Общество

Черные дыры российского космоса

Вадим Лукашевич: мы уже давно гордимся не нашей космонавтикой, а нашей историей

  
8619
Черные дыры российского космоса
Фото: Антон Новодережкин/ ТАСС

Мы первыми осуществили заветную мечту человечества, проложив дорогу к звездам. Наша страна была передовой космической державой, успешно воплотившей в жизнь грандиозные проекты, о которых когда-то помыслить не могли мировые фантасты и футурологи. Мы своими руками создавали будущее. Но, что теперь? Как мы распорядились советским космическим наследием, насколько отстали от мировых лидеров и понимают ли до конца наши нынешние руководители, зачем, собственно, нашей стране нужен космос? Военный эксперт, кандидат технических наук Вадим Лукашевич рассказал корреспонденту «СП» о положении дел в отечественной космической отрасли.

«СП»: — Вадим, вы согласны, что советский и российский космос был и остается достижением социализма, достижением людей, которые не считали смыслом жизни получение прибыли, а руководствовались более высокими идеями, например, идеями развития и прогресса нашего общества, как технологического, так и морального?

— Нужно четко разделять советскую и российскую космонавтику — это две принципиально разные сущности. Советская космонавтика открыла космическую эру, запустив 4 октября 1957 года первый Спутник, и проложила человеку дорогу в космос, запустив на околоземную орбиту Юрия Гагарина 12 апреля 1961 года. Советскую космонавтику отличает планомерность развития и четкое понимание ее целей — именно это обеспечило все те достижения и космические приоритеты, которыми мы сейчас гордимся — первый Спутник, первый полет человека в космос, первый полет женщины-космонавта, первый групповой полет космических кораблей, первый трехместный космический корабль, первый выход человека в открытый космос, первая автоматическая стыковка, первая орбитальная станция, первый многомодульный орбитальный комплекс на орбите, первый выход женщины в открытый космос, рекордный полет человека в космосе, первое попадание в Луну, первая мягкая посадка на Луну, первый искусственный спутник Луны, первые мягкие посадки на поверхность Венеры и передача панорам, первая мягкая посадка на Марс и т. д. Это все — достижения Советского Союза.

«СП»: — А что же сейчас?

— России космонавтика досталась как советское наследство, которое Россия в значительной степени сохранить не смогла. Был затоплен орбитальный комплекс «Мир», и свою собственную национальную орбитальную станцию Россия создать так и не смогла, приняв участие в строительстве Международной космической станции в качестве второго партнера, при этом российский сегмент не достроен до сих пор. Россия не смогла и не стала продолжать программу многоразовой космической системы «Энергия-Буран», перешедшую в этап летно-конструкторских испытаний. Россия не смогла закончить советскую марсианскую программу (аварийный пуск космического аппарата Марс-96) и не смогла выполнить свой амбициозный проект по доставке на Землю грунта со спутника Марса «Фобос-грунт». Более того, после распада СССР постсоветская Россия не смогла запустить ни одного космического аппарата ни к одному небесному телу Солнечной системы, включая Луну. Россия до сих пор не смогла, несмотря на несколько попыток, разработать новый пилотируемый космический корабль, продолжая посылать космонавтов на орбиту на пусть и многократно модернизированном, но все-таки советском «Союзе». Единственное, что мы смогли сделать — разработать за более чем двадцатилетний срок новую ракету-носитель «Ангара» среднего класса, плановая серийная эксплуатация которой должна начаться в 2020-х годах, при этом «Ангара» по ряду показателей уступает советским ракетам «Энергия» (по грузоподъемности и технологическому уровню) и даже старенькому «Протону» (по стоимости). К этому можно добавить строительство нового космодрома «Восточный», сопровождаемое скандалами о хищениях выделяемых средств и невыплатах зарплаты рабочим. Добавлю, что эксплуатацию «Восточного» планируется начать не с пуска новой ракеты (как изначально предполагалось), а с пусков ракеты-носителя «Союз», разработанной еще в советское время.

Советские достижения, безусловно, связаны с социалистическим строем, но не стоит возводить социализм в фетиш как необходимую основу достижений в космосе. Скажу больше — успехи в освоении космоса вообще не определяются ее политическим строем.
«СП»: — Какие державы сейчас лидируют в космической отрасли?

— Безусловный лидер в современной космонавтике — Соединенные Штаты Америки. Они лидирую настолько, что все остальные страны (или группы стран) принципиально с ними несопоставимы. Это видно и по их ведущей роли в создании Международной космической станции (использование наших «Союзов» является временной мерой и закончится в ближайшие два-три года, когда войдет в строй несколько новых типов американских пилотируемых кораблей, включая частные), и по качеству и количеству спутниковой группировки (в том числе военного сегмента), и по феноменальным успехам в исследовании планет Солнечной системы и дальнего космоса.

Если рассматривать отдельно пилотируемую космонавтику, то мы — Россия — сейчас занимаем второе место, но, если судить по ведущимся в США и России конструкторским разработкам, мы отстаем с очень большим и постоянно увеличивающимся разрывом. Достаточно сказать, что США уже давно достроили свой сегмент Международной космической станции, и в настоящий момент ведут работы по созданию нескольких пилотируемых космических кораблей, включая корабль «Орион» и сверхтяжелую ракету-носитель под него для полетов в дальний космос. Наши планы гораздо скромнее — мы уже давно разрабатываем новый пилотируемый корабль на замену «Союзу», однако наши работы уже больше 10 лет не могут выйти из «бумажной» стадии.

Если рассматривать российскую спутниковую группировку на околоземной орбите, то она существенно (по количеству и качеству спутников) уступает не только американской, но по ряду параметров уже и китайской. Более того, по основным параметрам наши спутники уступают не только американским, европейским и китайским, но и израильским, и даже коммерческим аппаратам. Кроме того, наши спутники используют иностранную элементную базу, и не самого высокого уровня.

Ну, а если рассматривать исследования планет Солнечной системы, то Россию опережают США, Западная Европа, Китай, Япония и даже Индия. Мы можем похвастаться только несколькими приборами, установленными на чужих межпланетных станциях — в противном случае мы в этом направлении были бы полным нулем.

«СП»: — То есть речи о нашем присутствии в космосе на уровне одной из ведущих стран уже не идет?

— При разработке Роскосмосом несколько лет назад достаточно реалистичных «Основных направлений развития российской космонавтики до 2030 года» для Росси ставилась итоговая задача «войти в тройку стран-лидеров». Обращаю внимание — к 2030 году, т.е. через 15 лет, ставилась задача не стать первыми и даже не вторыми, а войти в тройку лидеров. Можете представить, где мы находимся сейчас! Поэтому любые текущие заявления о нашей «лидирующей роли» — не более чем популистская болтовня чиновников.

«СП»: — Космические исследования являются одним из локомотивов технологического прогресса страны?

— Безусловно. Но для реализации космонавтикой роли локомотива промышленно-технического развития обязательно нужно два фактора — мы должны четко понимать, зачем нам космонавтика, и спланировать ее развитие именно как «локомотива», обладающего мультипликативным эффектом для других отраслей национальной экономики, а во-вторых — необходим механизм «перетекания» технологических достижений космонавтики (космической отрасли) в другие отрасли. В Советском Союзе это второе условие было весьма слабым местом.

«СП»: — Сколько на сегодняшний день выделяется средств на Роскосмос и сколько нужно для полноценного развития?

— Точные цифры выделяемых на космонавтику средств можно посмотреть в обзорах нашего космического бюджета, например, на сайте Роскосмоса. Важно другое — во-первых, наши расходы на космос в несколько раз меньше, например, американских расходов на космонавтику, что является одной из причин нашего отставания. Для примера — расходы всего нашего Федерального бюджета сопоставимы с бюджетом Нью-Йорка. Как говорится, «по Сеньке — шапка».

Но есть и другая причина — наша экономика, наука и технологический уровень очень сильно уступают по всем параметрам американскому, европейскому и китайскому уровням. Иначе говоря, даже если бы откуда-то вдруг появились сопоставимые с американскими средства на российский космос, мы все равно не смогли бы составить полноценную конкуренцию Америке — слишком сильно мы упали по сравнению с советским уровнем.

«СП»: — Каково соотношение профессионалов и случайных людей в руководящих кабинетах космической отрасли?

— Если брать руководство предприятий отрасли, то точными данными располагают кадровые или аналитические службы Роскосмоса или Объединенной ракетостроительной корпорации. Но по тому, что мы видим, особенно что касается высшего звена руководства отраслью, то на мой взгляд, ситуация просто плачевная. У нас возобладала ошибочная точка зрения, что «хороший менеджер» без базового профильного образования и опыта работы в космической отрасли может ей успешно управлять.

Каждому очевидно, что бывший директор АвтоВАЗа не сможет вырезать аппендицит или сшить хороший костюм, но почему-то считается, что он сможет правильно реформировать и управлять сложнейшей космической отраслью.

«СП»: — Присутствие частного бизнеса в космической сфере — благо или зло, ваше мнение?

— Это не просто благо, сегодня это уже необходимость, и это одна из причин наметившегося текущего и безусловного будущего лидерства Америки в космосе. Дело в том, что в первые годы космической эры сильные государства — СССР и США — могли себе позволить финансировать все направления космонавтики — создание ракет-носителей, космических кораблей и космических аппаратов различного назначения. Но сейчас космонавтика стала настолько сложной, дорогой, ресурсоемкой и многоплановой, что ни одно государство мира, даже самое богатое — США — уже не может финансировать все направления развития космонавтики только за государственный счет. Чтобы оставаться мировым космическим лидером, Америка разделила расходы на космос между федеральным бюджетом и частным бизнесом: государство оставило себе развитие/содержание наземной космической инфраструктуры, военный космос и перспективные программы, включая дальний космос и науку. Все околоземное пространство, начиная от прикладных спутников и, в перспективе, до пилотируемых полетов на околоземную орбиту, отдано частному бизнесу, развитие которого поощряется государством (в т.ч. выступающим в качестве заказчика конечных услуг).

Тем самым решается несколько стратегических задач — разделение расходов на национальный космос между национальным бизнесом и государством, резкое повышение технологического оснащения национального бизнеса (т.е. повышение его конкурентоспособности в глобальном масштабе) и экспансия частного бизнеса в околоземное космическое пространство, т.е. опережение всех возможных конкурентов в новой сфере.

В этом смысле американский частный бизнес в космонавтике — это закрепление за собой американского превосходства в космосе на обозримое будущее.

«СП»: — Для чего вообще нашей стране нужно присутствие в космосе?

— Хороший вопрос! Я думаю, руководство России вряд ли сможет четко на него ответить. Для чего нужен космос Америке — для удержания и демонстрации роли мирового технологического и геополитического лидера. А вот России? Если говорить про прикладные направления космонавтики — связь, метеорология, дистанционное зондирование Земли, глобальное позиционирование (ГЛОНАСС) и другие военные задачи (связь, разведка, предупреждения о ракетном нападении и т. д.), то с этим все понятно.

Но, например, с пилотируемой космонавтикой такой ясности нет. Сегодня российская пилотируемая космонавтика является исключительно атрибутом национального престижа, на практике не возвращая в экономику и сотой доли вложенных в нее средств. Это наш «чемодан без ручки, который и бросить жалко, и нести неудобно». Мы претендуем на роль заметного игрока на геополитическом поле, и наличие пилотируемой космонавтики является «пропуском» в клуб «избранных» стран. Именно поэтому Россия имеет пилотируемую космонавтику, по сути, не развивая ее. Точнее, имитируя ее развитие, в значительной степени рефлексируя на тенденции развития американской космонавтики. Именно поэтому мы имеем планы, постоянно пересматриваемые, реализуемые крайне медленно и, как правило, не приводящие к конкретным результатам. Именно поэтому мы уже длительное время не можем четко сформулировать долгосрочные цели развития пилотируемой космонавтики. Точнее, сформулированная цель есть, вот только звучит она странно — «обеспечение гарантированного доступа России в космос». А на следующий логичный вопрос «Доступ зачем? Для чего?» — ответов нет. Как говорится, «движение все, конечная цель — ничто!»

Суммируя сказанное, на вопрос «Зачем нам нужна пилотируемая космонавтика?» у нас имеется ответ «А чтоб была!», или его разновидность «А чтобы было все, как у других!».

Ну и, конечно, существует совершенно утилитарная задача обеспечить работой 200 тысяч занятых в космической отрасли и членов их семей.

«СП»: — Ваше мнение, когда Россия сможет вернуться к масштабным прорывным космическим проектам, когда нашему народу вернут мечту о покорении космоса?
— Мы сможем вернуться к масштабным прорывным проектам в космосе только тогда, когда будет изменена ситуация с «чемоданом без ручки», когда мы сможет сформулировать внятные и экономически или практически эффективные задачи для развития космонавтики.

Новые интересные проекты появятся тогда, когда мы станем серьезно думать о будущем страны на десятилетия вперед, когда мы, говоря о «локомотивной роли космонавтики», наконец перейдем от демагогии к делу.

Ну, а что касается возврата мечты о покорении космоса — давайте сначала вернем в школьную программу астрономию и углубленное изучение точных наук (математики, физики, химии и т. д.). Когда мы говорим о том, что основные наши приоритеты в космосе были достигнуты во времена СССР, то давайте вспомним советский уровень и доступность образования (среднего и высшего).

«СП»: — Может ли дальнейшее покорение космоса стать одной из фундаментальных составляющих нашей национальной идеи?

— Космонавтика вряд ли сможет стать нашей национальной идеей хотя бы потому, что человек живет на земле, будучи окруженный земными проблемами и заботами, поэтому основную массу населения могут увлечь только идеи и задачи, связанные с улучшением его жизни на Земле. Мы слишком земные, чтобы космос мог стать нашей национальной идеей.

Но это совсем не значит, что достижения отечественной космонавтики не могут быть предметом национальной гордости, объединяя в этом наше общество. Но для этого достижения должны быть, как говорится, здесь и сейчас, а не являться частью нашей истории, каким является полет Юрия Гагарина. Нужно четко понимать, что, гордясь Гагариным, мы уже давно гордимся не нашей космонавтикой, а гордимся нашей историей. Американцы гордятся своей космонавтикой, глядя на уникальные фотографии далекого Плутона, впервые в человеческой истории, полученные несколько дней назад, европейцы — своим космическим зондом «Розетта», летящим сейчас рядом с кометой Чурюмова-Герасименко, а нам, россиянам, в этом плане сегодня гордиться в космосе нечем.

«СП»: — Многие специалисты раньше заявляли, что Россия без Казахстана, Белоруссии и Украины не может существовать не только психологически, но экономически и технологически, что развитие космических исследований без кооперации с Украиной невозможно. Вы согласны с этим мнением?

— Сегодняшний уровень России таков, что российская космонавтика без взаимодействия и научно-технического сотрудничества с другими странами, будучи в полной изоляции, может скатиться ниже китайского уровня. Мое глубокое убеждение — долгосрочное развитие отечественной космонавтики возможно только на пути международной кооперации со всеми странами, включая Казахстан, Белоруссию и Украину.

Это и есть ответ на вопрос: «Что теперь делать?» — всеми силами развивать такое сотрудничество. Забыть весь пропагандистский бред про нашу «историческую миссию», «национальную исключительность» и «русскую самобытность», и планомерно развивать реальное международное сотрудничество во всех сферах со всеми государствами, как с близкими, так и с далекими.

Наш некий «особый славянский путь развития», разговоры про «русскую духовность», «особый путь русской цивилизации» и т. п. — это все путь в никуда, в исторический тупик.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня