Ребенок из багажника

На русских детях в Финляндии просто делают деньги

  
11110
Ребенок из багажника

В Финляндии - очередной скандал с изъятием у российской гражданки её ребенка. На этот раз жертвой ювенальной юстиции стали семилетний Рома и его мама Любовь Власова. Несколько дней назад мальчика забрали из хельсинской школы прямо с уроков и увезли в неизвестном направлении. Матери ничего не сообщили, она узнала об этом, когда сын вовремя не пришел с уроков. Так в этой стране, говорят, теперь принято.

Не было и решения суда. Основанием для изъятия стало лишь подозрение работников социальных служб в «неблагополучном поведении женщины», которое может «помешать ей нормально воспитывать ребенка». Все, что удалось узнать Власовой, так это то, что сына перевели в финскую семью. Когда он вернется домой, и что для этого нужно ей предпринять, не объяснили. При этом у матери и её сына — российское гражданство. Женщина числится на хорошем счету в детском саду, где работает не один год. Она хорошо говорит по-фински. Никогда не была замечена ни в чем криминальном или даже сомнительном…

За последние годы подобный случай уже далеко не первый. Количество детей, насильно лишенных в Финляндии своих русских родных, стремительно растет. Да и не только в Финляндии. Не отстает и другая скандинавская страна — Норвегия. Где столь же категоричны в отношении российских несовершеннолетних граждан. Счет идет уже на десятки. Это только по официальным данным. Есть и неофициальные. Согласно им, сотни ребятишек, родившихся от россиян или в смешанных браках, воспитываются сейчас чужими людьми.

Об этом, а также о необходимости защиты прав наших соотечественников за рубежом корреспондент «СП» беседует с известным финским правозащитником Йоханом Бекманом.

— Ситуация с русскими матерями и их детьми в Финляндии развивается по наихудшему сценарию, — считает Йохан. —  Проблема существует уже несколько лет. С точки зрения нормальных людей, она непонятная, дикая. Однако приходится констатировать, что для финских властей всё это в порядке вещей. Они не только не стремятся нормализовать ситуацию, но в какой-то степени сами провоцируют её. Вспомните одну из первых историй подобного рода — с Антоном Салоненом, рожденным в смешанном браке россиянки и гражданина Финляндии.

В 2009 году семилетнего тогда Антона несколько недель удерживали на территории консульства моей страны в Петербурге, сделав, по сути, затворником. На русских пытались оказать давления, чтобы они аннулировали российское гражданство мальчика. А когда это не удалось, тайно вывезли его в багажнике автомобиля с дипломатическими номерами. По этому поводу было много комментариев, к делу подключились дипломаты РФ. Что же финское правительство? Оно упорно стояло на том, что «во всем виновата русская мать Антона», не приводя при этом сколь-нибудь убедительных доказательств.

«СП»: — Осенью прошлого года пришла информация из Хельсинки о том, что дипломата, участвовавшего в той «операции с багажником» приговорили к крупному штрафу. За участие в истории с похищением маленького Антона или он что-то ещё натворил?

— Я как раз по этой причине и вспомнил «дело Салонена». Спустя пять лет после происшедшего, того дипломата, приговорив к штрафу, наконец, признали виновным! Не в последнюю очередь, кстати, благодаря правозащитникам — и финским, и российским. Но самому мальчику, ныне уже 12-летнему, от этого пока не легче. На сегодняшний день не удалось освободить его из приемной семьи и вернуть родной матери. Она получила лишь право изредка видеться с ним в присутствии социальных работников…

Такая же ситуация и с другими детьми из РФ, лишенными своих мам. Как у нас в Финляндии, так и в Норвегии.

«СП»: — Почему, кстати, именно в этих двух странах больше всего подобных случаев?

— Причин тому несколько. Одна из них в том, что мы близкие соседи. Количество русских жителей растет у нас стремительно. В некоторых губерниях русскоговорящих уже больше, чем тех, кто говорит на шведском. А шведский, замечу, второй государственный язык в Суоми. Много русско-финских (в Норвегии, соответственно, русско-норвежских) семей. Немало и таких, где оба родителя россияне. У нас есть русские школы. Я лично считаю это большим благом для своей страны. Власти бы надо развивать отношения с этими людьми, защищать их права, а она, наоборот, делает все возможное, чтобы унизить, оскорбить их. Отсюда и эта практика — без суда и следствия отправлять изъятого ребенка в новую семью. Наше законодательство это позволяет. В финском Законе о защите детей сказано, что основанием для изъятия может являться «подозрение или беспокойство сотрудников социальных служб».

«СП»: — То есть, достаточно субъективного мнения какой-нибудь русофобски настроенной инспекторши…

— Именно так, к сожалению. Проблема очень острая. Во всех этих ситуациях они действуют так, словно у ребенка вовсе нет никакой мамы. С ней не считают нужным разговаривать, что-то ей объяснять. И невинное дитя оказывается словно в плену. Ему запрещают даже говорить на родном языке!

Вы спросили, из-за чего всё так? Из-за отсутствия необходимых межправительственных соглашений между РФ и Финляндией, РФ и Норвегией. Но, главным образом, из-за конфликта основных семейных ценностей, обострившегося в последние годы.

Нынешнее финское общество не уважает традиций семьи. В нашем Семейном кодексе не существует такого понятия, как институт родительских прав. Его заменяет теперь другое: опекунство над своим собственным ребенком. Идет очень масштабная и все более активная пропаганда нетрадиционных отношений. Не так давно в нашем парламенте рассматривался и был принят документ о легализации однополых браков. Президент пока не подписал соответствующий закон. А если подпишет, то он может вступить в силу уже через два года.

«СП»: - Чем объяснили парламентарии свой интерес к «однополой теме»?

— Объяснениями они себя не утруждали. Но известно, что лоббировали документ меньшинства из числа «близких знакомых членов правительства». Председатель христианско-демократической партии Финляндии, она же — министр внутренних дел страны госпожа Пяйви Рясянен заявила по этому поводу, что данный законопроект является нарушением конвенции ООН по правам человека, где черным по белому написано, что супружеский брак — это союз между мужчиной и женщиной. А также Конвенции ООН по правам детей, провозглашающей их право общаться и быть рядом со своими родителями.

«СП»: - И какой последовал ответ на её заявление?

— Такой же, как и на замечания представителей ООН о регулярных нарушениях прав детей в Финляндии на основе ежегодных докладов профильного комитета этой организации. То есть, никакого ответа не последовало.

Добавлю по поводу нашего парламента. Все его депутаты в курсе того, что происходит. Они внимательно читают и слушают российские СМИ, знают о каждом случае. Как знают и о том, кто из коллег финансирует частные детские дома. Уровень приватизации этих учреждений уже превысил в Финляндии 70%. Создают их соцработники с легкой (и состоятельной!) руки народных избранников. Вот откуда у тех и других такая заинтересованность в «дополнительных» детях! Дети для них — выгодный товар, не более чем бизнес.

«СП»: — Можете уточнить, сколько все-таки в Финляндии разлучено российских детей и их матерей?

— Точную цифру вам вряд ли кто назовет. Случаев очень много. Мы же знаем в основном только о тех, что нам сообщили, попросив помощи, сами несчастные родители. А нередко бывает так, что детей изымают, а мать без промедления отправляют… в психбольницу.

«СП»: - Разве у вас в стране нет уполномоченного по правам детей?

— Есть, конечно. Но наш детский омбудсмен занимается только тем, что защищает систему, и ничем более. Имеется также ряд детских правозащитных организаций, которые действуют с той же примерно «пользой», что и официальный уполномоченный. А наша пресса, в большинстве своем подконтрольная власти, очень мало уделяет внимание этой злободневной теме.

Правда, не так давно у нас появилась очень важная национальная правозащитная организация финских матерей, выступающих против изъятия детей из семей, и против ювенальной юстиции. Она называется «Октябрьское движение». Первым их делом стало обращение за помощью к вашему Павлу Астахову (российский детский омбудсмен — авт.). Потому что знают, в самой Финляндии им никто не поможет.

«СП»: — Одно время схожие проблемы существовали с нашими детьми во Франции. Но после подписания двухстороннего правительственного соглашения, они стали успешно решаться. Случаи, схожие с теми, что переживает сейчас в Финляндии Любовь Власова, там редки.

— Финские и российские правозащитники давно говорят о таком соглашении. Недавно появились новая инициатива — создать финско-норвежско-российскую комиссию по защите детей. Идея, на мой взгляд, очень хорошая. Тем более что норвежское и финское законодательства схожи. Важно, чтобы в этой группе были эксперты из числа, как политиков, так и чиновников, и правозащитников. Нужно всем вместе искать решение проблемы.

Позиция России по данному вопросу очень важна. Её авторитет в мире растет. Россияне остаются приверженцами традиционных семейных ценностей. Это привлекает людей разных стран, делая их союзниками РФ. Все-таки большая часть человечества остается верной христианским заповедям.

Снимок в открытие статьи: во время пикета участников Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) в защиту русских детей, у финского посольства/ Фото: Руслан Шамуков/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня