18+
воскресенье, 26 июня

Маленькие клоны Майдана

Глава ДНР предрекает Украине масштабные потрясения в регионах

  
14697
Маленькие клоны Майдана
Фото: Zuma/ ТАСС

Глава самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР) Александр Захарченко заявил, что Украину в самое ближайшее время ждут масштабные акции протеста. «Народ Украины только начинает понимать, что произошло. Если так будет продолжаться и дальше, то страну ждет еще один Майдан, и еще один, и десятки других майданов в каждом областном центре», — предупредил Захарченко.

При этом глава ДНР прокомментировал заявление Ивана Бубенчика, который рассказал, что 20 февраля 2014 года выстрелами в затылок убил двух милиционеров, однако не понес за это никакого наказания.

«Если боевик с Майдана на всю страну рассказывает, как он убивал сотрудника „Беркута“ и сотрудника МВД, и на Украине его не расстреливают и не сажают, то кто из нас бандитское государство? Даже суда нет».

Напомним, в очередную годовщину гибели людей на Майдане, в центре Киева произошли массовые беспорядки, организованные радикальными националистами. Участники акции, которую тут же окрестили «Майдан-3», разожгли костры в центре Киева и установили палаточный городок, а перед этим устроили погромы зданий дочерних организаций российских банков, а также офиса украинского олигарха Рината Ахметова. Однако «Майдан-3» «сдулся» довольно быстро. Уже, спустя два дня на площади Независимости оставалось лишь несколько человек. Правоохранители так и не позволили завезти на площадь сцену, а имевшуюся маломощную звуковую аппаратуру разгромили провластные боевики.

Противники действующей власти договорились, что ежедневно в 18:00 будут проводить митинги на Майдане, а каждое воскресенье в 12:00 начинать «вече», которое, по задумке организаторов, должно выйти более массовым.

Бывший премьер-министр Украины Николай Азаров, комментируя события в Киеве, отметил, что нового «Майдана» на Украине в ближайшее время не будет. «Олигархи не хотят его оплачивать, американцы тоже, — заявил он. — Нет спонсоров нового Майдана, нет реальных кукловодов, которые хотят сменить Порошенко и компанию». Такого же мнения придерживается и экс-глава МВД Виталий Захарченко.

Президент Украины Петр Порошенко, комментируя события в Киеве, заявил, что лозунги о «Майдане-3» якобы заранее подготовила «кремлевская пропаганда».

«Конечно, кремлевской пропаганде очень хотелось, чтобы этот день прошел иначе. Именно поэтому они заранее подготовили лозунги о „Майдан 3.0“ и „Третьем Майдане“. Но эта провокация у них не вышла», — сказал Порошенко. Президент подчеркнул, что, несмотря на объективные трудности и недостатки, украинцы — очень ответственная нация.

— Если под «Майданом» понимать массовое продолжительное выступление под политическими лозунгами, направленное на смену власти, то перспективы таких акций напрямую зависят от того, захотят ли украинские олигархи вкладывать средства в их организацию и предоставлять свои медиа для их освещения, — считает политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин.

— Понятно, что какие-то небольшие по своим масштабам выступления, иногда очень жесткие по своему характеру, будут возникать стихийно. Но они в основном будут проходить под социальными лозунгами, а их участники будут ожидать от власти выполнения своих требований, а не добиваться ее отставки. В стране нет крупных независимых профсоюзов и массовых общественных организаций, а потому без крупных затрат на организацию и освещение Майдан практически невозможен.

Последние выступления радикалов, имитирующие подготовку Майдана, направлены на демонстрацию своих возможностей и привлечение внимания инвесторов (возможно, правда, что кто-то с помощью подобных акций пытается шантажировать украинскую власть).

Вкладываться в новый «Майдан» в ближайшее время никто не будет, поскольку это непременно вызовет возмущение администрации США со всеми вытекающими отсюда последствиями для бизнеса, финансовой безопасности и личной свободы такого инвестора. Кроме США в украинском политическом пространстве сегодня отсутствуют какие-либо внешние игроки, способные управлять политическими процессами.

«СП»: — А что должно случиться, чтобы ситуация изменилась?

— Если такие игроки появятся, или позиция американской администрации изменится, возникнет перспектива нового Майдана. Тем более что высокий уровень протестных настроений (по меньшей мере, столь же высокий, как осенью 2013 г.) позволяет организовать его достаточно быстро, без предварительной «раскачки» ситуации. Но в нынешних обстоятельствах перспективы нового Майдана не существует.

«СП»: — А как насчет слов Захарченко о десятке «Майданов»?

— Отсутствие перспективы большого Майдана, конечно же, не значит, что в стране не будут возникать майданы в отдельных регионах, финансируемые местными игроками, которые не слишком озабочены тем, чтобы хорошо выглядеть в глазах администрации США. Безусловно, в подобных акциях будут участвовать радикальные националистические организации, которые, несмотря на отсутствие у них сколько-нибудь заметной электоральной поддержки, являются важной политической силой. Их влияние обусловлено только тем, что украинская власть утратила монополию на насилие и даже не пытается ее себе вернуть. В таких условиях радикалы, специализирующиеся на силовых акциях, могут использоваться региональными политическими инвесторами для давления на центральную власть. Но широкое распространение эта практика приобретет только после дальнейшего углубления экономического кризиса, который приведет к еще большему ослаблению центральной власти.

Скорее всего, администрация США учитывает перспективу подобного сценария, и в случае возникновения угрозы краха украинской экономики разрешит олигархам осуществить смену власти, чтобы поставить во главе страны более популярных политических деятелей. Вполне возможно (но совершенно необязательно), что для смены нынешнего государственного руководства потребуется организация нового Майдана.

— Если говорить о протестных настроениях на Украине, то они действительно сильны, — уверен политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

—  С одной стороны, это связано с резко ухудшившейся экономической ситуацией и крахом надежд на новую жизнь после победы Евромайдана. С другой стороны, в стране не выстроено то, что в России именуется вертикалью власти, а региональные олигархические группы могут использовать и используют протесты в своих целях, в том числе оказывая давление на Киев.

В провозглашённых республиках Донбасса, несмотря на военное положение и трудности в налаживании мирной жизни, политическая ситуация представляется существенно более спокойной, чем на Украине.

«СП»: — Почему «Майдан-3» так быстро выдохся? Некоторые эксперты считают, что это был «пробный камень», и на самом деле организации типа ПС и ОУН* всегда будут ждать своего часа, чтобы захватить власть…

— Напомню, что во время столкновений между радикалами и полицией у Верховной Рады 31 августа 2015 года ряд российских экспертов также утверждал, что это начало нового Майдана, что к власти вот-вот придут ещё более экстремистские силы и т. д. Это мнение, в более общем виде, является продолжение другого тезиса — «Украина вот-вот развалится». На мой взгляд, этот тезис в корне ошибочен. На мировой арене нет игроков, заинтересованных в распаде Украины. Так откуда случиться распаду?

Идеология украинского национализма стала в стране мейнстримовой. Те силы, которые всего несколько лет назад фактически владели эксклюзивным правом на националистическую повестку, этого права лишились. Что же касается пресловутого «Правого сектора», то он, как и его корневая организация «Тризуб имени Степана Бандеры», плотно курируется украинскими спецслужбами и не делает резких движений. Спецслужбы же, в свою очередь, состоят в партнёрских отношениях с ЦРУ, что, в общем-то, даже и не отрицается. Поэтому преувеличивать собственный революционный потенциал «Правого сектора», ОУН или «Азова» я бы не стал.

«СП»: — Сегодня власти утверждают, что лимит на майданы исчерпан. Так ли это?

— Че Гевара говорил, что главным условием для появления революционеров является наличие революции. Майдан же — это политическая технология, для реализации которой необходимо наличие как минимум трёх составляющих: протестных настроений в обществе, раскола элит, поддержки переворота одной или несколькими великими державами. Если с первой и второй составляющими всё в порядке, то третьего нет и не предвидится.

Вашингтону, который был и остаётся главным патроном постмайданной Украины, вполне комфортно работать с той сравнительно небольшой группой людей, которые пришли к власти после переворота. Противостояние между президентом Порошенко, премьером Яценюком, экс-политзаключённой Тимошенко и прочими — это ведь противостояние среди тех, кто понятен и вполне устраивает Государственный департамент США. В своей внешней политике Вашингтон никогда не кладёт все яйца в одну корзину, поддерживая одного-единственного «своего» кандидата. Такую ошибку совершила Россия, поддерживая на Украине «своего» Януковича и больше никого.

В настоящее время я не вижу на Украине политическую силу, которая смогла бы заменить собой существующую власть и кардинально поменять антироссийскую направленность государства.

«СП»: — Почему сегодня многие майдановцы называют своих бывших соратников «агентами Путина»? Что развело их по разные стороны баррикад?

— Баррикад пока нет, а есть словесная эквилибристика. Ещё за годы до Евромайдана в украинском политикуме было принято называть своих оппонентов «агентами Путина» или, скажем, Москвы. После государственного переворота эта риторика стала уже фактически официальной. Любой «герой Майдана», сделай он шаг влево или шаг вправо от изменчивой генеральной линии партии, может легко стать этим самым агентом. Даже президент Порошенко не застрахован от такой перспективы.

«СП»: — А как Россия могла бы использовать сложившийся на Украине политический кризис, или ей это не нужно?

— Не будь украинского кризиса и продолжайся дальше «вялотекущая дружба» с Януковичем, не было бы воссоединения Крыма с Россией. Происходящие сейчас на Украине и в мире события дают нелинейную перспективу и новые возможности.

Уверен, что главный «украинский» урок, который должна выучить Россия — это реализм. Живя в парадигме существования неких «братских» народов, следует, как минимум, поинтересоваться, живут ли эти самые народы в той же самой парадигме и считают ли они нас «братьями». России следует отойти от семейно-советских иллюзий к рациональной и прагматической политике.

Сегодня в Киеве любой человек, призывающий даже не к дружбе, а хотя бы к нормализации отношений с Москвой, может быть записан в провокаторы или «агенты Кремля». При этом, разумеется, таким не являясь. У меня вряд ли есть полномочия советовать что-то реальным агентам Москвы, однако вряд ли их задачей является подрыв украинской власти или даже государственности. Если это действительно произойдёт, то несложно догадаться, какому именно соседнему государству придётся заниматься восстановлением Украины.

«СП»: — А как этим могут воспользоваться народные республики? Как следовало бы поступить тому же Захарченко, если бы его прогноз сбылся?

— Главной задачей народных республик Донбасса является восстановление мирной жизни и поддержание в боевой готовности своих вооружённых сил. Конечно, руководство ДНР и ЛНР не может игнорировать происходящие в Киеве и украинских регионах политические процессы. Отсюда комментарии, порой достаточно резкие.


* В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье