18+
воскресенье, 26 марта
Общество

Саша Мажуга хотел служить в армии. Призывника повесили еще по пути в часть (ВИДЕО)

А потом новобранца «просто вышвырнули из поезда на полустанке, как подыхающую кошку, и поехали дальше»

  
257

Молодого человека зовут Александр Мажуга и он сейчас находится в коме. Ему 21 год. Вечером 29 июня врачи «скорой» на станции Нижнеудинск сняли Александра в бессознательном состоянии с поезда и увезли в больницу. По свидетельству врача «скорой», на теле и лице молодого человека имелись следы зверского избиения и удушения. Об этом со ссылкой на питерский Комитет солдатких матерей написали в четверг, 2 июля, несколько информагентств страны.

Корреспондент «Свободной прессы» связался с двоюродным братом Александра — Романом Гущиным и попросил рассказать подробности этой страшной истории.

— Александра призвали на службу 24 июня из Кургана, где он жил с родителями. Через три дня, 27 июня, его вместе с остальными призывниками посадили в специальный поезд 140/47 Челябинск-Биробиджан. Этих ребят собирали по всему Уральскому округу — с Челябинской, Свердловской, Курганской областей… По пути следования на станции Нижнеудинск его госпитализируют. Я разговаривал с врачом, который принимал Сашу с поезда. С его слов, их бригаду вызвали еще до прихода поезда, и некоторое время им пришлось ждать. Когда они вошли в вагон, то и без слов стало понятно, что парень был жестоко избит, на его шее явно были видны следы удушения, на лице — обширные гематомы, рассечения и т. д. В этом состоянии его отвезли в районную больницу. Все это произошло 29 июня, и только через сутки, 30-го июня, врачи удосужились позвонить родителям Александра и сообщить, что он находится в реанимации.

«СП»: — Почему через сутки?

— Это невозможно объяснить. Это загадка. Может, они посчитали, что бомжа высадили из поезда призывников?

«СП»: — Как развивались события дальше?

— Когда родители Александра в Кургане получили эту страшную информацию, они тут же сели в поезд и поехали в Нижнеудинск. Можно понять их состояние… Вот уже два дня выяснением обстоятельств занимаюсь я (Роман — двоюродный брат Александра. — Авт.), я живу в Санкт-Петербурге и там, в Кургане — родной дядя погибшего Александра.

«СП»: — Погибшего?..

— Я не знаю, какова квалификация нижнеудинских врачей, но по их словам у Александра умер головной мозг…

«СП»: — Что вам уже удалось выяснить?

— Едва мы получили эту страшную информацию, а родители уехали в Нижнеудинск, мы начали обзванивать военкомов в Челябинске и Кургане. И там и там нам твердили одно: ваш родственник повесился.

«СП»: — Повесился в туалете плацкартного вагона полного призывников?..

— Да. Оба военкома твердили одно и то же: повесился сам. Но никто из них не мог толком объяснить обстоятельств и подробностей инцидента: как повесился, на чем, почему? «Мы, конечно, соболезнуем, — твердили военкомы, — но ничего поделать не можем…»

«СП»: — Родители уже прибыли в Нижнеудинск?

— Поздно вечером 2 июля родители приехали, наконец, в больницу. Александр так и не приходит в сознание. Родители увидели, что лице их сына слева огромная гематома, справа — след от удар в висок чем-то тяжелым, может быть ногой. Родители сообщили также, что диагноз «гибель головного мозга» в этой больнице не могут сделать, поскольку нет необходимого оборудования, все это предположения тамошних врачей.

«СП»: — Сам Александр до сих пор находится в районной больнице Нижнеудинска?

— В том-то и дело! Минобороны не прислало ни одного военного врача, не попыталось даже избитого до смерти призывника на вертолете доставить хотя бы в тот же самый Иркутск, не говоря уже о Бурденко, или хоть что-то сделать для спасения его жизни. Ничего! Человека просто вышвырнули из поезда на полустанке, как подыхающую кошку, и поехали дальше.

«СП»: — Об Александре мне рассказали в питерском отделении Комитете солдатских матерей…

— Не добившись внятного ответа от военных, я вынужден было придти в Комитет. Лишь после этого стали происходить некие шевеления в вооруженных силах. В семье Александра начали раздаваться звонки. У его родителей — трое детей. Александр — старший. Сейчас дома в Кургане осталась лишь младшая дочь. Она говорит, что после того, как родители уехали в Нижнеудинск, последовал ряд звонков от неизвестных людей, которые интересовались: что вы хотите? Аналогичные звонки были и в доме дяди Александра, который тоже живет в Кургане. Например, позвонил курганский военком и спросил: «Вы имеете к нам какие-то претензии?» На что он ответил: «Мы вам в военкомат отдали здорового человека, который прошел медкомиссию, психотерапевта. Верните нам его…»

Вряд ли удастся военным списать этот инцидент. И они, кажется, сами это поняли. Сегодня мне сообщили, что заведено уголовное дело, но почему-то по статье «доведение до самоубийства». А из Братска в поезд, где все произошло, села следственная группа братской прокуратуры. Об этом я узнал от прокурора Хабаровского военного округа. Еще он сказал, что в вагоне, где избили Александра, призывников сопровождал некий офицер по фамилии Брюхов. Кто он? Откуда? В каком звании? Об этом нет никакой информации — все молчат, будто воды в рот набрали. Сообщили лишь, что он из Биробиджана. То есть, выходит так: в Челябинск прибыл некто Брюхов, посадил пацанов в поезд и увез.

«СП»: — Вам удалось выяснить еще какие-то подробности инцидента?

— Видимо, все произошло в Тайшете, по крайней мере, оттуда позвонили в нижнеудинскую больницу и попросили прислать к поезду карету скорой помощи. Еще три часа с двумя остановками поезд шел до Нижнеудинска, а Александр валялся в вагоне. Видимо, попутчики пытались откачать его сами. Это у них не не получилось, и его скинули, как ненужный груз. Со стороны военных медиков по-прежнему ничего не предпринимается, и у меня складывается впечатление, что им не выгодно оставлять его в живых. Слишком много накладок. Пытаются до последнего прикрывать своих. К сожалению, молчат московские военные власти, а без них ничего не стронется с места.

«СП»: — Выдвигались ли иные версии, кроме суицида?

— Когда я первый раз разговаривал с военными прокурорами, они говорили однозначно: суицид. Два часа назад я говорил с прокурором Иркутского гарнизона — там уже открещиваются от своих слов, дескать, не говорили, что суицид. В Курганском военкомате мне рассказали такую «историю»: дескать, на станции Нижнеудинска Александра оставили дежурным по вагону (это призывника, который еще даже присягу не принял!), всех остальных выпустили покурить на улицу, а когда вернулись — увидели, что Александр висит в туалет.

«СП»: — Избитый до полусмерти…

— Да. Я уж не говорю о том, что туалеты перед станциями закрываются на ключ. И совершенно не представляю, где там может повеситься человек под метр девяносто ростом, крупного телосложения.

«СП»: — Как Александр оказался в армии?

— Не получилось с учебой, и он решил отдать долг Родине с последующим устройством на работу. От армии бегать у него и в мыслях не было. Мы не намерены останавливаться, пока виновные не будут наказаны. Семья у нас большая и крепкая, и мы будем долбать их до конца.


Кстати

Военная прокуратура Ленинградского военного округа проверяет сообщение о гибели солдата срочной службы, который выпал с балколна и разбился. Инцидент произошел в середине июня в Выборгском гарнизонном госпитале. Подробности ЧП рассказал помощник командующего ЛенВО по связям с общественностью Юрий Кленов:

— Около 18:00, 13 июня, солдат, находящийся на лечении в Выборгском гарнизонном госпитале, выпал с балкона второго этажа и скончался от полученных травм. Военная прокуратура проводит расследование.

Погибший солдат 1986 г. р. призван был в декабре минувшего года и лечился от гайморита. Кленов также прокомментировал сообщение еще об одном происшествии в ЛенВО.

Днем раньше Комитет солдатских матерей сообщил, что из одной части Санкт-Петербургского военного округа сбежали семь военнослужащих. Однако военные опровергают это.

— Это не соответствует действительности. Никакого массового побега не было, — заявил пресс-секретарь командующего. — 12 июня часть оставили двое военнослужащих, еще не принявших присягу. Один из них — Сергей Фомичев — сам вернулся в часть. Второй, москвич, по предварительным данным, вместе с матерью уехал в Москву. По этим фактам проводится проверка.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
;