Общество / Сводки с Донбасса

Девочка с Донбасса

Вернувшись на родину после полугодового отсутствия, 17-летняя Даша не узнала город

  
4761
Девочка с Донбасса

Семнадцатилетняя Даша Г. родилась и выросла в Донецке. В 2013-м году окончила там музыкальную школу по классу скрипки, поступила в местное профильное училище. Её мечта — стать педагогом, чтобы учить ребятишек скрипичному искусству.

У Даши большая семья: маленький брат, родители, и их родители. Семья дружная и до недавнего времени слыла состоятельной. Настолько, что в конце 2013 года отец-бизнесмен решил купить детям по квартире, так сказать, на будущее. Даше приобрел двухкомнатную недалеко от центра города, семилетнему сыну — однокомнатную в новостройках Донецка. И обновил собственный автопарк, сменив «тойоту» на современную «мазду».

А потом случился киевский майдан.

— Мы не думали, что те события в Киеве сильно затронут нас, тем более что папа с мамой всегда держались подальше от политики, - рассказывает девушка. —  Они принципиально не ходили на референдум, когда речь шла о создании ДНР. Не голосовали и на украинских президентских выборах. У папы часть бизнеса была завязана на Харьков. Он пытался его сохранить, но ничего не получилось, однажды в офис пришли «правосеки» и приказали делиться. Он не стал цепляться за те деньги, сказал, дороже выйдет, перестал туда ездить. Дел хватало и в Донецке…

Ближе к концу лета прошлого года родители решили отправить Дашу учиться в Петербург. Она прошла прослушивание в одном из двух питерских музыкальных училищ, пусть и с потерей курса, но была зачислена на бюджетное отделение. Остановилась у давних друзей своих родителей. Там двухкомнатная квартира, двое сыновей-подростков. Даша поселилась вместе с мальчиками в «детской». Иногда к ней приезжала мать, и на время её пребывания они переселялась в номер недорогой гостиницы.

В Петербурге девочке очень нравится. Одно плохо: она в постоянном волнении за судьбу своих близких, оставшихся на родине. Иной раз, признается, ни о чем другом думать не может, кроме как о них — когда узнает об очередных обстрелах города.

На зимние каникулы, как её тут не удерживали новые друзья, все-таки поехала в Донецк. Как доехала, что там увидела, она рассказывала, отзываясь на звонки по мобильному, своему питерскому другу, тоже начинающему музыканту. Вот какой получился рассказ.

— До дома добиралась я в конце декабря на «перекладных». Сначала российским поездом до Ростова, потом оттуда на попутках с небольшой группой возвращавшихся домой беженцев, и, наконец, с отцом, который встретил меня на своей машине недалеко от украинской границы. В его машину нас забилось пятеро, ехали не очень быстро, прислушиваясь, насколько это было возможно, к каждому звуку за окном.

Привез меня папа в нашу квартиру, она оказалась в целости и сохранности. Наверное, потому, что находится в самом центре города. Из соседей, правда, мало кто остался. Большинство уехали к родственникам или знакомым в Мариуполь, Крым, Киев. В первые после приезда дни, предновогодние, обстрелов не было, тишина стояла совершенно мирная. Я даже удивилась: что же тогда по российскому телевидению всё время говорят об обстрелах? А уже 2-го января началось!.. Стало страшно выходить на улицу. Мы даже перестали выгуливать нашу собачку, поставили ей туалет на балконе. С тех пор обстрелы, взрывы не прекращались ни на день. Однажды бомба попала в соседнее с нами здание. Папы не было в тот момент дома, а мама быстро-быстро стала собирать вещи, одевать братика и поторапливать бабушку с дедушкой, чтобы быстрее спускались в подвал. Там, в подвале, я через несколько часов узнала о том, что тяжело ранена моя школьная подружка Наталка, во время обстрела она шла по той стороне, куда обвалились стены рухнувшего дома. Спустя несколько дней Наталка умерла в больнице. Это первая смерть, которая коснулась и меня…

Родители отца живут в своем частном доме на окраине города. Мы не раз просили их переехать к нам, но бабушке с дедушкой за семьдесят, и они говорят, что ничего и никого не боятся, а обузой нам быть не хотят…

Из-за своих родителей мои мама с папой не могут оставить Донецк, хотя друзья много раз предлагали им переехать и в Россию, и на запад Украины. Кто за стариками будет смотреть, кормить их?..

Еда у нас пока есть. В мирное время было свое немаленькое хозяйство за городом, что смогли, привезли оттуда в конце лета: картошку, другие овощи, яблоки. А также курочек. Они живут сейчас у нас в специальном закутке около кухни.

Никто в Донецке не думал, что противостояние с Киевом затянется больше, чем на пару-другую месяцев. Было немало людей, которые обвиняли во всем случившемся ополченцев. Среди них и мой папа. Он потерял бизнес, большую часть средств. Но теперь, когда видит, что творит на нашей земле украинская армия, все сомнения на счет виновных в развязанной гражданской войне у него закончились. Недавно я слышала, как он убеждал маму уехать вместе со мной и братом в Петербург, а сам хочет записаться в ополчение. Мама в ответ плакала.

С 20-го января мы стали думать, как мне возвращаться в Петербург. Добираться до Харькова, а оттуда до российской границы? Или, как и сюда, тайными тропами до Ростова? В последние дни обстрелы города стали ежедневными и многочасовыми, убитых и раненых все больше. Я боюсь здесь оставаться. Боюсь и ехать. Папа сказал, что сам все решит…

28-го января Даша с отцом выехала из Донецка. С тех пор, вплоть до вечера пятницы, от неё не было ни одного звонка, не пришло ни одной эс-эм-эски …

Фото: Николай Муравьев/ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня