18+
воскресенье, 24 сентября
Общество

Игорь Митрофанов: Луна — загадочный континент Земли

На естественном спутнике найдены признаки Н2О, пора открывать там научные базы, — считает российский ученый

  
72

В понедельник, 21 сентября, в Москве в Институте Космических Исследований состоится экстренная международная конференция, посвященная перспективам изучения планет Солнечной системы и, прежде всего Луны, как базовой площадки для космических полетов. Ведь, судя по всему, строительства баз на Луне — дело решенное. В этом теперь уверенны все, после того, как на днях мир облетела весть, что учёные НАСА обнаружили на естественном спутнике Земли воду.

Пока, правда, они скромничают и публично говорят лишь о «наличиях признаков воды». Но уже всем понятно — это серьезные «признаки», иначе бы американцы не торопились с выводами.

Обнадеживающие вести с Луны принес автоматический зонд Lunar Reconnaissance Orbiter (LRO).

— Исследование подтвердило, что водород присутствует на Луне. При этом установлено, что водород есть не только в тех районах Луны, которые всегда погружены во тьму. А это может быть связано с наличием воды на Луне, — заявил в этой связи Ричард Вондрак из Центра АСА имени Годдарда.

Особое внимание ученые обратили на дно лунных кратеров, находящихся в районе одного из полюсов. Этих зон обычно не достигают лучи Солнца, поэтому температура там держится на уровне минус 200 градусов. В результате ледяные тела комет, падающих на Луну, не тают и могут храниться в течение очень долгого времени. В связи с этим зонд был направлен именно в район полюса.

Мало кто знает, однако, что на борту лунного разведчика LRO установлен российский прибор ЛЕНД, собственно и предназначенным для поисков водяного льда на нашей ночной соседке. Это детектор, способный фиксировать колебания потока нейтронов с поверхности Луны. Он и отреагировала на присутствие водорода, а следовательно и воды в затененных секторах лунного полюса.

— Да мы обнаружили на Луне водород, — подтвердил новость корреспонденту «Свободной Прессы» разработчик российского прибора доктор физико-математических наук Игорь Митрофанов, возглавляющий лабораторию космической гамма-спектроскопии ИКИ РАН. — Но окончательный ответ о наличии льда будет дан всей совокупностью приборов, установленных на борту Зонда.

«СП»: — Поиск воды на Луне являлось основной задачей ЛЕНДа?

— Если сказать точнее, нас интересовала степень распределения водорода на поверхности Луны, а также проверка гипотезы о наличии залежей льда на дне лунных полярных кратеров. Но это были не единственные задачи. Мы намерены также изучить нейтронные компоненты радиационного фона. Дело в том, что на поверхности спутника Земли достаточно серьезный уровень радиации, в который весомый вклад вносит естественное нейтронное излучение планеты. И, безусловно, прежде чем посылать туда надолго людей, нужно построить инженерную модель радиационной обстановки на Луне, провести соответствующие измерения и дать оценки нейтронной компоненте.

«СП»: — Вы говорите о посылке людей на Луну, как о решенном вопросе…

— В течение года на круговой полярной орбите мы должны выполнить основные исследования по глобальному картографированию и обзору Луны. После этого проект перейдет в ведение управления НАСА по космической науке. И тогда могут быть проведены изменения орбиты и осуществлены специальные маневры космического аппарата, чтобы провести дополнительные исследования. Другие приборы будут проводить наблюдения, с тем, чтобы мы смогли выбрать в будущем наиболее благоприятные районы посадки и планировать программу полетов людей на Луну. То есть в перспективе — это и выбор местоположения Лунной базы, и возможные рекомендации по первым спускаемым аппаратам.

«СП»: — Уже намечено, где именно будут располагаться лунные базы?

— Если наличие ледников на Луне подтвердится окончательно, то это существенно отразится на всей будущей программе освоения нашего спутника. Ведь вода — важнейший ресурс для обеспечения присутствия людей на обитаемой станции. Это источник кислорода для системы жизнеобеспечения, водород необходим для лунного ракетного транспорта. Кроме того, в окрестностях полюсов есть не только затененные районы, но и постоянно освещенные возвышенности. Такие комбинации затененных районов с возможным содержанием льда и постоянно освещенных районов, где солнышко никогда не заходит, идеальное место для базы. Солнце станет источником энергии, а воду и кислород можно будет получать из ледника. Лунных запасов хватит на столетия. Это уникальный стратегический ресурс.

«СП»: — Можно ли сказать, что сейчас начинается второй этап освоения Луны?

— Я не считаю, что Луну уже осваивали. Несмотря на близость к Земле, объем исследований спутника крайне мал. В 60−70-е годы все обуславливалось космической гонкой двух держав. Вспомните полеты «Аполлона». Они были достаточно короткие, сравнимые с восхождением альпинистов на вершину: взошли, флаг установили и — вниз. Сейчас концепция изучения начинает качественно меняться. Луна воспринимается как еще один, не исследованный континент Земли.

«СП»: — Но ведь это в основном американский проект?

— Да, программа, о которой мы сегодня говорим, была разработана и сформулирована американцами как национальная программа. В ее разработке и обсуждении принимали участие только американские специалисты. Проектом руководит управление НАСА по освоению космоса. Это специальное управление, которое занимается такими перспективными разработками в части Лунной программы и перспектив полета на Марс. Но в отличие от предыдущей лунной программы США «Аполлон», где во главу угла ставился политический престиж, речь нынче идет о серьезной подготовке к освоению Луны. Вплоть, до добычи там полезных ископаемых. И в этом смысле очень важно, чтобы наша страна также имела аналогичную национальную программу, пусть в сотрудничестве с НАСА, Европой, другими странами. Ведь может оказаться так, что сегодня мы не осознаем выгоды присутствия на Луне, а когда через 10-летие осознаем, то многие благоприятные районы под строительство баз будут уже заняты. Существует же принцип в Антарктиде, кто первым поставил флажок, тот и владеет этим местом.

«СП»: — Но есть ли у России такие возможности?

— Строительство баз на Луне — вопрос общественно-политический, а не научно-технический. Потенциал для реализации собственной лунной программы с созданием базы в следующем десятилетии у нас есть. Наши космические станции — это прелюдия к лунной базе. Отработка если угодно, лунных экспедиций. Но, к сожалению, этот научный задел — не золотые слитки в банке. Он потихоньку тает. Уходят люди, утрачиваются какие-то технологии. Но все же пока нет никаких технических препятствий, которые помешали бы начать строительство баз.

Первые базы станут исследовательскими лабораториями для изучения самой Луны и космоса с ее поверхности. Во-вторых, это будет некая перевалочная база, промежуточный космодром, с которого, может быть, будет эффективнее организовывать полеты на Марс и другие дальние районы Солнечной системы. И, в третьих, Луна станет источником промышленного освоения, в недрах которой есть много перспективных ресурсов. Я верен, в будущем выяснится, что добывать и перерабатывать эти ресурсы на Луне гораздо выгоднее, чем на Земле.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня