18+
воскресенье, 29 мая

Возможен ли в сегодняшней России социальный мир?

Виктор Милитарев о том, способны ли путинские элиты договориться с народом «по-честному»

  
18285
Возможен ли в сегодняшней России социальный мир?
Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Я считаю Ирину Викторовну Алкснис одним из самых блестящих политических аналитиков современной России. Я горжусь нашей многолетней дружбой и всегда с огромным интересом читаю ее тексты. Правда, вот уже несколько лет, как между нами возникло одно, на мой взгляд, весьма существенное разногласие. За эти годы Ирина стала гораздо большим «лоялистом», чем я. Я, несмотря на то, что многие «оппозиционеры» считают меня «платным кремлевским холуем», отношусь ко многому в деятельности нашей власти гораздо критичнее, чем Ирина. То есть. В анализе происходящих в нашей стране процессов, мы, как правило, мыслим довольно сходно. А вот в оценке этих процессов у нас часто отсутствует согласие. Ирина оценивает очень многое, к чему я отношусь критически, гораздо оптимистичнее, чем я.

Прежде всего, речь здесь идет о нашем отношении к политической и экономической элите. Я, как вы знаете, часто критикую нашу элиту за чрезмерную, на мой взгляд, концентрацию власти и собственности в ее руках. Особенно меня раздражает манера некоторых наших чиновников назначать себе немыслимо огромные зарплаты в госкомпаниях и устраивать на «теплые места» со столь же немыслимо огромным содержанием своих детей. Я бы, может быть, даже и не возмущался бы до такой степени, если бы видел возможности для «карьерных лифтов» для талантливых «людей со стороны». Но я их, честно говоря, не вижу. В отличие от меня, Алкснис оценивает те же факты, которые меня раздражают, положительно и оптимистично. Она считает эти факты доказательством складывания в нашей стране наследственной элиты «по британскому типу», способной отстоять наши суверенитет и безопасность и защитить наши национальные интересы.

На днях Ира опубликовала в своем «Фейсбуке» совершенно замечательный текст, в котором высказала свою позицию по этому вопросу чрезвычайно откровенно. Процитирую здесь то, что мне представляется наиболее важным.

«В 1990-х года к власти в стране пришла компрадорская, антироссийская, антигосударственная, антинародная (и все прочие эпитеты) власть. Она просто высасывала из страны все соки и планировала в итоге свалить отсюда.

Патриоты искренне и справедливо ненавидели эту власть и боролись против нее, стремясь к ее уничтожению.

Однако ныне ситуация и власть изменилась.

И патриоты в большинстве своем (за исключением совсем уж идиотов) это вполне понимают.

Эта новая власть и эти новые элиты, у них куча проблем, недостатков и даже пороков. К ним можно предъявить длиннющий список справедливых претензий. Но они уже не компрадоры. Это уже укореняющиеся элиты, причем нацеленные на наследственность, а значит, намертво завязывающиеся на Россию и заинтересованные в ее великодержавном статусе.

И вот тут многие патриоты оказываются в ментальном мертвом клинче. Они, с одной стороны, считают и боятся, что эти элиты недостаточно хороши (и слишком порочны), чтобы провести страну через нынешнюю бурю. Что они не справятся и приведут страну к катастрофе… А с другой, многие патриоты не хотят, чтобы эти элиты справились, и желают им поражения. А ведь это означает поражение России.

Потому что, если Россия выстоит и победит, это будет означать создание новой системы. Эта система не будет идеальной и безупречной. У нее будет куча недостатков и проблем — но она будет государственнической и национально ориентированной, а значит, стабильной и долгосрочной. И сливки с нее будут снимать не патриоты, которые боролись с Кремлем еще в 90-х, а те, кто сейчас у власти и их потомки.

То есть победа России будет означать личное человеческое поражение многих патриотов.

А это, знаете ли, будет штука посильнее Фауста Гете.

И чего тут удивляться, что у людей крышу при таких раскладах сносит?"

Сегодня, комментируя российско-британские отношения Ирина написала пару фраз, которыми я хочу закончить приведенную цитату — «Вы что, думаете я из пустой блажи твержу, что России нужны наследственные элиты? Россию спасает общественный исторический опыт и специфический общественный менталитет, живущий сверхусилием. Но мы так и будем барахтаться и реагировать на конкретные ситуативные вызовы, если не примем на вооружение проверенный веками опыт».

Собственно, с этим текстом у меня дело обстоит, как и с большинством текстов Иры недавнего времени. Я полностью согласен с ее анализом, но не разделяю ее оценок. Впрочем, этот текст Ирины мне ближе многих других ее текстов. Потому что я не просто согласен с ее аналитическими выкладками. Я разделяю и ее целеполагание. Я также, как и Ирина, считаю, что нашей стране для выживания и развития необходима сильная и во многом наследственная политическая, экономическая и культурная элита. Более того. Я согласен с Ирой в том, что единственный кандидат на образование такой элиты в сегодняшней России это пресловутые «близкие к Кремлю предприниматели». И я не имею ничего против такого развития событий. Кроме чрезвычайно важного «но».

И в этом «но» и состоит мое, как мне кажется, принципиальное разногласие с Алкснис. Я совершенно уверен в том, что для того, чтобы стать нашей национальной элитой тем лицам, о которых идет речь, необходимо выполнить два важнейших условия. Стать более открытыми, и более социально-ответственными. А Ирина, насколько я ее понял, так не считает. Или же считает, что «это не те люди, кому можно ставить условия». И в этом смысле, я вполне могу отнести себя к тем «людям, у которых при таких раскладах крышу сносит».

Потому что у меня нет ни малейшего желания поработать удобрением ради «спасения Родины». Ни «в долгосрочном плане», ни даже «в среднесрочном». Максимум, на что я согласен, это «затянуть ремень» на несколько лет. А больше, извините, дудки. Потому что у меня нет ни малейшего желания остаться на всю жизнь, максимум, в самом низу среднего класса. Да еще, чтобы там же оставались мои дети и внуки. И это, разумеется, на фоне того, чтобы «друзья, знакомые и обслуга» членов кооператива «Озеро» заняли не только все позиции в верхнем социальном классе, но еще и почти все позиции в классе среднем. А оставшиеся незанятыми места, я так понимаю, должны занять недобитые ельцинские олигархи со своим дрессированным креативным классом.

И это притом, что я действительно делаю ставку на Путина и на, так сказать, «путинские элиты», потому что, кроме них, я сегодня не вижу никакой другой социальной силы, способной вытащить нашу страну из той дыры, в которую ее загнали Ельцин с «реформаторами» вместе с «нашими друзьями и партнерами». Так что крышу у меня, да, сносит. От внутренне неразрешимого противоречия. Я уж не говорю о том, что я здесь выразил исключительно самочувствие, так сказать, «национал-патриотического среднего класса». А ведь совершенно подобные же чувства испытывает и все «путинское большинство». Я ведь уже цитировал здесь Михаила Делягина, который сказал о себе, что он принадлежит одновременно «к 86 процентам населения, которые поддерживают Путина „за Крым“, и к 79 процентам населения, которые отвергают его экономическую политику».

Есть ли выход из этого, казалось бы, неразрешимого противоречия? Я считаю, что такой выход есть. Вспомним столь любимую Ириной Британию с ее «тысячелетней наследственной элитой». Дело ведь не просто в том, что благодаря наличию участвующей во власти и бизнесе наследственной аристократии, Великобритания имеет почти непреоборимое никем превосходство в стратегическом мышлении. Там, кроме этого, присутствует и нечто прямо противоположное. Во-первых, Великобритания является в течение, наверное, уже пятисот лет чемпионом среди европейских стран по «вертикальным лифтам» как для талантливых молодых людей «из простонародья», так и для перспективных «лидеров антиэлитной оппозиции».

Более того. Именно англичане первыми в истории мировой политики ввели в обычай «вежливость и улыбчивость» при общении представителей элиты с простым народом. И, наконец, именно Великобритания при всех издержках современного «глобального мира», применяет огромные усилия для сохранения своего, скажем так, «весьма жирного», не менее, чем 40 процентного, среднего класса. Такой вот национальный эгоизм и национальная солидарность в действии.

И я, честно говоря, не понимаю, почему бы нашим «путинским элитам», отличающимся сильно выраженными рационализмом и прагматизмом, не понять этих достаточно простых вещей. Да, я вижу факторы, противоречащие этому моему допущению. И тут дело, в первую очередь, даже не в достаточно низком уровне жизни большинства населения. В конце концов, если тот сценарий, о котором говорим мы с Ириной, реален, то без индустриализации, импортозамещения и развития внутреннего рынка, нашим властям не обойтись. И они это, я думаю, отлично понимают. А по мере развития этих процессов, появятся, в конечном счете, миллионы новых рабочих мест с достаточно привлекательной заработной платой. Особенно для инженеров и высококвалифицированных рабочих.

Нет, когда я говорю о противодействующих факторах, я имею в виду другое. Я отчетливо вижу, что «кто-то наверху» категорически не желает создания в нашей стране «патриотического среднего класса». Такое впечатление, что этого «кого-то» абсолютно устраивает, чтобы средний класс был малочисленным, либеральным, «креативным» и оппозиционным. Потому что создание массового среднего класса с патриотическими убеждениями чревато тем, что представители этого класса обязательно начнут, как в старом еврейском анекдоте, «давать советы главнокомандующему».

Не буду обосновывать правдоподобие этих своих чувств, но верю я в них сильно. Другое дело, что те чувства у правящей элиты, о которых я говорил выше, вряд ли должны пересилить рационализм и прагматизм. Потому что любой разумный человек, стремящийся к успеху, и успеху при этом долгосрочному, должен понимать, что при отказе элит становиться более открытыми и социально ответственными, их успех в нынешних условиях может быть только краткосрочным. Ну, в крайнем случае, среднесрочным.

А дальше пойдет такая ненависть к элитам от несостоявшихся кандидатов в средний класс, что устойчивость режима станет под весьма большое сомнение. Тем более что такая «патриотическая контрэлита» легко найдет общий язык с «бывшим путинским большинством». И я думаю, что наши власти все, о чем я сейчас говорил, отлично понимают. И просто «оттягивают момент принятия неприятного решения». Потому что «открывать двери для чужаков» людям, сформировавшимся в «атмосфере 90-х», и правда, очень не хочется.

Но, думаю, придется. Потому что единственная альтернатива разумным действиям властей в адрес народа это альтернатива, описанная историком Сергеем Сергеевым. Он как-то сказал очень точно: «Вот вы, господа националисты и национал-патриоты, думаете, что властям от дружбы с вами в сложившейся ситуации просто некуда деваться. Но ведь мы в истории знаем десятки случаев, когда власти упорно вели к гибели и себя, и свою страну, упрямо исходя не из реальной ситуации и рациональных решений, а исключительно из собственного упрямства».

Так вот, я смею предположить, что правящие в нашей стране элиты гораздо умнее тех, о ком писал Сергеев. И, таким образом, я полагаю, что мои разногласия с Ириной Викторовной не столь уж и велики. Просто она, как многие политические аналитики, немного злоупотребляет маккиавелизмом и «реальной политикой», что приводит ее к не совсем верным выводам и оценкам.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье