Общество

Синдром «красногорского стрелка»

Почему в России бизнесмены убивают чиновников?

  
14398
Здание администрации Красногорска, где были убиты первый заместитель мэра Красногорска Юрий Караулов и руководитель красногорских электросетей Георгий Котляренко
Здание администрации Красногорска, где были убиты первый заместитель мэра Красногорска Юрий Караулов и руководитель красногорских электросетей Георгий Котляренко (Фото: Сергей Фадеичев/ ТАСС)

Подмосковный Красногорск в шоке. По версии следствия, понедельник, 19 октября, 56-летний бизнесмен Амиран Георгадзе расстрелял в здании администрации Красногорского района первого замглавы района Юрия Караулова и руководителя ОАО «Красногорская электрическая сеть» Георгия Котляренко. После двойного убийства злоумышленник скрылся на своем Range Rover. По пути он застрелил случайного прохожего, а позже в одном из домов Георгадзе полиция обнаружила труп его делового партнера — Тристана Закаидзе.

1-й отдел главного следственного управления СКР по Московской области возбудил в отношении Георгадзе уголовное дело по ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 222 УК РФ (убийство двух и более лиц и незаконный оборот оружия). «По нашим данным, Георгадзе, получавший ранее государственные заказы на строительство, в последнее время был лишен такой возможности», — заявил официальный представитель СКР Владимир Маркин.

Несмотря на усиленный розыск, Георгадзе до сих пор скрывается. Его водитель во вторник, 20 октября, добровольно сдался правоохранителям.

Расправа в здании администрации произошла в обеденный перерыв — около двух часов дня. Георгадзе зашел в кабинет 66-летнего Юрия Караулова, с которым у него были дружеские отношения: чиновник был президентом волейбольного клуба «Зоркий», а Георгадзе — его спонсором и вице-президентом.

О чем шел разговор — неизвестно. Но вскоре Караулов через секретаршу вызвал к себе в кабинет руководителя ОАО «Красногорская электрическая сеть» Котляренко. Что характерно, Георгадзе являлся и членом совета директоров этого ОАО. По словам секретарши, на этот раз разговор перешел в перебранку. Георгадзе попросил женщину позвать его водителя Шоту Елизбарашвили. Тот явился с большой дорожной сумкой. А потом за дверью раздались выстрелы. По мнению криминалистов, сначала Георгадзе попытался расстрелять собеседников из карабина «Сайга», который находился в сумке, однако оружие заклинило. Тогда он достал 9-миллиметровый пистолет, из которого выпустил в чиновников десять пуль. От полученных ранений Караулов и Котляренко скончались на месте.

Георгадзе с водителем спустились на первый этаж, преспокойно вышли из здания мимо охранников ЧОПа, и уехали на Range Rover бизнесмена. По данным LifeNews, после стрельбы Георгадзе поехал в коттеджный поселок «Кристалл Истра» в деревне Тимошкино, к дому главы администрации Красногорского района Бориса Рассказова, где стал поджидать последнего с ружьем.

Амиран Георгадзе начал заниматься бизнесом в Красногорском районе в конце 1980-х годов. Познакомившись с местными чиновниками, он учредил несколько компаний, занимавшихся строительством, в том числе жилых домов и административных зданий. Последние проекты Георгадзе были связаны с застройкой микрорайона Павшино-15 и других участков под Красногорском.

Так, компания «Мякининское поречье», совладельцем которой он являлся, планировала возвести 6−9-этажный жилой комплекс на участке ООО «Земледелец-1» (владелец Георгадзе) стоимостью в 650 млн рублей, два 17-этажных дома в «Брусчатом поселке» на участках стоимостью 1,7 млрд и 500 млн рублей, а также комплекс 5−7-8-этажной застройки «Новая Опалиха» на участке за 600 млн руб. Однако в последнее время чиновники отказались подключать уже возведенные объекты к электросетям и другим коммуникациям, а также подали иски в арбитраж о взыскании с компаний Георгадзе арендной платы за еще не освоенные участки.

Урегулировать проблемы застройщик также пытался через суды, но проиграл. Как сообщает LifeNews‎, Георгадзе в течение двух лет пытался безрезультатно оформить право собственности на участок площадью более 35 тысяч квадратных метров в Можайском районе Подмосковья. Но чиновники затягивали оформление. В итоге в августе 2015 года кредитор компании Георгадзе «Росагролизинг» потребовал признать фирму заемщика банкротом. 19 октября в арбитражном суде Московской области прошло заседание по данному делу, и суд ввел внешнее управление компанией бизнесмена. Это решение, видимо, и подтолкнуло Георгадзе к расправе.

Примечательно, что, как пишет «Газета.ру», и к убитому замглавы Юрию Караулову ранее возникали вопросы у правоохранителей. В 2011 году Следственный комитет со второй попытки возбудил уголовное дело в отношении него по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). Караулова подозревали в том, что администрация передала в аренду подмосковному дачному кооперативу «Силанс» 2 га соснового леса с прудом за символическую плату 5847 рублей в год на 49 лет.

Первый заместитель мэра Красногорска Юрий Караулов, который был застрелен 19 октября 2015 (Фото: Пресс-служба администрации Красногорского района/ ТАСС)

Безусловно, родным и близким расстрелянных чиновников можно только соболезновать. Но общественное мнение разделилось. Нашлось немало тех, кто практически жалеют Георгадзе — мол, довели хорошего человека. На деле, трагедия в Красногорске иллюстрирует проблемы отношений власти и бизнеса в России. Власть у нас воспринимает бизнес, как дойную корову, а бизнес власть — как инструмент для успешного ведения дела. Бизнес в России сначала ищет «подходы» к власти и договаривается об «откатах», и только потом работает. А когда система дает сбой — начинается стрельба.

В 2009 году, например, мэра Кировска и главу местного управления ЖКХ убил предприниматель Иван Анкушев — владелец сети магазинов расстрелял чиновников из пистолета и покончил с собой. Так что случай Георгадзе не первый. И, надо думать, далеко не последний.

«Свободная пресса» попыталась разобраться: почему бизнесмены в России отстреливают чиновников?

 — Убивать, конечно, тягчайший грех, но следует заметить, что знакомые характеризуют Георгадзе как человека семейного и спокойного, с чего вдруг он побежал убивать? — отмечает экономист, президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Человек не часто совершает такие поступки спонтанно, в истории Георгадзе явно была подноготная. Но, боюсь, следствие будет уводить нас от нее в сторону чисто криминальных подробностей. Я же считаю, что Георгадзе, скорее всего, чиновники в чем-то обманули.

На мой взгляд, случай Георгадзе можно рассматривать шире — как проявление конфликта, который сейчас происходит на всех уровнях чиновничества. Да и инцидент с Георгадзе произошел на достаточно высоком уровне.

Предполагаемый убийца первого заместителя мэра Красногорска Ю.Караулова и руководителя красногорских электросетей Г.Котляренко бизнесмен Амиран Георгадзе (Фото: Снимок с камеры наблюдения. Пресс-служба МВД/ ТАСС)

Все-таки бизнесмен хотел застрелить не какую-то мелкую сошку, а главу Красногорского района. А это очень непростой район. Именно в Красногорске, напомню, находится резиденция губернатора Московской области Андрея Воробьева, а район — самый дорогой в области после Одинцовского.

Да и сам Георгадзе был членом политсовета «Единой России» и председателем Красногорского торгово-промышленного союза — ассоциации местных предпринимателей. Другими словами, он не был случайным сумасшедшим с ружьем.

«СП»: — В чем, вы считаете, суть конфликта?

— Чиновники, как известно, «доят» бизнес и живут превосходно. Сейчас, из-за кризиса, денег у бизнеса стало меньше, и возможности «доения» у чиновников сократились, но аппетиты остались прежними.

Замечу, что в России трудно провести грань между чиновником и бизнесменом. Мы, например, не знаем, где проходила эта грань между фигурантами дела Георгадзе. Не знаем, получали ли убитые чиновники долю от его бизнеса. И от других бизнесов в Красногорском районе — тоже. И мы этого, скорее всего, не узнаем.

На мой взгляд, именно немереные аппетиты чиновничества практически уничтожили бизнес как класс. И конфликт между этими слоями общества будет только нарастать по мере исчерпания ресурсов.

Проблема в том, что высший класс России оказался абсолютно не готовым к нынешней ситуации — геополитической, экономической. Он считает, что вправе жить, как все последние тучные годы. А за его «художества» должно ответить население, поэтому население может потерпеть, а высший класс — нет.

Возвращаясь к Георгадзе, я вполне допускаю такой сценарий. Возможно, чиновники взяли у него деньги и что-то пообещали. А потом то, что обещали, просто отняли. Могло же такое быть?! И тогда в истории Георгадзе многое становится на свои места.

Насколько я знаю, примерно так сейчас зачастую и происходит. Денег в стране стало мало, и чиновники на всех уровнях, наплевав на приличия, пытаются «отжать» по максимуму, прежде чем, допустим, податься за границу.

Думаю, именно эти противоречия, как в капле воды, отражаются в деле Георгадзе.

 — Бизнесмены расстреливают чиновников, в том числе, из-за неисполнения чиновниками своих коррупционных обязательств, — считает федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ, главный инициатор внедрения суда присяжных в России Сергей Пашин. — Мы не можем сказать точно, какой процент российских чиновников «крышует» бизнесменов. Но типичная схема ведения бизнеса в России как раз предполагает включенность в нее чиновников и выплату им откатов. И если партнеры по совместному освоению бюджета не сходятся в чем-то, не исключено, что звучат выстрелы.

«СП»: — Какой практикуется размер «отката»?

— Примерно 10−12% от суммы госзаказа. Есть еще так называемые «красные крыши» — это немного другое. В этом случае работники правоохранительных органов имеют свою долю от бизнеса, и выступают в роли вымогателей.

«СП»: — Как бороться с такой системой?

— В свое время на этот вопрос, как ответил премьер Сингапура Ли Куан Ю. Он сказал, что главе государства нужно посадить трех своих друзей — и они знают, за что, и он знает. Вот тогда и начинается борьба с коррупцией.

«СП»: — Можно ли дело Георгадзе назвать типичным?

— Типично, скорее, дело бывшего председателя совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолия Быкова. То есть ситуация, когда правоохранительные органы провоцируют бизнесмена на неосторожные высказывания, а потом предъявляют ему обвинения в подготовке убийства.

Должен сказать, везде в мире, где есть большие деньги и возможность поживиться, имеет место сращение мафиозных структур с полицией, правоохранительных органов с бизнесом, и бизнеса — с властью. И когда эти стороны делят собственность — звучат выстрела. Эта практика касалась и цивилизованных стран — например, США. Просто американцы это пережили, благодаря, в том числе, честности ФБР в 1930-е — тогда мафия была загнана в угол. Ну, а мы еще продолжаем жить в этой ситуации…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня