18+
четверг, 30 июня
Общество / Сводки с Донбасса

«Сначала виселица, потом школа»

Донбасский вопрос стал индикатором лицемерия для «людей с хорошими лицами»

  
17964
«Сначала виселица, потом школа»
Фото: Zuma/TASS

Лучшим представителям «прогрессивного человечества» не занимать умения съехать с темы, «перевести стрелки», сложить с себя ответственность за некогда сказанное и сделанное. Они с легкостью делятся оценками и прогнозами, но со скрипом признают собственные ошибки. В итоге — то заявления властителей дум неправильно интерпретированы, то сентенции не должным образом расслышаны. А что «пророчества» не сбылись — так это с народом не повезло, исполнители недостаточно старались.

На донбасском вопросе они быстро «палятся». Многие из «прогрессивных человеков» весной-летом 2014 года не могли отказать себе в удовольствии порассуждать о скором конце ДНР и ЛНР. А то и торжественно-злорадно прощались с республиками. Потом, правда, оракулы успешно забыли всё, чем пугали одних и радовали других. Но донбасскую тему в покое не оставили, переквалифицировались в обличители: «Луганда», «ад», «распятый мальчик» и т. п.

Вместе с тем Донбасс показал, насколько «люди с хорошими лицами» избирательны в своем неподдельном сострадании, в своих благородных правозащитных порывах… Как-то летом 2014 года я имел неосторожность вступить в виртуальную дискуссию с одной российской поэтессой-переводчицей, которая переживала за количество подписей под важной петицией с требованиями остановить уничтожение путинским режимом какой-то неправительственной организации. Я поинтересовался: а подобного письма с требованием остановить уничтожение киевским режимом детей Донбасса — не предвидится случайно? Напомнил поэтессе-переводчице о «Старых эстонках» Иннокентия Анненского (эти «стихи мучительной совести» казались мне очень актуальными в связи с донбасскими событиями: «Я, напротив, я очень жалел их, / Прочитав в сердобольных газетах, / Про себя я молился за смелых, / И священник был в ярких глазетах»… «Спите крепко, палач с палачихой! / Улыбайтесь друг другу любовней! / Ты ж, о нежный, ты кроткий, ты тихий, / В целом мире тебя нет виновней!»). Но оказалось, что предложенные мной аналогии совсем не очевидны для либеральной собеседницы: дескать, так то ж Эстония…

С тех пор эти милые люди всё чаще напоминают мне таких добропорядочных жильцов, которые вызовут полицию, когда у соседей справа играет громкая музыка в неположенное время, — но будут «морозиться», когда у соседей слева муж, впавший в белую горячку, забивает до смерти жену…

В уходящем году «прогрессивное человечество» активно отработало донбасскую тему в своих СМИ. Причем, если в 2014-м был промежуток, когда российский либерал, после 2 мая в Одессе, после июньских бомбежек Луганска и Славянска, предпочитал отмалчиваться (допуская, что киевскому режиму придется отвечать за эти преступления) или мямлить что-то про «не всё так однозначно», — то сейчас никакой «аритмии» и заминок не наблюдается. Российские «прогрессивные человеки» на информационных фронтах действуют без колебаний, нагло и бесцеремонно, как их украинские коллеги: главный виновник уже назначен. «Люди с хорошими лицами» даже не пытаются «фильтровать базар», раздавая интервью и комментарии. А социальные сети с их возможностями и аудиторией (властители дум имеют здесь и по 10 тысяч, и по 100 тысяч подписчиков) порой раскрепощают творческую интеллигенцию настолько основательно, побуждают к таким скотским проявлениям, что авторам вскоре приходится подтирать следы словесных испражнений. Но сохраняются скриншоты — своего рода архивы Страшного суда…

Подборка высказываний «людей с хорошими лицами», откровенничавших в СМИ и соцсетях, свидетельствует о том, как преуспели иные представители творческой интеллигенции Украины и России в «ответственном» деле дегуманизации Донбасса. Свидетельствует «со всей строгостью протокола» (как писал Варлам Шаламов)…

В феврале, через пару дней после подписания комплекса мер по выполнению Минских соглашений, одесский художник Александр Ройтбурд выступает перед своим многотысячным фейсбучным «Привозом»: «А мне кажется, что сейчас весь железнодорожный узел Дебальцево неплохо бы превратить в сложно-выбоинно-ухабно-ворончатую пустынную зону, обезображенную грудами безнадежно искореженного металла».

Прозаик и историк Елена Стяжкина (лауреат «Русской премии», преподаватель Донецкого университета, перебравшаяся в Винницу) в конце прошлого года «запатентовала» на конференции в Киеве такой способ возвращения Донбасса: «сначала виселица, а потом школа». Она часто выступает в украинских СМИ, для которых привлекательна в качестве «пропагандоносной» боевой единицы. Весной Стяжкина заявила в очередном интервью: «Еще одно слово, от которого я хотела бы избавиться, — это „Донбасс“. Ведь Донбасс не однородный: там есть греческие села, немецкие села, а есть украинские села, где идеи отторжения Украины никогда не было, и сейчас нет. Но когда мы говорим „Донбасс“ — мы мыслим в категориях сталинской логики. А ведь там живут совсем разные люди. Когда мы их объединяем в одно целое, то подыгрываем врагу. Мы должны ответить себе на вопрос: когда Россия начала готовить войну с Украиной? Не в феврале же 2015-го. Это была системная, педантичная подготовка, которая длилась, возможно, 10−15 лет. А это значит, что регион вторжения был выбран сознательно, и он сознательно демонизировался, в том числе через Януковича — чтобы в мире все уверились в мысли, будто есть такой регион, который подарил Украине такую тиранию и что там точно может вырасти сепаратизм».

Конспирологическая теория историка Стяжкиной, конечно, необыкновенно глубока — особенно, когда речь идет о 10−15 летней «системной, педантичной подготовке» войны с Украиной. Но возникает вопрос. Есть персонажи, принявшие решение о начале т.н. «АТО» с использованием армейской техники и тяжелого вооружения; военные преступники, отдававшие приказы об авиа-ударе по Луганску, об артобстрелах жилых кварталов; отмороженные исполнители таких приказов… Разве не они, «подыгрывая врагу», за несколько дней сделали для войны в Донбассе гораздо больше, чем та злодейка, которая, согласно историческим изысканиям Стяжкиной, якобы 10−15 лет вела «системную, педантичную подготовку» вторжения в регион? И наконец: пока историк и литератор Стяжкина рассуждает о том, что следует избавиться от слова «Донбасс», — художник Ройтбурд уже недвусмысленно дал понять, как именно можно избавиться от, собственно, Донбасса.

В августе журналист Матвей Ганапольский на украинском ресурсе радовал целевую аудиторию: «Есть Донбасс — и это уже без шуток. Непонятно, что с ним делать, непонятно, как его возвращать. Сравнение с чемоданом без ручки здесь вполне уместно. Вроде и территорию надо вернуть, потому что забрали злобно и предательски, но возвращать с гражданами, которые как раз не граждане, а овощи, и любят Путина, вроде как-то не к лицу».

Но если с журналиста Ганапольского спрос невелик, то от писателя Владимира Войновича — при раздаче экспертных оценок по донбасскому вопросу — мы всё же вправе были ожидать каких-никаких разумных мыслей. Мы ошибались… Тогда же, в августе, Владимир Войнович говорил в интервью украинскому изданию: «Я думаю, Донбасс сейчас самому себе не нужен, потому что это сплошные руины. Если опять начнется полномасштабная война, а она уже опять довольно горячая, и если будет война, будут опять горы трупов, этот Донбасс уже не стоит того, и нужно отгородиться от него… Правда, на Донбассе жалуются, что Украина не платит зарплаты и пенсии, но если хотите жить сами — сами и живите. Чего вы требуете от Украины? Требуйте от России этого. Пусть Россия вам платит, если она вам друг… Нужно оставить их в покое, пусть живут, кто как хочет, Россия ведь тоже Донбасс не возьмет. Он никому не нужен, и воевать за него не стоит. Если у них такое страстное желание быть независимыми, пусть они попробуют выжить».

Заявление Войновича перекликается с результатами недавнего опроса, проведенного Центром Разумкова. 29,6% опрошенных считают, что, в случае возврата территорий ДНР и ЛНР в состав Украины, восстанавливать инфраструктуру нужно за счет России, 23,5% — что за счет Украины, а 29,4% — что исключительно за счет тех средств, которые собираются на этих территориях. Как видим, ни писатель Войнович, ни 59% украинских респондентов даже не помышляют о том, что нести ответственность за гуманитарную катастрофу в регионе должна прежде всего та власть, которая отдавала украинским военным приказы бомбить населенные пункты Донбасса, которая украла у луганских и донецких стариков их пенсии…

Тот же опрос Центра Разумкова показал, что треть населения Украины без колебаний выступает за продолжение т.н. «АТО». Кому-то из этих людей придает уверенности и добавляет милитаристских настроений процитированное выше пожелание одесского фрика Ройтбурда. Кто-то находит идеологическую опору в передачах журналистки и поэтессы Елены Фанайловой на «Радио Свобода». Вот беседует она с украинской писательницей Иреной Карпой — и задает (внимание) вопрос: «Что вы думаете о ситуации на Востоке Украины и людях, которые там живут? Мысль, которую я слышу во время моего пребывания в Украине, состоит в том, что главная вина лежит на России в информационной политике, которая проводилась там. И отчасти вина Киева в том, что он позволял проводить пророссийскую информационную политику…».

Это ведь не вопрос, а чистая поэзия. Поэтесса настолько увлеклась мыслью изреченной, что, формулируя вопрос, и ответила на него же так, как велят журналистские стандарты «Радио Свобода». Ответ Карпы просто меркнет после такого вопроса. А читатель и слушатель, хоть сколько-нибудь причастные к Востоку Украины, недоумевают: во что же превратилась эта территория (где, кстати, уже почти два года как запрещено вещание российских телеканалов), если Фанайлова услышала здесь только ту мысль, которую озвучила? И какие же чудеса эквилибристики проявила журналистка, разминувшись с нежелательными и несмышлеными «ватными» людьми. С весны 2014 профессиональному московскому журналисту практически попасть сюда невозможно — зато Фанайлова, востребованная украинской пропагандой, приезжает без проблем.

В интервью «Интеллигенция закончилась как историческое явление» (в ноябрьском номере журнала «Афиша») писательница Людмила Улицкая отвечала и на вопрос о Донбассе: «Помните замечательный разговор Авраама с Ангелом: сколько должно быть праведников, чтобы устоял город? Шла долгая торговля, но в конце концов праведников не нашлось в нужном количестве, Содом и Гоморра были сожжены небесным огнем. Донецк и Луганск горят, а какую идею выкинули люди, жаждущие власти, не так уж важно. Есть о чем подумать. Я вспоминаю в связи с этой историей крымского праведника Максимилиана Волошина. Он был один. Было бы таких десять, страна, может, и устояла бы. Кажется, сегодня нет ни одного».

Хорошо, что Улицкая вспомнила Волошина «в связи с этой историей». «Их горечь, их злость, их муку, / Их гнев, их страсть, / И каждый курок, и руку / Хотел заклясть», — писал поэт в 1918 году. И действительно пытался «заклясть курок» в дальнейшем. Но с чего бы это Улицкой рассуждать о праведниках, которых, якобы, в Донбассе «не нашлось в нужном количестве»? Чем сама писательница занималась в начале донбасского гражданского конфликта?

В те дни, когда киевский режим активизировал так называемую «АТО», уже шли бои на окраинах Славянска, пролилась первая кровь, а жители Донбасса голыми руками останавливали украинскую военную технику, — Людмила Улицкая в Киеве обеспечивала идеологическую подтанцовку Ходорковскому. Извинялась перед украинскими писателями за агрессивную российскую политику. Любовалась хорошими лицами киевских «праведников». Но настоящие праведники были в другом месте. Женщины, блокировавшие продвижение войск под Андреевкой. Старик, которому украинская бронемашина переехала ноги. Протоиерей Сергий Миронов, разворачивающий украинскую колонну военной техники в Краматорске. Все они пытались не допустить кровопролития…

Как бы хотелось услышать от Улицкой не о разговоре Авраама с Ангелом (не ее это), а о том, насколько к отношениям Украины с Донбассом применим образ обезумевшей Медеи, разгневавшейся на Ясона и убивающей их общих детей… Неужто автору романа «Медея и ее дети» нечего было бы сказать на эту тему?

Почему представитель «прогрессивного человечества» становится немым, когда действительно требуются душевная отзывчивость и духовное усилие? С самого начала военных действий в Донбассе отношение этих людей к проблемам «ватников» напоминало мне эпизод из феллиниевского фильма «И корабль плывет»: сербские беженцы столпились у окон салона-ресторана и наблюдают за тем, как роскошно обедают пассажиры и экипаж «Глории Н.». В сценарии Тонино Гуэрра раздраженный офицер кричит сербам: «Эй, вы там! Идите отсюда, идите!».

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Константин Сивков

Военный эксперт

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье