 92-м году жизни. Это ее последнее интервью.

«СП»: — Галина Сергеевна, вы ведь стали комсомолкой в непростое для нашей страны время — в 1937 году…

— Мой отец был военным, и мы часто переезжали в места на место. И в то время, когда я вступила в комсомол, мы жили в небольшом городке в 150 км от Краснодара. Через год, в 1938-м, отца репрессировали. Казалось бы, мои учителя должны были считать мои шалости удвоенным счетом. Однако, получилось наоборот — мои учителя и комсомольские вожаки еще больше стали меня опекать. И это несмотря на то, что меня трижды пытались исключить из ВЛКСМ, как дочь врага народа. И три раза комсомольская организация не проголосовала за мое исключение. Уже потом из райкома ВЛКСМ позвонил секретарь, Солнцев Иван Иванович, и сказал: «Оставьте девочку в покое!». И на этом мои злоключения закончились. А через несколько месяцев отца освободили и полностью реабилитировали.

«СП»: — А еще через какое-то время вас избрали секретарем комсомольской организации…

— Да, причем, никто от основных обязанностей меня не освобождал. Тем более, что все понимали, что мы — надежда нашей Родины: главной нашей задачей было учиться, чтобы через несколько лет стать опорой своего государства. Мы очень много читали, смотрели революционные фильмы, участвовали в субботниках, помогали старикам — вообще делали все, что понадобится, так как были воспитаны в те времена по-другому, нежели теперешняя молодежь. В нас словно факел горел, и все мы были одержимыми комсомольцами: на любое комсомольское поручение мы неслись, сломя голову, чтобы быстрее добежать и больше сделать. И, конечно же, участвовали в художественной самодеятельности: ставили спектакли, пели, танцевали (даже балетные партии). Наша руководитель, бывшая балерина дореволюционного Императорского театра, все время говорила моей маме: дескать, у Гали талант и большое будущее. Однако я абсолютно этого не хотела — у меня были совсем другие задачи — стать инженером.

«СП»: — Словом, вы жили большой комсомольской семьей?

— Да всякое было. Однажды, например, мой одноклассник, который мне очень симпатизировал, тоже комсомолец, признался в беседе со мной, что является сексотом (секретным сотрудником НКВД — авт.), то есть, по сути дела «стукачом», доносившим в органы на своих товарищей по школе. В другой раз, когда на комсомольском собрании рассматривали мой вопрос с тем, чтобы исключить из рядов ВЛКСМ, моя лучшая подруга, Ксения Божко, которая часто бывала у нас в гостях, обедала у нас дома, заявила: «Когда я была у них в доме, то иногда шарила в письменном столе отца Гали, но ничего компрометирующего там не находила. Чего ж мы ее обсуждаем!». Я на всю жизнь это запомнила. Видимо, она тоже была осведомителем НКВД.

«СП»: — Как сложилась ваша дальнейшая судьба?

— Я окончила школу с аттестатом отличника и могла поступать в любой ВУЗ без экзаменов. Но пошла работать на нефтяной промысел — как раз началась война. И уже в октябре 1941-го меня, как комсомолку и активистку, призвали в истребительный батальон при НКВД. А немцы вскоре уже рвались на Кавказ. Летом 1942 года по приказу ГКО создавались группы подрывников (которым мы помогали), выводившие из строя нефтяные скважины и газокомпрессорные станции, делая их временно неработоспособными — с тем, чтобы потом их быстро можно было восстановить.

Меня, как самую грамотную, вскоре попросили напечатать отчет о проделанной диверсионной работе. Диктовал мне майор НКВД. Когда я все напечатала, он подает мне на подпись бумажку — подписку о неразглашении. «Да я и так ничего никому не скажу, — говорю я ему. — Но подписывать не буду!». А он несколько суток не спал, глаза красные — расстегивает кобуру, достает пистолет: «Подписывай!». «Не буду!». На мое счастье зашел директор предприятия, который и уговорил меня подписать этот документ. Такая вот была нервозная атмосфера, ведь немцы стояли всего в 5−10 км от нефтепромыслов.

«СП»: — У вас был легендарный дядя…

— Да, муж моей родной тети, Кабанов Сергей Сергеевич, сразу после революции и до начала 1930-х работал механиком в правительственном Гараже особого назначения (ГОН) и был подменным водителем у Владимира Ильича Ленина. Он мне часто рассказывал об этой своей работе. В частности, о том, как его угощали чаем в гостях у семьи Ульяновых, когда он приезжал за вождем мирового пролетариата (Ленин тогда жил с супругой Надеждой Константиновной Крупской и сестрой Марией Ильиничной на квартире недалеко от Манежа). «У них, Галочка, на кухне стояло три чашки, — рассказывал мне дядя Сережа. — Одна чашка была надтреснутой, но мне чай всегда наливали в целую. А чай был морковный». «Почему», — удивлялась я. «А потому, что во время революции все пили только морковный чай! Другого чая у нас просто не было».

Вспоминал дядя Сережа и о нападении бандитов на автомобиль Ленина — в тот раз он ехал вместе с Надеждой Константиновной Крупской. Решив, видимо, ограбить пассажиров, нападавшие остановили машину. Но, рассмотрев получше, кто перед ними, испугались содеянного и быстро ретировались.

А в другой раз дядя Сережа, привез прямо с поезда посылку для Владимира Ильича — большой мешок продуктов от рабочих Урала. Однако, увидев продукты, Ленин тут же распорядился отвезти их в детский дом. Вообще, хоть сегодня многие ругают вождя мирового пролетариата, от дяди Сережи я слышала о Владимире Ильиче только хорошее.

Фото: демонстрация на Красной площади/ Фото Валентин Кузьмин и Валерий Христофоров /Фотохроника ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня