18+
понедельник, 23 января
Общество

70 лет после Халхил-Гола: Монголия до сих пор благодарит Россию

Победы генерала Георгия Жукова позволяют решать вопросы президенту Дмитрию Медведеву

  
93

25 августа состоялись переговоры президента России Дмитрия Медведева и его монгольского коллеги Цахиагийна Элбэгдоржа. Двухдневный визит Медведева в Улан-Батор приурочен к 70-летию российско-монгольской победы над Японией на реке Халхин-Гол. В экономическом плане главной темой на переговорах стало совместное использование в Монголии месторождения урана, а также угольного месторождения Таван-Толгой. Серьезным конкурентом России в этом вопросе выступает Китай. Но монгольский лидер как бы в благодарность за помощь СССР в противостоянии японской агрессии в мае-сентябре 1939 года отдал предпочтение России. По итогам переговоров подписано соглашение о создании совместного российско-монгольского предприятия по добыче природных ресурсов.

О событиях 70-летней давности, оказывающих и теперь важнейшее влияние на взаимоотношения двух стран, мы побеседовали с президентом Академии военных наук России, генералом армии Махмутом Гареевым.

«СП»: — Можно ли считать разгром японцев советскими войсками на Ханхин-Голе первой победоносной операцией в истории Второй мировой войны?

— Фактически это так. Хотя боевые действия на Ханхин-Голе начались еще до нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года (общепринятая дата начала Второй мировой войны), закончились они 8 сентября. И только 15 сентября 1939 года было подписано соглашение между Советским Союзом, МНР и Японией о прекращении военных действий в районе реки Халхин-Гол, которое вступило в силу на следующий день.

«СП»: — Япония была союзницей фашистской Германии, почему же она начала военные действия раньше Гитлера?

— Ряд японских провокаций против Советского Союза, в том числе вторжение в 1939 году на территорию Монголии в районе реки Халхин-Гол, был предпринят главным образом с целью разведки боевой мощи Красной Армии. С тем, чтобы по результатам столкновений определиться, куда направить главные усилия союзников — сразу на СССР или на европейские страны. Вместе с тем, согласно плану «Операции N 8», в случае серьезного успеха в районе Халхин-Гол японское командование планировало развернуть более крупное наступление в направлении озера Байкал.

«СП»: — Значит, в сражениях на реке Халхин-Голе наши войска отстаивали в первую очередь интересы СССР?

— Не так однозначно, ведь тогда наше командование о японских планах не знало. 11 мая 1939 года японцы неожиданно напали на монгольские пограничные заставы в районе озера Буйр-Нур и продолжали расширять военные действия. Монгольские части отошли к реке Халхин-Гол. По просьбе правительства МНР, советское руководство поставило задачи нашим войскам — оказать помощь в отражении агрессии. Поначалу наши войска действовали недостаточно активно и решительно. Сталин потребовал направить туда самого крутого, как сейчас говорят, командира. Таким, по мнению руководства Советскими Вооруженными силами, был Георгий Жуков. Он был назначен командиром 57-го особого корпуса, преобразованного затем в 1-ю армейскую группу. Задача этой группы состояла в том, чтобы разгромить японские войска, вторгшиеся на монгольскую территорию, и восстановить положение по государственной границе.

«СП»: — Некоторые западные историки считают эту операцию летней прогулкой, во время которой Жуков задавил японцев солдатской массой. Так ли это?

— Идеологический бред. Задача, стоящая перед Жуковым, была крайне сложной. В июне японское командование сосредоточило здесь 38-тысячную группировку, 135 танков, 225 самолетов. Советско-монгольские войска, оборонявшиеся восточнее реки Халхин-Гол, имели 12,5 тыс. человек, 180 танков, 266 бронемашин, 74 самолета. По численности личного состава и авиации японцы имели тройное преимущество. Дело еще в том, что было крайне затруднено снабжение наших войск, так как ближайшая железнодорожная станция находилась в 750 километрах. В течение июля японцы подтянули к району боевых действий еще две пехотные и две кавалерийские дивизии, два танковых полка, большое количество авиации и готовились предпринять крупное наступление. Добился переброски дополнительных подкреплений и Жуков.

«СП»: — Приходилось слышать, что особенность этой операции еще и в том, что впервые массированно были применены элементы информационной войны. В чем это заключалось?

— Об этом можно говорить только в отношении японской стороны. Они пригласили в район боев военных атташе и корреспондентов из Германии, Италии и других государств. Были уверены в своей победе и хотели продемонстрировать всему миру некое кровавое шоу. Потом те драпали, не видя под собою земли.

«СП»: — Как же повел себя Жуков?

— Учитывая недостаток сил и в целом всю сложность обстановки, Жуков принял решение: до подхода дополнительно выделенных ему войск перейти к активной обороне. Он не растягивал свои войска по фронту, несмотря на ограниченное количество имеющихся сил и средств, создал сильный резерв и начал подготовку контрудара из глубины. Огромное значение имели его смелые решения, шедшие в разрез с требованиями боевых уставов.

«СП»: — Можно подробнее?

— Японские войска перешли в наступление 3 июля, форсировали Халхин-Гол и захватили на западном берегу высоту Баин-Цаган, создав угрозу окружения советско-монгольских войск на восточном берегу реки. В районе прорыва вражеских войск не было каких-либо свободных сил и средств для того, чтобы остановить их продвижение. Немедленно могли быть введены в бой лишь находившиеся на марше 11-я танковая бригада и мотоброневые части. Но по существовавшим тогда военно-теоретическим взглядам и уставным требованиям бронетанковые части предназначались в основном для развития успеха и без усиления пехотой и артиллерией не могли направляться против плотных группировок противника с сильной противотанковой обороной. Элементарное правило военного искусства требовало вначале завершить марш танковых частей и хотя бы в короткие сроки подготовить их для выполнения боевой задачи. Но тогда противник получал время для того, чтобы закрепиться или вводом новых сил развить свой успех. В этой чрезвычайно острой обстановке Жуков пошел на огромный риск: взял на себя всю полноту ответственности и, не испрашивая ни у кого из старших начальников разрешения, с ходу бросил 11-ю танковую, 7-ю мотоброневую бригады и отдельный монгольский броневой дивизион для контрудара по прорвавшейся японской группировке на западном берегу реки Халхин-Гол. Если вспомнить, какие тогда были времена и чем бы это обернулось для командира в случае неуспеха, такое решение было актом большой силы воли и мужества, на которые не каждый командир мог решиться.

Японцы, не ожидавшие такого танкового удара, были вынуждены от наступления перейти к обороне. А затем совместными усилиями других соединений 1-й армейской группы японская ударная группировка была полностью разбита и отброшена на западный берег реки Халхин-Гол. После этого противник уже не пытался больше форсировать водную преграду, что создавало благоприятные условия для подготовки последующей наступательной операции наших войск.

«СП»: — Но ведь некоторые современные стратеги обвиняют Жукова, что он пролил в этой первоначальной операции слишком много крови собственных солдат.

— У японцев потери были значительно больше. Они потеряли все танки, значительную часть артиллерии, 45 самолетов и около 10 тысяч личного состава. Правда, и наша танковая бригада потеряла почти половину танков и личного состава: убитыми и ранеными. Но промедление, боязнь ответственности, стремление действовать по шаблонным канонам привело бы к тому, что и задача была бы не выполнена, и потери были бы еще большими.

«СП»: — Почему Жуков сразу же не добил агрессора? На Западе и это ставят ему в вину.

— Если бы он пошел на это сразу, то положил бы слишком много наших бойцов. Ведь и наши потери были значительными. Требовалось дождаться подкреплений. Тут военачальники как бы состязались в том, кто быстрее подготовит войска к наступлению. Японцы планировали начать его 24 августа, Жуков начал свое наступление 20 августа. Он решил сковать противника с фронта стрелковыми соединениями и ударами фланговых, в основном подвижных бронетанковых войск, окружить и уничтожить японскую группировку на восточном берегу р. Халхин-Гол. Несмотря на упорное сопротивление японских войск, ему удалось блестяще осуществить свой замысел. Была окружена и уничтожена 6-я японская армия. Ее потери составили 61 тысяч убитыми, ранеными и пленными. Советские войска потеряли 18,5 тысяч убитыми и ранеными. Советско-монгольские войска захватили трофеи: 200 орудий, 400 пулеметов, 12 тысяч винтовок и большое количество другой техники. Японское правительство обратилось с просьбой о прекращении военных действий. Хотя боевые столкновения продолжались до 8 сентября.

«СП»: — Что было, на ваш взгляд, главным ключом к победе?

— Жуковская непреклонность и смелость. Не собираюсь делать из него икону. Но тогда не было такого командира, кто мог бы противостоять Москве, добиваясь проведения в жизнь своих решений. А без этого в той ситуации выиграть сражение было невозможно. Вот лишь несколько примеров.

Однажды, когда в результате отчаянных атак японцев для наших войск, действовавших на восточном берегу реки Халхин-Гол, создалось опасное положение, прибывший из Москвы маршал Кулик потребовал отвести войска на западный берег реки. И в первую очередь убрать с плацдарма артиллерию (чтобы она не могла попасть к противнику), оставив тем самым одну пехоту без артиллерийской поддержки.

Георгий Константинович сразу же дал телеграмму Сталину и Ворошилову о недопустимости такого решения и обратился с просьбой предоставить ему возможность самому командовать войсками и оградить его от вмешательства других должностных лиц. Московское руководство было вынуждено согласиться с Жуковым, и он избавился от некоторых советчиков, которые влезали во все дела, но ни за что не хотели отвечать.

Произошло у него столкновение и с командующим фронтовой группой Штерном. На третий день наступательной операции на Халхин-Голе, когда японцы оказывали упорное сопротивление на северном фланге и наступление затормозилось, Штерн порекомендовал Жукову «не увлекаться», остановиться, перегруппировать силы, а потом продолжать наступление. Жуков с этим не согласился, так как приостановка наступления давала противнику возможность более прочно закрепиться и усилить оборону, что могло только увеличить наши потери.

Только успешные действия и спасли Жукова. В случае неудачи все эти Штерны и Кулики воспользовались бы ситуацией, обвинили его всех грехах и просто-напросто растоптали бы. И надо было иметь именно жуковский характер, чтобы в таких ситуациях устоять, не сломаться и делать свое дело. Эта уникальная полководческая черта Жукова, так много значившая в годы Великой Отечественной войны, дала знать о себе на Халхин-Голе.

За успешные действия по разгрому японских войск в районе реки Халхин-Гол, умелое управление войсками и проявленное мужество Жуков был удостоен звания Героя Советского Союза; в июне 1940 года ему присвоено воинское звание — генерал армии. Но главное то, что, получив пинок на Халхин-Голе, Япония больше не вступала во Вторую мировую войну. А случись иначе, трудно сказать, сумел бы СССР спасти Европу, воюя на два фронта.

Фото [*]

Популярное в сети
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня